Tags: Корни поведения

И оружием забытым

О тактичности

Collapse )

Когда мы радостно общаемся с другими людьми - или даже не радостно, а обычно - мы никогда не задумываемся о необходимости быть тактичными. Мы говорим так, как нам говорится, потому что знаем: мы сейчас не говорим ничего такого, что может вызвать отрицательную реакцию собеседника и спровоцировать его (вербальное) нападение на нас.
Потребность в тактичности возникает тогда, когда мы точно знаем (даже если сами себе в этом не признаемся), что следующее высказывание каким-либо образом заденет чувства собеседника. Тактичная форма говорения неприятного ни в коей мере не отменяет неприятную сущность сообщения, но тщательно маскирует наше желание сказать неприятное человеку и служит способом защитить себя от гневной реакции собеседника.
Таким образом, тактичность, как способ поведения, направлена отнюдь не на бережное обращение с собеседником, а на ограждение себя от последствий небрежного обращения с чувствами собеседника. И высшая тактичность, может, заключается в том, чтобы заявить: "я ни в каком виде не скажу эту гнусность человеку", а не в том, чтобы изыскивать способ сказать гнусность в обтекаемой форме: человеку все равно будет неприятно, как бы хорошо ни замаскирована была гнусность, но он сразу не нападет на говорящего ибо лукавый смысл еще надо извлечь из сказанного тактично.
Однако тут следует различать ситуации: одно дело, когда сказать человеку гнусность нас подбивают третьи лица или наши собственные садистские импульсы и совсем другое - когда этот человек сам нарывается на выяснение нашего нелицеприятного суждения о нем. Во втором случае тактичность не менее лукава, чем в первом - она порождение страха честно высказать свое мнение, глядя визави прямо в глаза.

Collapse )