Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

пилот

Прогулка по докам

С влюбленностью, особенно в юности, как бывает? Заметишь визуально приятный объект («У него глаза красивые!!»), и тут же додумаешь всё сама – какой он умный, какой замечательный, как бы тебе с ним было хорошо – и давай страдать, что вы не вместе. Фантазируешь перед сном, замираешь от сладкого трепета, когда он проходит мимо, мучаешься от неразделенного чувства. Ревнуешь. Завидуешь тем, кто с ним рядом.

А потом проходит какое-то время, пыл страстей угасает, ты перестаешь бледнеть, краснеть и задыхаться в его присутствии, и однажды судьба сводит вас где-то вместе. И получаешь возможность узнать его поближе. И такое тебя накрывает разочарование! «Боже мой, - думаешь ты, - как, ну КАК я могла влюбиться в этого безголового, пустого, самовлюбленного типчика?! Ну что я в нем нашла?!» И выглядит-то он по-прежнему неплохо, в твоем вкусе, но ты идешь рядом с ним и думаешь: «Лишьбымолчаллишьбымолчал дазаткнисьтынаконец».

Вот примерно так и выглядела моя предпоследняя поездка в Лондон.
Когда я попала туда в прошлый раз, я влюбилась в него с первого взгляда - ровно так, как влюбляются тринадцатилетние девочки, даже не познакомившись с объектом. Мне хватило увиденного из окна экскурсионного автобуса и матча на «Стэмфорд Бридж», чтобы решить, что вот он, вот он, город моей мечты, где я хотела бы провести остаток жизни.




Вернувшись обратно, я тосковала, хандрила и ностальгировала, глядя субботние матчи АПЛ и думая о том, что ооооыыы, ну вот почему кому-то повезло родиться тааам, а я сижу в чертовой Москве. Бедная я, бедная, опять не повезло, а как бы мы могли быть счастливы вместе! В общем, всё как полагается :-)

Со временем, конечно, страсти поутихли, да и мне уже в силу возраста стали нравиться более спокойные города. И вот минувшим летом я снова попала в Лондон. Причем в такое время, когда уже закончился футбольный сезон, так что не было никаких факторов, которые могли бы скрасить суровую правду жизни :-) В общем, при ближайшем рассмотрении без розовых очков оказалось, что:
- жить бы я там не стала ни за какие коврижки
- я НЕтолерантна (эмм, хотя… я же не убила ни одного пакистанца из винтовки Гунгнир Значит, вполне толерантна)
- шутки про погоду в Англии – это вовсе не шутки.

Ладно, поехали. Под катом – не лучшая часть Лондона.

Collapse )
пилот

(no subject)

Однажды Дурака Работа полюбила
И всё ей сделалось немило.
Не ест, не спит, глазами дико водит
И говорит примерно так:

"Ах, миленькой Дурак!
Со мною вот что происходит:
Никто меня не производит!
И молча гибнуть я должна,
Хотя бываю и опасна, и трудна.
А ты хоть и Дурак, но сильный, смелый!
В объеме полном ты меня тотчас проделай!
Определённую меня ты проведи -
И отдыхать иди!"

"И-и-и, матушка, напрасны упованья! -
Дурак в ответ.
— Тебя производить охоты нет,
А тако ж и желанья!
Какой в тебе, признайся, толк?
Ведь ты не волк!
В лесную не сбежишь дубраву,
А я спокойно отдохну на славу.
К тому же я сказать посмею,
Что всякий день и так тебя имею.

А лучше бы тебе, уверен в том,
Совокупиться с Творческим Трудом,
Зане ваш плод любезен станет людям.
И боле говорить не будем!"

Ушла Работа в скорби и печали...
Вы, умники, её не повстречали? (c)
пилот

ЗАПЛЕСН.

Я очень хорошо помню тот день, после которого перестала пытаться понять ход человеческой мысли, и найти в поступках людей какую-то логику. С тех самых пор я не задаюсь бессмысленными вопросами вроде: «Почему же он(а) так поступил(а)?» «Чего они хотели этим добиться?» «Зачем это было сделано?». Разумных ответов на них, как правило, нет, нет, поэтому поиски смысла в действиях окружающих способны быстро завести в тупик, и даже довести до слепого отчаяния.

Осознание этого пришло ко мне летом 1999 года, когда в весьма почтенном возрасте умерла моя бабушка, и, похоронив ее, мы принялись разгребать квартиру, которую она 45 лет забивала под завязку всевозможными вещами.

