Вайсман Татьяна (tananda_) wrote,
Вайсман Татьяна
tananda_

Валентин Серов. Одиссей и Навсикая

http://community.livejournal.com/f_ars/152555.html

Промедленье
(внутренние монологи)

Она:

Гость прекрасный, было мне прозренье:
даже не начнется наш роман.
От досады гаснет слух. И зренье
застит то ли морок, то ль туман.
Нет, в лицо твое глядеть не мудро.
С сердцем вечно спорит голова...
Снарядят корабль. Заплачет утро.
Будут все промолвлены слова.
Ты уйдешь. Ведь море-по-колено
рвущимся уйти в далекий путь.

Мне нетрудно вырваться из плена -
лишь коней* легонечко хлестнуть.

Он:

Хитроумно иль ходя в атаки,
как бы я по-разному ни жил,
зов давно оставленной Итаки
и богам не вытравить из жил.
Посуху, по морю-океану,
то богат, то с нищеской сумой...
На часы какие я ни гляну,
час один - продолжить путь домой.
Встречи все (прости!) эпизодичны.
Я стремлюсь к Итаке. Только к ней.
Но тебя - клянусь! - запомню лично.

Ну, хлестни, красавица, коней*.

_______________
* - мулы там, мулы. И в мифе, и на картине. Но опус требует коней.


Свидетельские показания

- Да я бы и сама его убила! Навсикая просто стояла ближе...
- Ты успокойся и расскажи как дело было.

Погода в тот день испортилась в одночасье. Поднялся холодный ветер, нагнал унылую хмарь. Насквозь промокшие, продрогли мы быстро и основательно. Поэтому очень проворно собрались в обратный путь. Оставалось только погрузить корзины с бельем на возок. Навсикая уж и место возницы заняла...

И тут появился этот городской псих - Оди. Он довольно целеустремленно двигался к нам. Будь корзины полегче, мы бы успели удрать. Оставайся погода солнечной, мы бы смирились с присутствием Оди и его страстью долго и со вусом читать свои стихи всякому невинному собеседнику. А если бы у Оди не было стратегической привычки преграждать невольным слушателям путь к бегству, все тоже могло бы завершиться мирно.

Долее находится промокшими на ветру было нестерпимо. Навсикая всегда хорошо относилась к Оди и крикнула нам, что все уладит. Когда он подошел и схватил мулов под уздцы, Навсикая сказала этому поэту, что мы страшно замезли и можем послушать только одно стихотворение...

- Он отказался? - спросил следователь.
- Он согласился! Он сказал, что как раз написал свой первый роман в стихах!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments