Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

пилот

Алексей Иванов, "Сердце Пармы"

Прочитала я намедни роман Алексея Иванова «Сердце Пармы». Далось это мне крайне нелегко :-)) Первой реакцией было захлопнуть книгу и настучать по голове тому, кто мне ее посоветовал. Потому что начинается она так:

Зеленое золото Вагирйомы тускло отблескивало сквозь прорези в кожаном шатре, расшитом понизу багрово-красными ленточками. Шатер стоял на помосте, укрепленном на спинах двух оленей, что устало шагали за конем хонтуя. Позади остался длинный извилистый путь от родного Пелыма: через многие хонты своей земли, через священное озеро Турват, на жертвенники у Ялпынга, по отрогам Отортена и на полдень по Каменной Ворге до самых Басегов. К тому времени, как Вагирйому довезли до Чусвы, у Асыки уже собрался сильный отряд в семь десятков манси. Оставив плоты у последнего павыла перед устьем Туявита-Сылвы, хонтуй повел караван лесами напрямик к Мертвой Парме.

А продолжается так:

«Вот чамья последнего кана Судога, который двести с лишним лет назад разметал монгольские тумены в устье Чусвы, в битве при Чулмандоре, - сказал пам. - Канская тамга на его иттарме...»

По Вычегде, по Кельтьмам тяжелые лодки проползли мимо облысевших круглых быганов сквозь глухую рамень и речные буреломы и вывалились в Каму.


Первое ощущение, возникающее при попытке пробраться через эти языковые дебри – подозрение, что тебя наебали. Кажется, автор сам выдумал все эти увтыры, чувалы и тамги. Прочитав первые пять страниц, я закрыла книгу, перевела дух и полезла в интернет с мыслью: «Если сейчас я этих слов там не найду, и не смогу их расшифровать, то читать дальше эти бредни не буду». Велико же было мое удивление, когда оказалось, что это не издевательство автора (хотя и оно, конечно, тоже ;), такие слова на самом деле есть, и, простите за выражение, вогулы вкладывали в каждое из них вполне конкретный смысл.

Что ж, пришлось читать дальше. Collapse )
пилот

(no subject)

Недавно в автобусе 96 рядом со мной оказалась шумная, скорее всего студенческая компания - по крайней мере, вышли они на остановке «Студгородок» и в руках несли несколько упаковок пива «Балтика». Это были четыре паршивенько выглядящих юных говнаря: сальные волосы, собранные в тощие хвостики, мешковатые джинсы, и неиллюзорное ЧСВ, большими буквами прописанное на прыщеватых лицах.

С ними была примерно такая же девушка, разве что волосы у нее были чуть почище. Она, судя по всему, составляла пару с одним из этих существ предположительно мужского пола. Такой вывод можно было сделать из того, что он держал ее за шею (дивная манера, напоминает поимку курицы перед казнью), а также из того, как он с ней разговаривал.

Во-первых, он типа «шутил» (я уже давно поняла, что чувство юмора – понятие, растяжимое до бесконечности) и «подкалывал» ее. Темой для неистощимого фонтана «острот» служил ее внешний вид («Че это у тебя глаза такие красные, не выспалась, что ли? Га-га-га!»), кулинарные способности («А вот Натусик нам сейчас закуску приготовит… если нам жить надоест, гагага!»), и главное – ее реакция на такое обращение («Че это ты отворачиваешься, обиделась, что ли? А ты ударь меня! Можешь даже очки мне разбить, гагага!»). Его дружки радостным ржанием отвечали на каждую реплику. Было видно, что они вошли во вкус и в ближайшее время точно не остановятся.

В ответ на все это девочка только беззащитно улыбалась. Было очевидно, что ей очень неприятно такое обращение, и она вот-вот расплачется. Но заплакать и выбежать из автобуса означало лишиться этого мальчика и вообще всей компании, а к этому, видимо, она была не готова.

Collapse )
пилот

О, я мудак!

Это в 98-м, во время сессии. Июнь выдался особенно жарким, и общага жила своей летней жизнью – с распахнутыми круглые сутки окнами, холодным пивом, горами учебников и чужих конспектов. Чудесные, в общем, были деньки – мы просыпались с легкого похмелья во втором часу дня, совали голову под холодный душ, отпивались растворимым кофе «Нескафе» из железной банки, а когда день начинал клониться к закату, и в воздухе появлялась та самая свежесть, которая бывает только теплой и короткой июньской ночью после жаркого июньского вечера, мы выползали на балкон или крышу. И вот там-то жизнь кипела примерно до часу, до двух, а у некоторых особо выспавшихся – и до утра.

В 24:00 окрестности по традиции оглашались криками – какой-нибудь первокурсник высовывался в окно, и, размахивая зачеткой, орал: «Халява, ловись!»

«Хрен тебе, а не халява!», - тут же радостно отзывались в соседнем окне. «Иди учи, далбайоп!», - вопили из другого. «Лови-ись, халявааа!», - вторила из третьего окна очередная жертва полугодового раздолбайства.

Отчаянный призыв халявы возвещал наступление полуночи – под него начинали выгонять ненужных засидевшихся гостей, и подмигивать нужным – оставайся, мальчик, с нами, ну куда ты пойдешь, уже темно и страшно, допивай пиво и айда в койку. Это был такой ритуальный отмеряющий время крик типа «Спите спокойно, жители Багдада!».

На крыше перехода между первым и вторым корпусами ДАСА жизнь кипела особенно бурно. Вылезти туда можно было из нашего корпуса через окна химиков (они жили с 2 по 4 этажи), и каждый звук, раздававшийся там, был слышен особенно отчетливо благодаря акустическим особенностям ДАСа – блуждавшее между корпусами эхо многократно усиливало вопли стоящего посередине человека. Поэтому любой призыв халявы оттуда заставлял нервно вздрагивать и подпрыгивать на метр всех живущих этажа этак до 10-го включительно (выше, конечно, тоже слышимость была огого, но чем ниже, и, соответственно, ближе к источнику звука находилась комната, тем более реалистичным был эффект «полного присутствия» - казалось, что выпрашивающий халяву надрывается прямо рядом с тобой).

И вот однажды, когда уже затихли крики про халяву, шел второй час ночи, и ДАС потихоньку затихал, наш мирный сон был прерван. ГОЛОСОМ. Нет, даже не так – Голосом ! Страшным до того, что в жилах остановилась кровь, а в груди – дыхание.

В первое мгновение мы просто потеряли дар речи, окаменев в своих кроватях от смертельного ужаса.

Collapse )
пилот

(no subject)

75.01 КБ

Вот такую картинку нашла недавно где-то в сети. Я ЗНАЮ, ГДЕ ОНИ СТОЯТ!)) Это крыша корпуса №2 ДАСа
(да здравствует Википедия, в которой можно найти все на свете))). Кстати, времена меняются – тут написано, что неофициально в Дом Аспиранта и Стажера МГУ на ночь можно вписаться за 150 руб. – а в свое время мой будущий муж обходился тридцаткой) , где я провела 4 очень веселых, пьяных и голодных года))

Я сразу узнала эту панораму – сама там в точности так же пила на крыше. Особенно этим были славны лето 96-го и 97-го – чё там тарелочки и зелёные пришельцы, ещё и не такое являлось))))) Аффигеть, целых десять лет прошло)

Позади девчонок – вид на Загородное шоссе и Севастопольский проспект.

Интересно, на каком факультете учился автор?))) Может быть, даже на моём))
пилот

Букет и платок

Одна из моих подруг давным-давно рассказала мне такую историю:

- Это случилось, когда я заканчивала школу, и решила поступать на журфак. А туда, как известно, надо было прийти как минимум с пятью публикациями. Пришлось мне идти работать в нашу местную подмосковную газету (назовём её «Вестник Нижнезадрищенска» - С.), дабы эти самые пять публикаций у меня вышли. Работу, естественно, мне давали самую дурацкую, шлялась я по мероприятиям, на которые не хотели ходить все остальные журналисты нижнезадрищенского вестника, а потом ещё их описывала.
.. И вот как-то сидим мы после праздника 9 мая со своим коллегой, таким же бесправным новобранцем в газете, и пытаемся написать заметку про то, как администрация Нижнего Задрищенска чествовала ветеранов войны. Помимо всего прочего, им подарили какую-то ерунду, в частности, бабулям вручили по букету и платку. И вот мы кое-как заметку-то написали, а придумать заголовок – ну хоть убей не можем. И так плохо получается, и этак… И вообще, уже вечер, ничего в голову не лезет…Собрались уходить, но тут приходит редактор, и давай орать: мол, от нас и без того пользы никакой, а тут ещё даже заголовок выдумать не можем, и вообще, таких работников надо в шею гнать, какой нам журфак МГУ…
А голова уже совсем не соображает под вечер, да и есть уже хочется нешуточно. Перебрали уже все варианты заголовков - каждый ещё более дурацкий, чем остальные. От нечего делать (просто, чтобы чем-то занять руки) сижу, выделяю в тексте разные словосочетания – «букет и платок», «поздравили и вручили», «торжественная дата», и т.д. - и начинаю их раскрашивать, увеличивать, разными шрифтами пускать по тексту, в заголовок ставить... Туплю, в общем. И голова ещё заболела… А тут уже мама звонит, волнуется: куда я пропала, спрашивает. Ну, и решили мы забить и сбежать. Так и сделали.
А на следующий день открываем газету, а там черным по белому заголовок к нашей заметке: «БУКЕТ И ПЛАТОК».

Стыдобищи было – не описать! Кто и почему поставил это проклятый «Букет и платок», я не знаю, и, видимо, уже не узнаю никогда. Или я его оставила в заголовках, когда убегала, или просто в тексте выделила, а на верстке решили, что это я его так обозначила… В общем, мне эту хрень потом ещё пару лет поминали, как только видели дурацкие заголовки!...


... С тех пор у нас в компании «букет и платок» - синоним полной мозговой комы. Говорится в следующих случаях:

«Слушай, у меня реальный букет и платок» - "Никак не могу выдумать заголовок, туплю со страшной силой".
«Ну что это за букет и платок?» - «Что за дурацкий заголовок ты придумал?!»
«Ну это полный букет и платок!» - «Тупее заголовок и придумать было сложно!"