Мне нередко приходилось слышать, что люди, пережившие войну и голодные годы, после этого приобретали «синдром Плюшкина», и начинали запасаться мылом, сахаром и спичками едой и вещами впрок, собирая их дома такое количество, которое не смогли бы съесть и износить за две жизни.

Что-то похожее наблюдалось и у моей бабушки, и масштаб этого бедствия, слегка пугавший нас, пока она была жива, после ее смерти оказался ужасающим. В двухкомнатной сталинской квартире общим метражом около 60 кв. метров каким-то неведомым барахлом были заполнены несколько шкафов высотой почти до потолка, комоды, буфет в зале, здоровенная кладовка, отсеки под метровой ширины подоконниками, адовых размеров антресоли, которые никто не трогал и даже не открывал лет двадцать - с тех пор, как у самой бабушки не стало сил туда лазить (никого больше она к своей сокровищнице не подпускала, да и никому, честно говоря, это даром было не нужно).

И вот теперь, после ее смерти, все это богатство нам предстояло разобрать.

Опущу пока рассказ о том, как мама, обведя безумным взором предстоящий фронт работ, села на пол и заплакала: «Нееет, я не полезу на антресоли! Не хочу! Там, наверное, давно какой-нибудь скелет сгнил!». Как-нибудь в следующий раз, не сейчас, расскажу и о том, как я вычищала авгиевы конюшни разгребала эти треклятые антресоли, и была готова побиться об заклад, что бабушка каким-то неведомым науке способом ухитрилась затолкать в эти два квадратных метра столько барахла, что оно после вытаскивания целиком заполнило двадцатиметровую комнату. И как я нашла там сервиз, подаренный маме на свадьбу и сразу же припрятанный бабушкой подальше, так что спустя 25 лет уже никто не мог вспомнить, как этот сервиз выглядел и откуда был привезен – ни мои родители, ни тот, кто им его подарил.

Расскажу в этот раз только о варенье, чтобы не растекаться мыслию, и быть ближе к теме. Collapse )
пилот

Сватовство прапорщика

Недавно на каком-то то ли форуме, то ли в сообществе попался мне на глаза пост про критерии, по которым М и Ж выбирают себе пару для брака. Ну, там – рост, вес, образование, внешние данные, отсутствие в/п, присутствие ж/п и так далее.

И вспомнилось мне самое странное требование к будущей жене, которое я услышала лет десять назад.

В то время я была знакома с прапорщиком запаса, который искал жену по тому, как она нарезает помидоры. Если она его «с попкой» (с) в салат строгает – не годится, такую в жены брать нельзя. А вот если аккуратно вырезает место прикрепления плодоножки к овощу – то вот она, Невеста!

Он работал со мной в одной конторе, и каждый раз, когда мы с коллегами-девушками перед очередным праздником сервировали стол нарезкой и салатами (коллектив был молодой, душевный, любящий отмечать всё, что ни попадя, вплоть до дня граненого стакана), строгая судьба в лице прапорщика запаса внимательно наблюдала за тем, кто нарезает помидор «с попкой», а кто без. Зная о таком пунктике своего малопривлекательного коллеги, мы, конечно, строгали помидоры как Бог на душу положит, специально ничего не вырезая – стать объектом его вожделения никто не хотел.

Но потом к нам на работу устроилась новенькая девушка, которая не успела узнать о том, что, правильно нарезая помидор, она попадает в сферу половых интересов прапорщика. И что же вы думаете? Меньше, чем через полгода, они сыграли свадьбу. И главным критерием, подозреваю, тут было вовсе не то, что девушка была умница-красавица, с ангельским характером, великолепной фигурой и знанием трех языков, а именно «правильное» нарезание помидоров. Потому что умниц-красавиц с фигурой и знанием у нас в коллективе было достаточно, но выбрал он себе невесту именно в соответствии со своим, заранее оглашенным, заёбом.

Через некоторое время, впрочем, он стал пить и её бить, но это уже совсем другая история. Не менее странная и нелепая, чем этот критерий выбора.
  • Current Music
    Ландыши - Гармонелосось
  • Tags
пилот

О, я мудак!

Это в 98-м, во время сессии. Июнь выдался особенно жарким, и общага жила своей летней жизнью – с распахнутыми круглые сутки окнами, холодным пивом, горами учебников и чужих конспектов. Чудесные, в общем, были деньки – мы просыпались с легкого похмелья во втором часу дня, совали голову под холодный душ, отпивались растворимым кофе «Нескафе» из железной банки, а когда день начинал клониться к закату, и в воздухе появлялась та самая свежесть, которая бывает только теплой и короткой июньской ночью после жаркого июньского вечера, мы выползали на балкон или крышу. И вот там-то жизнь кипела примерно до часу, до двух, а у некоторых особо выспавшихся – и до утра.

