Синьора (signora_) wrote,
Синьора
signora_

Праздник, который всегда с тобой

Это случилось весной 2000 года, на третьем курсе журфака. Время выдалось какое-то особенно суровое в смысле безденежья: мы подъели все остатки круп, лука и моркови, сдали бутылки, и перешли на классическое трехразовое питание по-студенчески: понедельник, среда, пятница. Предложение «попей водички и ложись спать» превратилось из шутки в суровую реальность. Ужин мой состоял в основном из кипятка, завтрак – из него же, слегка подкрашенного растворимым порошкообразным кофейным напитком «Пеле», стремительно заканчивающимся.

Пообедать можно было бы трамвайными билетиками, но даже этого счастья я была лишена – каталась по единому студенческому проездному, потерять (или съесть) который было смерти подобно. В принципе, она-то к нам и приближалась с косой на плече.

В один из таких далеко не прекрасных (несмотря на то, что мне было 20 юных лет и вокруг буйным цветом расцветал московский май) дней я дозвонилась до редакции газеты, где мне должны были заплатить гонорар, и услышала, что сегодня «есть шанс». Откровенно говоря, я названивала туда каждый день, и жутко надоела секретарю – не могла же она предположить, что моя жизнь напрямую зависела от этих жалких 700 рублей. Но если до этого я слышала в ответ лишь «нет», то в тот день птицы райские запели надо мной, и солнце засияло ярче в небесах – мне была дана надежда.

Собравшись за пару минут (нищему, как известно, одеться – только подпоясаться), я рванула на Чистые пруды, где располагалась редакция. Воодушевленная, я ворвалась в бухгалтерию… и услышала роковое: «Нет, сегодня денег не будет».

Трудно описать чувства, которые овладели мной в то мгновение. Больше всего мне хотелось лечь и сдохнуть прямо там. Это бы решило все проблемы - не пришлось бы тащиться домой, медленно умирая от голода, обиды и злости, и думать о том, где раздобыть немного денег. Плюс ко всему я адски натерла ноги, и они жутко болели – купить летнюю обувь было не на что, и я продолжала ходить в «Гриндерсах». В принципе, тогда я ходила в них круглый год, зимой поддевая шерстяные носки, а летом - снимая. Это было очень хорошо в плане экономии, но весьма стремно в отношении бытового комфорта.

Бытовой дискомфорт достиг пика в то мгновение, когда вдобавок ко всему вышеописанному прямо у меня перед лицом захлопнул двери трамвай. Это было последней каплей. Как тот самый порвавшийся шнурок в рассказе Довлатова.

Я дико, взахлеб, безнадежно разрыдалась. Еле дошла до скамейки, упала на нее, уткнулась мордой в колени, завыла белугой, и выла, выла, выла… Пока не обнаружила какое-то изменение в своем зрении. Частичное. Тоись один глаз продолжал функционировать, как и раньше, а вот второй почему-то внезапно ослеп. Проморгавшись, я осознала ужасную истину – в результате моих рыданий из глаза выпала линза, и сейчас валяется где-то на земле, хуй найдешь.

От осознания этого факта, а также того, что в ближайшее время мне придется ходить одноглазой, я взвыла еще пуще прежнего. В тот момент мне казалось, что всякий предел отчаяния уже перейден. Всё, ну ровно все вокруг было плохо, так плохо, что хуже трудно было представить.

В этот момент к скамейке, на которой я предавалась безудержному горю, подошла сердобольная пожилая женщина. Посидев пару минут рядом, она приобняла меня за плечи, и сказала утешающим голосом: «Не плачь, он обязательно вернется!»

От такого неожиданного поворота я даже на мгновение перестала плакать. А потом подняла глаза, и, кое-как сосредоточившись, ответила: «Кто? Пиздец? Да он никуда и не уходил!!!», - и снова разразилась рыданиями.

С тех пор мне кажется, что в тот майский день я произнесла пророчество. Пиздец никуда и не уходит, сколько ни проси. Он всегда со мной :-)
Tags: just remembered
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments