Category: общество

sad

(no subject)

У меня стала вянуть пеларгония (герань, проще говоря). Три цветка, которые всю зиму бурно колосились и шли в рост, с наступлением весны вдруг повисли безжизненными тряпочками. Мало того, что это вообще неестественно для всего живого – умирать весной, но особенно странно это было потому, что ничего в их жизни не изменилось: поливала я их с той же частотой, что и раньше, и даже горшки не переставляла на другое место. Озадачившись, я полезла читать, что об этом феномене говорят опытные цветоводы. Цветоводы все в голос твердили, что вялые листья у пеларгонии свидетельствуют о том, что растение залито. С учетом того, что я поливала его в последний раз недели две назад, такой диагноз показался мне очень странным.

Ну ладно, - решила я, - раз все пишут одно и то же, не буду же я спорить. Тем более, с моим ничтожным опытом выращивания гераней. Перестану поливать вовсе, буду ждать, пока оклемается.

Ну, жду. Неделю жду, другую. А цветочкам, как тому лосю, всё хуже и хуже. Листья уже не просто вялые, а уныло свисают по бокам горшков. Смотреть тошно. Я уже собралась было их выкидывать, но невозможность установить причину случившегося никак не давала мне покоя. Я так не могу, меня просто парализует, если какие-то окружающие меня явления не поддаются разгадке. Тем более если это явление не глобального масштаба, а что-то бытовое, и к тому же напрямую зависящее от меня (вопрос «Что я делаю не так??!» - один из важнейших в жизни жертвы неукротимого самосовершенствования).

В общем, стала я названивать маменьке, которая цветовод хоть и не дипломированный, но все же более опытный, чем я. И герани, насколько я помню отчий дом, когда-то у нее имелись. Не исключено, что растут и сейчас.

Застала я ее в разгар процедуры ароматерапии в санатории Янгантау, и принялась жаловаться (из-за этого, боюсь, процедура не возымеет должного эффекта). «Я их уже совсем бросила поливать, а они все равно вянут! Не сохнут, не желтеют, как бывает от недостатка воды, а именно вянут – как от перелива! Ну что это такое??! Как так?!»

И тут зашедший на кухню в момент драматического разговора муж, наливая чай, поворачивается ко мне и говорит: «Какие цветы? Вот эти? Я их позавчера поливал, и неделю назад… Земля у них такая сухая, ужас! Ты совсем за ними не следишь».

Тут, как говорится, «повисла мхатовская пауза». На том конце маменька, не желая окончательно испортить себе позитивные впечатления от ароматерапии прослушиванием семейной драмы, нажала отбой и с головой погрузилась в мир здоровья и душевного равновесия. А я так и осталась сидеть с открытым ртом, глядя в спину удаляющемуся мужу-вредителю…

...Главное – вот с чего вдруг такое рвение?! Никогда в жизни не интересовался моими цветочками, просто молча перетаскивал горшки, куда укажу. А тут внезапно не просто озаботился их судьбой, а целый план по спасению осуществил, даже не ставя меня в известность.

Блин, меня способен загнать в тупик своими неисповедимыми поступками даже человек, с которым я живу тринадцатый год. Что уж тогда говорить об остальных людях.
пилот

Менингит, миозит и грязное белье, или как мы убегали из лагеря

Оказалось, что пионерлагерь – это ужасно. Будили тут спозаранку, на завтрак давали холодную манную кашу и какао с гадкой молочной пенкой, от которой в горле застревал слизкий ком. Но даже такой противный завтрак надо было заслужить ужасной пыткой в виде зарядки и линейки. Какой-то недобитый фашист решил, что если детей заставить с утреца хорошенько попрыгать, то они сразу оздоровятся. Надеюсь, перед смертью его разбудили с похмелья и заставили бегать шесть кругов вокруг стадиона.

Но даже спорт с утра пораньше был не так страшен, как линейка, на которой надо было выстраиваться в колонны, принимать вид «лихой и придурковатый», и, выпучив глаза, орать идиотские речевки: «Дружные, веселые, всегда мы тут как тут! Пионеры-ленинцы, ленинцы идут!».

В тихий час нужно было спать, но спать не хотелось. Скажите на милость, как это вообще возможно – спать днем? Только что ты гуляла, ела котлету, ругалась с кем-то, словом, занималась тысячей важных дел – и тут вдруг внезапно надо все бросить и уснуть! По-моему, это фантастический трюк. По крайней мере, мне он никогда не удавался.

Унылое безмолвное лежание в кровати посреди бела дня не прельщало, и поначалу я надеялась, что в это время можно хотя бы почитать книжку из лагерной библиотеки, но преисполненные педагогического садизма воспитатели лишили меня и этого немудрящего досуга, несмотря на то, что чтение – развивающее хобби для ребенка. Видимо, они считали, что я уже достаточно развилась, больше не надо, мир этого не вынесет.

В общем, куда ни повернись, везде была засада.

Единственной отрадой могло бы стать купание, но так может думать только тот, кто ни разу не купался в составе организованного отряда в пионерском лагере. Для тех, кому повезло, могу провести краткий экскурс. Происходит это так: отряд выстраивается в шеренгу у кромки воды, воспитательница свистит в свисток, и дети, сшибая на радостях друг друга, бегут окунуться в мелкий и грязный лягушатник, с трех сторон окруженный понтонами. В самом глубоком месте он едва доходит до полутора метров, и во время очередного «заплыва» кишит пионэрами, словно бочка – сельдью. Вокруг по понтонам носятся воспитатели (вожатые убежали купаться за ограждение), которые истошно орут: «Козлов, что ты делаешь, отпусти Сидорову щас же, она плавать не умеет!», «Иванова, Кузнецова, прекратите брызгаться!».

Через 10 минут свисток звучит снова, в этот раз приказывая покинуть пучину вод, и горе тем, кто не расслышал его призыв! Он будет немедленно вытащен из воды могучим и безжалостным физруком и передан воспитателю, которая отчитает его перед всем отрядом и больше не пустит в воду.

Такое времяпровождение никак не могло меня порадовать, с учетом того, что в это время я уже сдавала нормативы на разряд в секции по плаванию, лихо прыгала с вышки, и вообще – бассейн был моим вторым домом. Унылое десятиминутное хождение по дну под аккомпанемент свистка и вопли воспринималось мной как оскорбление. И даже моя подруга Ленка, не особая пловчиха, чувствовала какой-то подвох в таком купании.

Единственной отрадой была дискотека, во время которой мы мазали губы и щеки тайком увезенной из дому маминой помадой и прыгали под хит «Любэ»: «Атас, да веселей рабочий класс!». Только проводились дискотеки редко, раз в неделю, поэтому терпеть ради них все остальное мучение смысла не было.

И мы с Ленкой решили бежать. Collapse )
sad

(no subject)

У соседа снизу, похоже, белая горячка. Ревет, как дикий буйвол: «Идинахуйидинахуйидинахуйидинахуй!!!», под женский крик и детский плач.
Здравствуй, субботнее утро.
пилот

(no subject)

Будь моя воля, я бы вычеркнула из календаря месяц с середины декабря до середины января. Хочется уснуть сейчас, и проснуться числа 15-го, когда все уже напразднуются всласть, похмелятся и проспятся.

Я ненавижу толпы людей, атакующих в это время магазины – от продуктовых до шмоточных. Такое ощущение, что все решили срочно купить ВСЁ, потому что вотпрямзавтра все торговые точки закрываются на неопределенный срок. Я еще могу понять, когда такой ажиотаж царит в магазинах, торгующих всякой подарочной лабудой, или в гастрономах за сутки перед наступлением НГ – но даже в МЕГЕ с середины декабря наблюдается адское столпотворение и дикие очереди в туалет. Не-по-ни-ма-ю!

Я ненавижу вопрос: «Ну как вы будете отмечать Новый Год?!» Да никак! Я никогда не отмечаю восьмое марта, двадцать третье февраля, не отмечаю день Конституции и взятия Бастилии, наконец, не отмечаю свой день рождения – так с какого перепугу мне вдруг отмечать Новый Год? Как правило, под бой часов лежу на диване и смотрю на ноуте какую-нибудь фильму (кстати, на этот год репертуар ещё не выбран, так что советы принимаются -))

Я ненавижу корпоративные празднества всех их проявлениях. Когда вся эта западная мода в виде корпоративов, оупен-спейсов, тимбилдингов и прочей хреномути только-только появилась у нас, кто-то, может, и испытывал иллюзии по поводу того, что это поможет «сплотить коллектив», но сейчас-то вроде бы всем уже давно понятно, что предновогодний добровольно-принудительный корпоратив – это просто очередная унылая пьянка, тоску от которой усугубляет лицезрение коллег (как правило, среди них крайне мало приятных людей, с которыми хотелось бы поддерживать отношения и вне офиса). Поэтому меня искренне удивляет оживление по поводу предновогодней пьянки в компании сотрудников, если только его испытывает не какая-нибудь юная дева, первый год работающая в офисе и поэтому еще ждущая от корпоратива каких-то приятных сюрпризов (или мечтающая наконец выгулять купленное с первой зарплаты вечернее платье).
Короче, пить надо с друзьями – и точка.

И еще я ненавижу годовые отчеты, но это наименьшее из всех вышеперечисленных зол.
sad

Брестская крепость

Моему деду было 17 лет, когда его призвали на войну из села Кужное Тамбовской области, и он сразу попал в пулеметный расчет стрелкового полка. Первые две недели это даже было не слишком похоже на войну - они стояли в вялотекущей обороне, дед подносил снаряды, слушал боевые байки и учился рыть окопы.

А потом началась немецкая атака. И командир отправил его, как в военных действиях бесполезного, но самого молодого и поэтому быстроногого, с запиской в полк - за подкреплением. Дед побежал. Нашел командира полка, отдал ему записку, рассказал всё, что знает, отдохнул и пошел обратно. Но когда он пришел на место, где стоял его расчет, он уже не увидел никого – только три большие воронки...

Я слышала этот рассказ от отца. Сам дед в последнее время почти оглох, с ним трудно разговаривать, приходится очень сильно кричать, даже слуховой аппарат не слишком помогает. Шутка ли – 85 лет. Но даже раньше, когда он ещё нормально слышал, то говорил о боевых сражениях крайне неохотно, и болезненно морщился, когда его об этом спрашивали.

Дед полковник, ветеран, у него много медалей и орденов, он мог бы рассказать о войне столько, что хватит на пару книг. Но мне кажется, что всю жизнь он хочет только одного – забыть о ней.

Посмотрев фильм «Брестская крепость», я в очередной раз поняла, почему. Война показана в нем не с тактико-стратегической стороны, без идеологии, без развесистой клюквы (которая так присуща кинематографу последних лет в фильмах на военные темы). А как неожиданное и страшное зло, от которого никуда не деться – только закрыть голову и бежать в ужасе, куда ноги несут, а потом сложить руки и умереть. Или не сложить. Но всё равно умереть.

При просмотре таких фильмов даже слезы не текут – просто встает в горле комок, и стоит там до самых титров. Тяжело смотреть. Очень сильно, страшно - и очень грустно.

И крутится в голове вопрос без ответа: «За что? За что они так?» И в который раз удивляешься тому, насколько сильна может быть пропаганда какой-то Идеи, если под ее воздействием люди были готов забыть про самое сильное чувство – инстинкт самосохранения. Будь то идея изначально «благая» или нет, расовая теория или поиски чаши Грааля – без разницы. Это ведь чьи-то выдумки, озвученные в словах – и не более! Это ничто, пшик, болтология! А люди оставляли свои дома и семьи, и шли туда, где их, скорее всего, ждала смерть. Кто вообще сказал, что эта чаша Грааля где-то есть? Кто сказал, что ты не попадешь под пули в этой «дикой России» (или любой другой стране)? Что за бред, как может быть Идея сильнее желания жить счастливо и спокойно, не срать другим на голову и не подставлять свою?...