В 24:00 окрестности по традиции оглашались криками – какой-нибудь первокурсник высовывался в окно, и, размахивая зачеткой, орал: «Халява, ловись!»

«Хрен тебе, а не халява!», - тут же радостно отзывались в соседнем окне. «Иди учи, далбайоп!», - вопили из другого. «Лови-ись, халявааа!», - вторила из третьего окна очередная жертва полугодового раздолбайства.

Отчаянный призыв халявы возвещал наступление полуночи – под него начинали выгонять ненужных засидевшихся гостей, и подмигивать нужным – оставайся, мальчик, с нами, ну куда ты пойдешь, уже темно и страшно, допивай пиво и айда в койку. Это был такой ритуальный отмеряющий время крик типа «Спите спокойно, жители Багдада!».

На крыше перехода между первым и вторым корпусами ДАСА жизнь кипела особенно бурно. Вылезти туда можно было из нашего корпуса через окна химиков (они жили с 2 по 4 этажи), и каждый звук, раздававшийся там, был слышен особенно отчетливо благодаря акустическим особенностям ДАСа – блуждавшее между корпусами эхо многократно усиливало вопли стоящего посередине человека. Поэтому любой призыв халявы оттуда заставлял нервно вздрагивать и подпрыгивать на метр всех живущих этажа этак до 10-го включительно (выше, конечно, тоже слышимость была огого, но чем ниже, и, соответственно, ближе к источнику звука находилась комната, тем более реалистичным был эффект «полного присутствия» - казалось, что выпрашивающий халяву надрывается прямо рядом с тобой).

И вот однажды, когда уже затихли крики про халяву, шел второй час ночи, и ДАС потихоньку затихал, наш мирный сон был прерван. ГОЛОСОМ. Нет, даже не так – Голосом ! Страшным до того, что в жилах остановилась кровь, а в груди – дыхание.

В первое мгновение мы просто потеряли дар речи, окаменев в своих кроватях от смертельного ужаса.

Collapse )
пилот

(no subject)

К еде я всегда относилась с должным почтением. Питаюсь по режиму, фаст-фуд отвергаю, обедаю и ужинаю относительно вовремя, и никогда не понимала рассказов о том, как кто-то «целый день совсем не жрал». Я так не могу. Да и хронические проблемы с желудком не позволяют ходить голодной, иначе потом пару недель с таблеток не слезу.

Такая вот прелюдия, чтобы стало понятно, какой казус со мной нынче приключился, и обнаружил во мне доселе скрытые резервы)

Встав в 11:00, я в начале двенадцатого, валяясь в постели и читая френд-ленту, выпила чашку кофе и съела маленький кексик. Собиралась уже приняться за второй, но тут меня одолела злобА. Схватила за горло мертвой хваткой, и давай душить. Причин этой злобЫ озвучивать тут нет нужды – но о масштабах ее вы сможете составить представление, когда я скажу, что в полдевятого вечера (!!!) я вдруг поняла, что кроме этого гребаного кекса с утра я вообще ничего не ела и не пила за день! Тока скрипела зубами от злости – и на этом двигателе прожила весь день, даже не заметив, что пропустила и обед, и ужин, и до сих пор жива. Видимо, мой организм побоялся попадать «под горячую руку» и мудро решил не напоминать о своем существовании до поры до времени – а мне и горя было мало, носилась, как ведьма на помеле, забыв, что ваще-то надо хоть изредка есть)) Так на одной силе злобы до вечера и дотянула.
пилот

Работа дураков любит

Однажды дурака работа полюбила
И всё ей сделалось немило
Не ест, не спит, глазами дико водит
И говорит примерно так:
«Ах, миленькой Дурак!
Со мною вот что происходит:
Никто меня не производит!
И молча гибнуть я должна,
Хотя бываю и опасна, и трудна.
А ты хоть и Дурак, но сильный, смелый!
В объеме полном ты меня тотчас проделай!
Определенную меня ты проведи –
И отдыхать иди!»
«И-и-ии, матушка, напрасны упованья!-
Дурак в ответ.
- Тебя производить охоты нет,
А тако ж и желанья.
Какой в тебе, признайся, толк?
Ведь ты не волк!
В лесную не сбежишь дубраву!
А я спокойно отдохну на славу.
А лучше бы тебе, уверен в том,
Совокупиться с Творческим Трудом,
Зане ваш плод любезен станет людям.
И боле говорить не будем!»

Ушла Работа в скорби и печали…
Вы, умники, её не повстречали? (с)