Синьора (signora_) wrote,
Синьора
signora_

Category:

ЗАПЛЕСН.

Я очень хорошо помню тот день, после которого перестала пытаться понять ход человеческой мысли, и найти в поступках людей какую-то логику. С тех самых пор я не задаюсь бессмысленными вопросами вроде: «Почему же он(а) так поступил(а)?» «Чего они хотели этим добиться?» «Зачем это было сделано?». Разумных ответов на них, как правило, нет, нет, поэтому поиски смысла в действиях окружающих способны быстро завести в тупик, и даже довести до слепого отчаяния.

Осознание этого пришло ко мне летом 1999 года, когда в весьма почтенном возрасте умерла моя бабушка, и, похоронив ее, мы принялись разгребать квартиру, которую она 45 лет забивала под завязку всевозможными вещами.

Мне нередко приходилось слышать, что люди, пережившие войну и голодные годы, после этого приобретали «синдром Плюшкина», и начинали запасаться мылом, сахаром и спичками едой и вещами впрок, собирая их дома такое количество, которое не смогли бы съесть и износить за две жизни.

Что-то похожее наблюдалось и у моей бабушки, и масштаб этого бедствия, слегка пугавший нас, пока она была жива, после ее смерти оказался ужасающим. В двухкомнатной сталинской квартире общим метражом около 60 кв. метров каким-то неведомым барахлом были заполнены несколько шкафов высотой почти до потолка, комоды, буфет в зале, здоровенная кладовка, отсеки под метровой ширины подоконниками, адовых размеров антресоли, которые никто не трогал и даже не открывал лет двадцать - с тех пор, как у самой бабушки не стало сил туда лазить (никого больше она к своей сокровищнице не подпускала, да и никому, честно говоря, это даром было не нужно).

И вот теперь, после ее смерти, все это богатство нам предстояло разобрать.

Опущу пока рассказ о том, как мама, обведя безумным взором предстоящий фронт работ, села на пол и заплакала: «Нееет, я не полезу на антресоли! Не хочу! Там, наверное, давно какой-нибудь скелет сгнил!». Как-нибудь в следующий раз, не сейчас, расскажу и о том, как я вычищала авгиевы конюшни разгребала эти треклятые антресоли, и была готова побиться об заклад, что бабушка каким-то неведомым науке способом ухитрилась затолкать в эти два квадратных метра столько барахла, что оно после вытаскивания целиком заполнило двадцатиметровую комнату. И как я нашла там сервиз, подаренный маме на свадьбу и сразу же припрятанный бабушкой подальше, так что спустя 25 лет уже никто не мог вспомнить, как этот сервиз выглядел и откуда был привезен – ни мои родители, ни тот, кто им его подарил.

Расскажу в этот раз только о варенье, чтобы не растекаться мыслию, и быть ближе к теме.

Бабушка варила его прекрасно, просто пальчики оближешь. А поскольку ягод и прочих плодов, пригодных для изготовления варенья, на Южном Урале растет очень много (в садах – клубника, красная и черная смородина, вишня, слива, облепиха, жимолость, крыжовник, малина, черноплодная рябина; в лесу – черника, земляника, лесная клубника, брусника) , то изготовлением варенья в промышленных масштабах она, как правило, занималась все лето и первую половину осени. Поэтому даже несмотря на тот высокий класс, которого она добилась за многие годы практики (три звезды мишлена как минимум в области варенья), сожрать его в таких количествах никто не мог. Мы честно пытались, не щадя живота своего, но с каждой зимы все равно оставалось множество банок – и это только на моей памяти, тогда как складирование варений началось гораздо раньше. За много лет в гараже под дедовой «Победой» ими - вместе с соленьями и компотами - была почти полностью забита яма (огромная, по площади примерно 3х4 м., с разными полочками вдоль стен и ящиками под ними), а дома – кладовка, места под шкафами, комодами и буфетом. Как Плюшкин, бабушка никогда ничего не выбрасывала.

Однако, в отличие от него, она не сваливала все нажитое добро в кучу, а, отличаясь редкостным педантизмом, тщательно его структурировала. Каждая банка варенья, например, снабжалась наклейкой, на которой указывались год и месяц изготовления продукта, а также название ягоды, которая послужила сырьем для его создания. Например, «VII,1975, вишня крупн.».

Благодаря этому после смерти бабушки мы смогли сполна осознать, обладателями какой исторической коллекции стали.

Когда было найдено варенье «клубн. садов., 1968», тоись разменявшее четвертый десяток, папа предложил позвонить в музей и поинтересоваться, сколько дадут деньгами за нахождение клада брежневской эпохи. Предположив, что нам отольют из этой же банки 25% продукта, который за древностию лет уже вряд ли годен к употреблению, я полезла под буфет в зале, и через минуту держала в руках ещё более древний раритет: варенье (та-да-да-дам!) 1952 года производства! Собравшись вокруг него подобно дикарям, до глубины души пораженных видом компаса или механических часов, и затаив дыхание, мы очистили банку от слоя пыли (ради красного словца можно было бы сказать «почти полувековой», но бабушка была патологической аккуратисткой и регулярно проводила тщательный осмотр и санобработку своих сокровищ - словно обитающий в укрепленном замке рыцарь, много лет живущий мирно, но спускающийся в оружейные подвалы для чистки и полировки доспехов на случай осады и войны) и со священным трепетом уставились на нее, пережившую целую эпоху. «Мам, ты только представь - это варенье старше тебя!...», - прошептала я.

Но, как оказалось, и это была не самая удивительная находка.

Таковая поджидала нас на балконе, где тоже стояли какие-то полочки и шкафчики, забитые всё тем же вареньем. На первой же банке, которую мы оттуда достали, была надпись: «VIII, 1977, варенье сливов.». А ниже, тоже бабушкиной рукой, но уже другим карандашом, было подписано: «1985, заплесн.»

Заплесн!!!

То есть человек достал варенье, убедился, что оно заплесневело, и не выбросил, а поставил его обратно! Ну, на крайняк, будучи Плюшкиным, он мог пустить этот «заплесн» на бражку, или переварить варенье - но нет! Убедившись, что найденное не пригодно в пищу, бабушка тщательно запротоколировала этот факт, и убрала то, что некогда было «вареньем сливов.», обратно в шкаф.

Зачем?! Для чего?!

Это был тупик. Втроем с родителями мы сломали мозг, но ни одной убедительной версии выдумать так и не смогли. В подавленном молчании мы сгребли все банки с балкона и отнесли их в мусорку, чтобы забыть об этом эпизоде, как о страшном сне (как известно, людей больше всего пугает неизвестность, и вопросы, на которые они не могут ответить). Но не вышло – попробуй забудь этот «заплесн»! И теперь он обозначает у нас странные и нелогичные действия окружающих, которые «руками не измерить, мозгами не понять».

С тех пор я чаще всего и не пытаюсь найти логику там, где ее нет. Это «заплесн», таинственный и непостижимый.
Tags: just remembered
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments