Tags: журфак

пилот

(no subject)

Меня тут муж спросил, кто такая Дарья Асламова. Начала ему объяснять, и вспомнила, как я собиралась поступать на журфак в далеком 1997 году, и одна знакомая девочка меня спросила, округлив от ужаса глаза:

- А ты будешь в Том Самом ДАСе жить?
- Ага, в ДАСе, - ответила я. – А что значит «Тот Самый»?
- Ну, ты разве не читала книгу Даши Асламовой про то, как она на журфаке МГУ училась?
- Неа…, - ответила я. – А чего там про ДАС рассказывают?
- Ой, такие страсти! – у девочки аж перехватило дыхание от ужаса за мою дальнейшую судьбу. – Там всех грабят и насилуют!!!

И вот прошло четыре года. Сидим мы как-то с Ленкой летом в коридоре, жрем вишню и вспоминаем свою абитуру. Я ей рассказала этот прикол про то, как меня пугали ДАСом, словно это вертеп какой-то. И тут она говорит:

-Да!! И мне, и мне то же самое рассказывали, ссылаясь на книжку Асламовой! Обещали, что будут насиловать!
- И ГДЕ?!!! – хором заорали мы. – По поговорке, обещанного три года ждут, а у нас уже пятый пошел?! ГДЕ ХОТЬ ОДИН НАСИЛЬНИК???!!!

Так и не дождались мы светлого дня, короче. Обломались по всем пунктам. Так что меня теперь есть ряд претензий к г-же Асламовой, если она и вправду такое написала. Неча честных девушек прельщать несбыточными фантазиями!
пилот

О, я мудак!

Это в 98-м, во время сессии. Июнь выдался особенно жарким, и общага жила своей летней жизнью – с распахнутыми круглые сутки окнами, холодным пивом, горами учебников и чужих конспектов. Чудесные, в общем, были деньки – мы просыпались с легкого похмелья во втором часу дня, совали голову под холодный душ, отпивались растворимым кофе «Нескафе» из железной банки, а когда день начинал клониться к закату, и в воздухе появлялась та самая свежесть, которая бывает только теплой и короткой июньской ночью после жаркого июньского вечера, мы выползали на балкон или крышу. И вот там-то жизнь кипела примерно до часу, до двух, а у некоторых особо выспавшихся – и до утра.

В 24:00 окрестности по традиции оглашались криками – какой-нибудь первокурсник высовывался в окно, и, размахивая зачеткой, орал: «Халява, ловись!»

«Хрен тебе, а не халява!», - тут же радостно отзывались в соседнем окне. «Иди учи, далбайоп!», - вопили из другого. «Лови-ись, халявааа!», - вторила из третьего окна очередная жертва полугодового раздолбайства.

Отчаянный призыв халявы возвещал наступление полуночи – под него начинали выгонять ненужных засидевшихся гостей, и подмигивать нужным – оставайся, мальчик, с нами, ну куда ты пойдешь, уже темно и страшно, допивай пиво и айда в койку. Это был такой ритуальный отмеряющий время крик типа «Спите спокойно, жители Багдада!».

На крыше перехода между первым и вторым корпусами ДАСА жизнь кипела особенно бурно. Вылезти туда можно было из нашего корпуса через окна химиков (они жили с 2 по 4 этажи), и каждый звук, раздававшийся там, был слышен особенно отчетливо благодаря акустическим особенностям ДАСа – блуждавшее между корпусами эхо многократно усиливало вопли стоящего посередине человека. Поэтому любой призыв халявы оттуда заставлял нервно вздрагивать и подпрыгивать на метр всех живущих этажа этак до 10-го включительно (выше, конечно, тоже слышимость была огого, но чем ниже, и, соответственно, ближе к источнику звука находилась комната, тем более реалистичным был эффект «полного присутствия» - казалось, что выпрашивающий халяву надрывается прямо рядом с тобой).

И вот однажды, когда уже затихли крики про халяву, шел второй час ночи, и ДАС потихоньку затихал, наш мирный сон был прерван. ГОЛОСОМ. Нет, даже не так – Голосом ! Страшным до того, что в жилах остановилась кровь, а в груди – дыхание.

В первое мгновение мы просто потеряли дар речи, окаменев в своих кроватях от смертельного ужаса.

Collapse )
пилот

(no subject)

75.01 КБ

Вот такую картинку нашла недавно где-то в сети. Я ЗНАЮ, ГДЕ ОНИ СТОЯТ!)) Это крыша корпуса №2 ДАСа
(да здравствует Википедия, в которой можно найти все на свете))). Кстати, времена меняются – тут написано, что неофициально в Дом Аспиранта и Стажера МГУ на ночь можно вписаться за 150 руб. – а в свое время мой будущий муж обходился тридцаткой) , где я провела 4 очень веселых, пьяных и голодных года))

Я сразу узнала эту панораму – сама там в точности так же пила на крыше. Особенно этим были славны лето 96-го и 97-го – чё там тарелочки и зелёные пришельцы, ещё и не такое являлось))))) Аффигеть, целых десять лет прошло)

Позади девчонок – вид на Загородное шоссе и Севастопольский проспект.

Интересно, на каком факультете учился автор?))) Может быть, даже на моём))
пилот

(no subject)

За последний месяц, пока нас парила только сессия, ванна по чистоте приблизилась к унитазу. Её пора было мыть, однозначно.

Жребий пал на Ленку, к моей большой радости – два последних раза эта неприятная обязанность драить облезлую общажную сантехнику выпадала мне. Один раз – в порядке общей очереди, а второй – в результате того, что я в присутствии свидетелей дала зарок помыть её, если сдам античку Балдицыну, и каким-то непонятным образом умудрилась таки сдать её с первого раза на «четверку».

Ленка жребию была не рада, но приняла его покорно. Вооружившись перчатками, губкой и чистящим средством, она бойко направилась к месту проведения общественных работ под одобрительные крики толпы, но уже буквально через минуту вылезла из ванной с вопросом:

- Ленк, а притащи мне магнитофон, а то в тишине вообще тоскливо этим гнусным делом заниматься. И поставь что-нибудь злобно-энергичненькое. Ну, из своего!

А в ту пору я была единственной в нашей комнате поклонницей альтернативной музыки. Мои соседки слушали преимущественно «миленькую» попсу, и на этой почве мы поначалу долго дрались за радиочастоты: я хотела слушать Радио 101,2 (ещё в его классическом исполнении, если кто помнит, с энциклопедией мирового рока, «Трансильванией» Гарика Осипова и проч.), а девчонки настаивали на «Русском Радио» и «Европе+». Я проиграла, их было больше.

Поэтому когда Ленка попросила меня поставить что-нибудь «своё», я сильно удивилась и даже слегка растерялась. Перебрав в памяти всё, что из моей музыкальной коллекции могло бы взбодрить человека, но при этом не сразу же убить его, а дать возможность домыть ванну, я остановилась на Papa Wont Leave You Henry с альбома «Henry's Dream». Для затравочки, так сказать))) Вполне энергично и не совсем по-доброму, как оно всегда и было у раннего Ника Кейва, пока он не впал в религиозно-философскую меланхолию и не завыл печальные баллады про то, как нехороши люди)

Врубив Ленке кассету с этим альбомом, я удалилась разгребать постсессионные горы бумажного барахла. Слышу – песня закончилась. «Ну, - думаю, - хватило человеку. Надо было с самого начала догадаться, что она этого не выдержит».

Collapse )

И тогда я подумала: "Вот она, настоящая сила искусства!"