Category: кино

пилот

И снова о мискастинге, девачковое

Посмотрела я тут экранизацию 1997 года по роману «Айвенго» Вальтера нашего Скотта. Сам роман в детстве и отрочестве мне очень нравился, но вот как-то до сих пор я не удосужилась увидеть ни одной его кино-версии. Вот увидела первую. И думаю: почему нельзя снять сериал прямо по книжке? По мнению режиссеров, это будет очень скучно, а они уж всяко покруче В. Скотта сюжет придумать сумеют?-) Очень самонадеянно.

Сериал начинается с того, что Айвенго с Буагильбером попали в плен (!!) к герцогу Леопольду Австрийскому , и Буагильбер предал Ричарда, а Айвенго – нет, хоть его и пытали О_о

Ну да ладно. В моей любимой «Игре Престолов» еще и не такое по сравнению с книгой наворотили (хотя, справедливости ради, тут режиссеры действовали совместно и в полном согласии с Джорджем Мартином, тогда как от бредовых идей создателей «Айвенго» великий классик английской литературы в гробу ворочался). Но кастинг!!!

Возьмем, к примеру, Айвенго – благородного и отважного рыцаря (героя), которого полюбили сразу две главные героини – леди Ровена и еврейка-целительница Ревекка. Последняя к тому же еще и отбивалась от назойливых домогательств тамплиера Бриана де Буальгильбера (злодея). Ну, тут все понятно: должно быть, парень и впрямь недурно выглядел, если его сразу две красавицы были бы счастливы одарить своей благосклонностью.

А теперь внимание. Вот он, герой девичьих грез по версии создателей сериала Ivanhoe 1997:
Collapse )
sad

Брестская крепость

Моему деду было 17 лет, когда его призвали на войну из села Кужное Тамбовской области, и он сразу попал в пулеметный расчет стрелкового полка. Первые две недели это даже было не слишком похоже на войну - они стояли в вялотекущей обороне, дед подносил снаряды, слушал боевые байки и учился рыть окопы.

А потом началась немецкая атака. И командир отправил его, как в военных действиях бесполезного, но самого молодого и поэтому быстроногого, с запиской в полк - за подкреплением. Дед побежал. Нашел командира полка, отдал ему записку, рассказал всё, что знает, отдохнул и пошел обратно. Но когда он пришел на место, где стоял его расчет, он уже не увидел никого – только три большие воронки...

Я слышала этот рассказ от отца. Сам дед в последнее время почти оглох, с ним трудно разговаривать, приходится очень сильно кричать, даже слуховой аппарат не слишком помогает. Шутка ли – 85 лет. Но даже раньше, когда он ещё нормально слышал, то говорил о боевых сражениях крайне неохотно, и болезненно морщился, когда его об этом спрашивали.

Дед полковник, ветеран, у него много медалей и орденов, он мог бы рассказать о войне столько, что хватит на пару книг. Но мне кажется, что всю жизнь он хочет только одного – забыть о ней.

Посмотрев фильм «Брестская крепость», я в очередной раз поняла, почему. Война показана в нем не с тактико-стратегической стороны, без идеологии, без развесистой клюквы (которая так присуща кинематографу последних лет в фильмах на военные темы). А как неожиданное и страшное зло, от которого никуда не деться – только закрыть голову и бежать в ужасе, куда ноги несут, а потом сложить руки и умереть. Или не сложить. Но всё равно умереть.

При просмотре таких фильмов даже слезы не текут – просто встает в горле комок, и стоит там до самых титров. Тяжело смотреть. Очень сильно, страшно - и очень грустно.

И крутится в голове вопрос без ответа: «За что? За что они так?» И в который раз удивляешься тому, насколько сильна может быть пропаганда какой-то Идеи, если под ее воздействием люди были готов забыть про самое сильное чувство – инстинкт самосохранения. Будь то идея изначально «благая» или нет, расовая теория или поиски чаши Грааля – без разницы. Это ведь чьи-то выдумки, озвученные в словах – и не более! Это ничто, пшик, болтология! А люди оставляли свои дома и семьи, и шли туда, где их, скорее всего, ждала смерть. Кто вообще сказал, что эта чаша Грааля где-то есть? Кто сказал, что ты не попадешь под пули в этой «дикой России» (или любой другой стране)? Что за бред, как может быть Идея сильнее желания жить счастливо и спокойно, не срать другим на голову и не подставлять свою?...

Тот же феномен, кстати, интересует меня и в отношении тех, кто оборонялся. Почему-то мне кажется, что случись такое сейчас, подавляющее большинство нас не стало бы вести изматывающие, почти гарантированно безнадежные бои. Сдались бы, с мыслью: «Это всяко лучше смерти!» (ещё и про сраную рашку что-нибудь бы добавили, что лучше куда угодно в плен свалить, чем жить в ней). Так почему же они умирали, но не сдавались? Ради какой такой Идеи люди сумели забыть о базовом инстинкте – самосохранении – и отстреливаться до последнего?

…Когда мы вышли из зала, в киноцентре закончился ещё один фильм – «Ешь, молись, люби» (кажется, с Джулией Робертс). И хотя толпа сразу смешалась, направившись к выходу, все равно было понятно, кто какой фильм смотрел: одни улыбались и щебетали, а вторые шли с такими лицами, словно их настигло тяжелое ранение в голову.

Меня оно точно настигло. За последние годы это самый впечатляющий фильм о войне.
  • Current Music
    Leonard Cohen — The Future
  • Tags
пилот

Всем сидеть, я Гоцман! (с)

Как я открыла для себя сериал «Ликвидация», и почему мне до сих пор от этого нехорошо

…Просмотр подряд всех 14-ти серий (а это, на минуточку, больше 10-ти часов) способны подорвать силы даже самого стойкого человека. Не спасла даже бутылка виски, выпитая под это дело - нервный тремор до сих пор не отпускает. Несмотря на то, что Машков в роли Давида Гоцмана несказанно прекрасен, сам фильм очень тяжело смотреть именно потому, что с первой до последней серии в нем постоянно нагнетается психоз, который к последним трем сериям становится уже удушающим и с трудом переносимым.

Конечно, если бы я смотрела его так, как он шел по телевидению – с рекламными паузами и по одной 44-минутной серии в день – все было бы не столь катастрофично. Но мы легких путей, как известно, не ищем, поэтому выключив компьютер и свет, и выставив на телевизоре режим «киноэкран», я с головой погрузилась в атмосферу послевоенной Одессы. Которая, на мой взгляд, получилась очень убедительной, персонажи – колоритными, а язык – очень бабелевским.

…Но все-таки десять часов подряд смертей, слежки, побегов, обманов и засад, и все-это - под нервно-пралитическую музыку…Правда, трудно. Не успеваешь полюбить веселые прибауточки развеселого бывшего карманника Фимы Полужида – глядь, а Фима уже лежит на земле посреди двора, испачкав кровью белые брюки, и не дышит. Collapse )