November 15th, 2005

(no subject)

Он идет через двор, отпустили его
рано.
Заниматься всю жизнь, не достичь ничего –
странно.
Первый снег под ногами, как плесень земли.
Темень.
Стало раньше темнеть, только перевели
время…

А в глазах ясных звезд – молчаливый укор:
ведь дано было, ну и что же ты?
И в ушах его ветер свистит до сих пор
о несделанном, о непрожитом.
Ведь казалось, что скоро, казалось, что вот,
что почти уже – только где оно?
И хрустит под ногами на лужицах лед
о непрожитом, о несделанном.

Свет горит на втором этаже в угловой
башне.
Заниматься всю жизнь, не достичь ничего –
страшно.
Он идет через двор, там остались за ним
трупы.
Он считает, что что-то теперь изменил.
Глупый.

А в глазах ясных звезд – молчаливый укор…

Да, я теперь на собственном блоге. Но каменты по-прежнему принимаю и здесь.

(no subject)

Он идет через двор, отпустили его
рано.
Заниматься всю жизнь, не достичь ничего -
странно.
Первый снег под ногами, как плесень земли.
Темень.
Стало раньше темнеть, только перевели
время...

А в глазах ясных звезд - молчаливый укор:
ведь дано было, ну и что же ты?
И в ушах его ветер свистит до сих пор
о несделанном, о непрожитом.
Ведь казалось, что скоро, казалось, что вот,
что почти уже - только где оно?
И хрустит под ногами на лужицах лед
о непрожитом, о несделанном.

Свет горит на втором этаже в угловой
башне.
Заниматься всю жизнь, не достичь ничего -
страшно.
Он идет через двор, там остались за ним
трупы.
Он считает, что что-то теперь изменил.
Глупый.

А в глазах ясных звезд - молчаливый укор...