Синьора (signora_) wrote,
Синьора
signora_

Categories:

Суровая уральская коммерция

Как-то возвращались мы с папенькой из Алапаевска в Миасс. Фактически – из Среднего Урала на Южный. А места там, если кто не знает, глухие, таежные, чернично-брусничные, окруженные болотами и сосновыми лесами. Вдоль дороги – небольшие деревни: зимой жуткие, стылые, занесенные снегом по самые крыши, а летом идиллически живописные, с разноцветными ставнями и аккуратными лоскутками огородов. Чем там зарабатывают люди – тайна, покрытая мраком: до ближайшего города километров 150-200 по одной-единственной дороге, а общественный транспорт (развалюхи-ПАЗики) ходят дай Бог чтобы пару раз в день. Видимо, все живут натуральным хозяйством, ежедневно совершая подвиг, сродни стахановскому. Недаром же у нас на малой исторической родине говорят, что за уральского садовода двух ишаков дают :-))

И вот мы, значит, ехали, любовались красотами природы, и вдруг увидели сидящую у обочины женщину, перед которой стояла трехлитровая банка черники.

- Тормози! – сказал отец водителю. – Пойду спрошу, сколько у нее черника стоит – наверняка же дешевле, чем в городе.

У меня от долгого сидения в машине затекли ноги, поэтому я тоже вылезла пройтись и стала свидетелем оригинальной сцены торговли.

- Почем банка? – спросил папа у женщины, уткнувшейся в книжку. Она с трудом оторвалась от чтения, пару мгновений похлопала глазами, словно пытаясь сообразить, о чем вообще идет речь и что этому мужику от нее нужно (видимо, интрига в романе была лихо закручена), замешкалась, и, на минуту задумавшись, лихо выдала:

- Сто рублей!

По ее лицу было видно, что она сама офигела от собственной наглости – банка в лучшем случае стоила 80 рублей, а то и меньше (стандартная цена на трассе около леса была 60-80 руб.). Но в Миассе в это время на базаре за такое же количество черники просили 170 - 200 рублей, поэтому папа радостно ответил:

- Давай, грузи. Это с банкой?

Вместо того, чтобы порадоваться удачному коммерческому ходу, женщина вдруг насупилась, зло зыркнула на нас и быстро поправилась:

- Я сказала сто? Ой, ошиблась. Сто двадцать.

- Берем, - папенька начал отчитывать деньги.

В глазах у продавщицы ягоды заплескалась такая тоска, что мне даже стало ее жаль. «Наверное, переживает, что продешевила, и не сказала «Сто пятьдесят», - подумала я. По крайней мере, страдание от упущенной выгоды показалось мне единственной разумной причиной для такой печали.

Но женщина сумела меня удивить. Когда отец уже отсчитал сто двадцать рублей и вручил их ей, она вдруг покраснела, закрыла книжку, и нормальным, даже извиняющимся тоном, торопливо сказала:

- Извините, на самом деле банка стоит 80 рублей. Возьмите.

Ответом ей было наше молчание и недоуменные взгляды, а папин водитель даже выронил сигарету от такого уникального антикоммерческого предложения. Подняв глаза на нас и увидев немой вопрос на трех лицах, она сказала:

- Я просто только что из леса пришла… Так хотелось отдохнуть немного! Дай, думаю, назову цену повыше – авось не купят, посижу пока с полной банкой, книжку почитаю. А сейчас опять придется тащиться, ягоду собирать…

В итоге сторговались на 100 рублях, хотя продавец настаивал на 80, а покупатель – на 120:))

Вот такая у нас на Урале встречалась коммерция!
Tags: just remembered
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments