Tags: безотносительно

Безотносительно. Очень длинные гудки.

Ты боишься одиночества? Ты же боишься одиночества. Фу как это банально!
И все ж ты сидишь целый день дома и к трем часам есть острое желание кому-то позвонить. Сначала в ход идут любимые контакты. Мальчиков, если ты девочка, и девочек, если ты мальчик. Потом так себе контакты, а за ними и совсем редкие. Когда в из трубки на тебя кричат длинные гудки, ты молчишь, когда короткие - звонишь опять. И опять. И снова.
Ты же боишься чуства одиночества. Ай, не отвечай. Это так банально. Но когда приходит информационный голод и картина мира сужается и фиксируется как никогда близко к твоему уникальному эго, ты думаешь, что все они суки. Прости, кажется, я сгущаю краски и опять давлю. Я не должен.
А еще знаешь, когда ты точно знаешь, точно уверен, что длинные гудки в трубке... И целый мир под крылом, а стартовать некому. И еще... Да все ты знаешь!

Зарисовка. Безотносительно. Старость не в радость.

Отдача есть.
И не говори, что гомон затих, я вижу, ты все еще дребезжишь своими склянками и кастрюлями, за тобой еще тянется запах проожаренных щей. А коли ты гомонишь, пугая голубей на ближней голубятне, так значит и не безразличны тебе косые взгляды и брезгливые пальчки вчерашней подруги, значит, каждое новое утро ты вяжешь платок на лоб иначе, чем вчера, стараешься красиво уложить серые клочки выживающих волос. И я стою тут, рядом, у тебя над душой, тяну последние жилы. Что? Да оставь ты свои себе, мне кажется, что ты и меня переживешь. Тяну из себя по одной, а иногда, как зайдется где-то у затылка, так и целым пучком в пятерне. Запущу ладонь и давай начесывать, и мир преборажается, становится краше, острее, что ли, воспринимается. А, прости, заговорился...
Ну вот отдача, что тебе она? Побрюзжишь, постоишь у корытца и уйдешь, ковыляя юбками. Или чего хуже на улицу выметешь пыль, с поребрика плюнешь, да пацаненка шуганешь, каких наплодилось в изоблии, неврастеников хреновых. Это твои слова. Думаешь привираю? Черта лысого. Все правда, как есть на духу, так и тебе правда. Мне ж врать не с руки ни тебе, что с тебя взять уже, ни им... С них тоже шишь, винтики да генераторы, каких видали, вона, иди заводи. Только себе если, но пойди найди воду в пустыне без единого кактуса. А другому, ну мне, отдача очень нужна, потому что без ее мир мне не мил и колесо не круглое. Ну как вот в воздух смотреть, знаешь? Глядишь утречком, а он хрустальный и чудеса в нем вякие. Пойми же ты, мать, что гомон есть, а ты его вот в стену носом, да по лбу тряпкой. Уж и вытерла бы что ли, кровищи-то... Хлещет, да? Отдачу дает, значит, а ты что же... Все в ведро, да в тазик, милая...