January 18th, 2012

пилот

Праздник, который всегда с тобой

Это случилось весной 2000 года, на третьем курсе журфака. Время выдалось какое-то особенно суровое в смысле безденежья: мы подъели все остатки круп, лука и моркови, сдали бутылки, и перешли на классическое трехразовое питание по-студенчески: понедельник, среда, пятница. Предложение «попей водички и ложись спать» превратилось из шутки в суровую реальность. Ужин мой состоял в основном из кипятка, завтрак – из него же, слегка подкрашенного растворимым порошкообразным кофейным напитком «Пеле», стремительно заканчивающимся.

Пообедать можно было бы трамвайными билетиками, но даже этого счастья я была лишена – каталась по единому студенческому проездному, потерять (или съесть) который было смерти подобно. В принципе, она-то к нам и приближалась с косой на плече.

В один из таких далеко не прекрасных (несмотря на то, что мне было 20 юных лет и вокруг буйным цветом расцветал московский май) дней я дозвонилась до редакции газеты, где мне должны были заплатить гонорар, и услышала, что сегодня «есть шанс». Откровенно говоря, я названивала туда каждый день, и жутко надоела секретарю – не могла же она предположить, что моя жизнь напрямую зависела от этих жалких 700 рублей. Но если до этого я слышала в ответ лишь «нет», то в тот день птицы райские запели надо мной, и солнце засияло ярче в небесах – мне была дана надежда.

Собравшись за пару минут (нищему, как известно, одеться – только подпоясаться), я рванула на Чистые пруды, где располагалась редакция. Воодушевленная, я ворвалась в бухгалтерию… и услышала роковое: «Нет, сегодня денег не будет».

Трудно описать чувства, которые овладели мной в то мгновение. Больше всего мне хотелось лечь и сдохнуть прямо там. Это бы решило все проблемы - не пришлось бы тащиться домой, медленно умирая от голода, обиды и злости, и думать о том, где раздобыть немного денег. Плюс ко всему я адски натерла ноги, и они жутко болели – купить летнюю обувь было не на что, и я продолжала ходить в «Гриндерсах». В принципе, тогда я ходила в них круглый год, зимой поддевая шерстяные носки, а летом - снимая. Это было очень хорошо в плане экономии, но весьма стремно в отношении бытового комфорта.

Collapse )
пилот

(no subject)

Похоже, сегодня был день одинокого белого мужчины с Одной Белой Розой: за пять минут ожидания в метро насчитала аж четырех таких.

Подозреваю флешмоб.