Тот же феномен, кстати, интересует меня и в отношении тех, кто оборонялся. Почему-то мне кажется, что случись такое сейчас, подавляющее большинство нас не стало бы вести изматывающие, почти гарантированно безнадежные бои. Сдались бы, с мыслью: «Это всяко лучше смерти!» (ещё и про сраную рашку что-нибудь бы добавили, что лучше куда угодно в плен свалить, чем жить в ней). Так почему же они умирали, но не сдавались? Ради какой такой Идеи люди сумели забыть о базовом инстинкте – самосохранении – и отстреливаться до последнего?

…Когда мы вышли из зала, в киноцентре закончился ещё один фильм – «Ешь, молись, люби» (кажется, с Джулией Робертс). И хотя толпа сразу смешалась, направившись к выходу, все равно было понятно, кто какой фильм смотрел: одни улыбались и щебетали, а вторые шли с такими лицами, словно их настигло тяжелое ранение в голову.

Меня оно точно настигло. За последние годы это самый впечатляющий фильм о войне.
  • Current Music
    Leonard Cohen — The Future
  • Tags
sad

(no subject)

Никто не сказал ни слова -
Выводы были ясны.
Поодаль кругом стояли все те,
Чьи взгляды были честны.
Их лица были рябы
От сознанья своей правоты;
Их пальцы плясали балет на курках,
И души их были пусты (с)

Патриарх полагает, что причиной разрушительного землетрясения, приведшего к гибели сотен тысяч людей, стало моральное разложение жителей острова, которые не сумели создать свободное демократическое общество и объединить усилия для помощи жертвам трагедии.

В ходе выступления Кирилл назвал Гаити "страной нищеты, преступности, голода, наркомании и поголовной коррумпированности. Тот факт, что землетрясение разрушило именно Гаити, а не Доминиканскую республику, патриарх считает волей провидения, недовольного моральным состоянием гаитян.


http://www.newsru.co.il/world/18jan2010/kirill456.html

Тоись вот я, человек мирской, суетный, склонный к гордыне, гневу и прочим грехам, однако ж, не решаюсь никого осудить, и уж тем более – выдвигать свои версии того, почему с кем-то произошло несчастье. А служитель церкви, да не абы кто, а патриахвсеяруси!, то есть фактически духовный наставник мильонов тыщ людей, позволяет себе такие заявы – он, видите ли, знает, кому за что какая кара выпала. Это ему Бог нашептал, что ли? Или он себя уже живым воплощением его на Земле считает?

Это пиздец, по-моему. И, увы, очень показательный пиздец.
sad

(no subject)

Если есть хоть малейшая возможность промолчать – надо молчать. Терпеть до последнего.

Говорить, по-моему, можно только тогда, когда понимаешь, что в противном случае тебя просто разорвёт, и из ушей польётся. И то сначала стоит взвесить потенциальный ущерб от произнесения слов вслух и от того, что тебя разорвёт: не факт, что второе-то страшнее)) По мне так первое.

Потому что все, что ты скажешь, рано или поздно, так или иначе может быть использовано против тебя (и будет). И в жизни гораздо чаще, чем в суде.

Это не касается пустого трепа, конечно. Это про то, что важно.
пилот

О, я мудак!

Это в 98-м, во время сессии. Июнь выдался особенно жарким, и общага жила своей летней жизнью – с распахнутыми круглые сутки окнами, холодным пивом, горами учебников и чужих конспектов. Чудесные, в общем, были деньки – мы просыпались с легкого похмелья во втором часу дня, совали голову под холодный душ, отпивались растворимым кофе «Нескафе» из железной банки, а когда день начинал клониться к закату, и в воздухе появлялась та самая свежесть, которая бывает только теплой и короткой июньской ночью после жаркого июньского вечера, мы выползали на балкон или крышу. И вот там-то жизнь кипела примерно до часу, до двух, а у некоторых особо выспавшихся – и до утра.

В 24:00 окрестности по традиции оглашались криками – какой-нибудь первокурсник высовывался в окно, и, размахивая зачеткой, орал: «Халява, ловись!»

«Хрен тебе, а не халява!», - тут же радостно отзывались в соседнем окне. «Иди учи, далбайоп!», - вопили из другого. «Лови-ись, халявааа!», - вторила из третьего окна очередная жертва полугодового раздолбайства.

Отчаянный призыв халявы возвещал наступление полуночи – под него начинали выгонять ненужных засидевшихся гостей, и подмигивать нужным – оставайся, мальчик, с нами, ну куда ты пойдешь, уже темно и страшно, допивай пиво и айда в койку. Это был такой ритуальный отмеряющий время крик типа «Спите спокойно, жители Багдада!».

На крыше перехода между первым и вторым корпусами ДАСА жизнь кипела особенно бурно. Вылезти туда можно было из нашего корпуса через окна химиков (они жили с 2 по 4 этажи), и каждый звук, раздававшийся там, был слышен особенно отчетливо благодаря акустическим особенностям ДАСа – блуждавшее между корпусами эхо многократно усиливало вопли стоящего посередине человека. Поэтому любой призыв халявы оттуда заставлял нервно вздрагивать и подпрыгивать на метр всех живущих этажа этак до 10-го включительно (выше, конечно, тоже слышимость была огого, но чем ниже, и, соответственно, ближе к источнику звука находилась комната, тем более реалистичным был эффект «полного присутствия» - казалось, что выпрашивающий халяву надрывается прямо рядом с тобой).

И вот однажды, когда уже затихли крики про халяву, шел второй час ночи, и ДАС потихоньку затихал, наш мирный сон был прерван. ГОЛОСОМ. Нет, даже не так – Голосом ! Страшным до того, что в жилах остановилась кровь, а в груди – дыхание.

В первое мгновение мы просто потеряли дар речи, окаменев в своих кроватях от смертельного ужаса.

Collapse )
sad

Про мотивы людских поступков

Стремление дружить со своими бывшими очень распространено среди женщин – и крайне редко встречается среди мужчин (исключения, конечно, бывают – но они, как известно, только подтверждают правило).

На самом деле, я давно замечаю, что очень часто приходится слышать от теток: «Мы с моим бывшим ну та-а-акие друзья! Встречаемся, пьем кофе, обсуждаем, у кого что сейчас в личной жизни!»

И практически никогда такого не говорят мужики. Какое там кофе, какие обсуждения! Всё закончилось, разбежались, се ля ви, пока-пока.

Вопросов, собственно, возникает два. Первый - зачем теткам это надо? Для чего «дружить» там, где спал, какой в этом цимес? Неужто больше подружить не с кем, кроме своего бывшего? В конце концов, на Земле живет шесть с лишним миллиардов человек, хоть обдружись с ними. Почему же они так активно цепляются именно за возможность заявить «хоть у нас с ним всё в прошлом, но мы остались так-а-кими друзьями!»?

Вопрос нумеро дуэ: если толпа теток говорит, что они со своими бывшими ой как дружат, но в то же время мужики это преимущественно отрицают, у нас возникает элементарное несовпадение данных! С кем же дружат эти прекрасные женщины, если объекты этой «дружбы» в голос уверяют нас, что ничего такого не происходит?
Collapse )
пилот

(no subject)

Вообще, по-хорошему, нажраться бы надо

А то че-та совсем не вовремя меня догнал ноябрь с его мрачной меланхолией, унылым самокопанием и прочим мракобесием. Я-то надеялась, что в этом году удастся избежать, и апокалиптические мысли о кризисе и грядущем безденежье вытеснят размышления о бренности всего сущего. Авотхрен(
  • Current Music
    Great Big Sea - The Night Pat Murphy Died