Синьора (signora_) wrote,
Синьора
signora_

Categories:
  • Music:

про географа

Ты не добрый, Витус, - сказал Будкин, - а добренький.
Поэтому у тебя в жизни все наперекосяк (с)

Конечно, на первый взгляд ты податливый: мягкий,
необидчивый, легкий на подъем, коммуникабельный...
Но ты похож на бетономешалку: крутить ее легко,
а с места не сдвинешь, и внутри - бетон. (с)

Давным-давно, примерно полжизни назад, я уехала в Москву из маленького промышленного города на Урале. Он меньше Перми, в которой происходит действие романа "Географ глобус пропил", но суть их примерно одинакова: облезлые панельные пятиэтажки, хаотично наползающие на "частный сектор" - домики из потемневшего от многолетней сырости дерева; короткая серая осень и длинная заснеженная зима, безработица и унылое пьянство. Все друг друга знают сто лет в обед: кто с кем жил, спал и пил, и никуда не деться от сплетен, привычных и прилипающих губам, словно шелуха от семечек. Поэтому описание школы, ее стадиона и заброшенного сада-огорода, пермских улиц и районов, с которого начинается книга - это практически "я вернулся в свой город, знакомый до слез". А в 1995 году, когда был написан роман, я училась в 10 классе, то есть была ровесницей главной героини. И такой же дурочкой :-)

Поэтому все эти герои знакомы мне, как родные. Я их видела вокруг всю, блин, жизнь - если это не "чиста конкретный" Будкин, то туповатый и нахальный Колесников, или Человек Тонкой Душевной Организации, унылый алкоголик Служкин. Собственно, главный герой. Географ, хреновато знающий географию. И живущий хреновато, и семью создавший таксебешную.

И кроме уныния, он ничего внушить не может. По крайней мере, взрослым и психически устойчивым людям. Но всегда найдется хорошая пятнадцатилетняя девочка, которая решит, что такой Непонятый Серой Толпой Герой - и есть настоящий Человек. И влюбится в него, как влюбляются только в 15 лет. Я знаю, о чем говорю :-)

Однако нежелание заработать денег и желание пить еще не делает никого обладателем Тонкой Душевной Организации, что бы оно там ни казалось юным девам. И вся эта "интересность", противопоставление себя "быдлу" и "миру бездушного капитала" (ага, ага, я не такая, я жду трамвая) - суть гордыня нечеловеческая, тем более противная, что оснований для нее нет. Нельзя же, в самом деле, считать таковым неплохо подвешенный язык. Да, Служкин ловко шпарит монологи про любовь да про святость. А просто жить - покупать корм коту, варишь вермишель, забирать вовремя дочь из детсада - это для него слишком скучно и пошло. Пусть кто-нибудь другой этим занимается, пока наш герой будет курить и вспоминать свои половые победы и поражения - весь этот круговой трах в одной компании, вторую по популярности забаву провинциальной "интеллигенции".

И "любовь" его к Маше - никакая не любовь на самом деле, а просто острое чувство любования юностью, которой кажется, что лучшее, конечно, впереди. Ведь на самом деле в тех, кто сильно младше, влюбляются не из-за упругих сисек и гладких лиц без морщин (да и ухоженная тридцатилетняя женщина может быть  гораздо привлекательнее девушки, которая ее вдвое младше), а из-за этой открытости миру и незаеденности бытом. Ну вот что могут рассказать тебе твои унылые ровесники? Что начальник - козел, муж - мудак, загулял с соседкой (жена стерва, потратила все деньги, которых и так нет), "что в старой квартире дуло с пола, а в новой дует с потолка", а у детей - зубы, сопли, или даже ветрянка, упасибоже. Вот, собственно, и все. Перед ними и перья не распушишь - хмыкнут цинично, мол, хватит выделываться, знаем тебя, как облупленного. А 15-летняя девочка будет смотреть широко раскрытыми глазами и внимательно слушать. Собственно, Служкину большего и не надо - для него мозгоебля прекрасно заменяет секс.

 А Маша... а что Маша? Когда ты не совсем дурочка, а тебя окружают голимые "реальные пацаны", как не влюбиться в такого вот Загадочного и Непонятого, прочитавшего энное количество книжек и ловко сыплющего цитатами из них (к месту и не к месту), а пьющего, конечно же, от своих великих душевных переживаний. И поэтому Машу не жалко: это естественно для ее возраста. Жалко во всей этой до чертиков обыденной истории только маленькую девочку Тату, вынужденную жить с вечно грызущимися родителями - родителями, которые курят на кухне и пьют с каждым, кто принесет выпить, с матерью, злобно орущей "Лучше бы я аборт сделала!" и отцом, забывающим забрать ее из садика; с родителями, которых почти никогда не видит в хорошем настроении, поэтому даже их пьяный смех ей в радость - значит, сегодня они "добрые". Вот это - самый настоящий пиздец. Остальные хотя бы могут выбирать, с кем общаться, спать, на ком жениться. А этой девочке совсем не повезло - родителей не выбирают.

В фильме это все тоже есть, но не вызывает такой тоски и отвращения, как в книге. Отчасти, наверное, благодаря обаянию актера Хабенского. Ну и режиссеры молодцы, не циклились на трэшевых эпизодах, зато самый  крутой момент в книге - порог Долган - снять сумели очень здорово. Собственно, все самое лучшее - и в кино, и в романе - связано со школьниками. Они еще - пока - живые. И поэтому грустно думать о том, что через 10-15 лет из них получатся такие же Нади, Ветки, Будкины, Колесниковы и Служкины.

зы: Фильм скорее понравился, книга - скорее нет. Хотя читается очень легко, в отличие многих других произведений А. Иванова.
Tags: кино, чтиво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments