December 16th, 2010

пилот

Меня задолбала акула, когда я стоял в океане

Покупая путевку в Египет, я вовсе не планировала оказаться на огневом рубеже битвы с акулой, а рассчитывала на спокойный отдых с рассматриванием рыб у кораллового рифа. Рыб увидела, акул тоже, но куда страшнее акул был массовый психоз, охвативший на их почве весь Египет, не говоря уж о нашем скромном побережье с многообещающим названием Shark’s Bay :-))

Итак, по порядку.

Первые три дня нашего отдыха ничто, как говорится, не предвещало. Погода была прекрасной, море – неожиданно теплым для начала декабря (из воды не хотелось вылезать часами), а уж коралловый риф превзошел все наш ожидания. Эту красотищу невозможно описать словами – ее нужно видеть. Мы очень пожалели, что взяли с собой только простенькую подводную мыльницу Rekam, а не купили более серьезную фототехнику. Потому что фотографировать на рифе хочется буквально ВСЁ! Кораллы, камни, чудесных рыбок… И иногда даже на корявой технике получаются неплохие снимки.

Изгнание из рая

На четвертый день мы решили пойти на пляж соседнего отеля Барон Резорт, чтобы поплыть от него по течению вдоль рифа к своему понтону. И только нырнули, как услышали свисток, который обычно раздается, если заплываешь на кораллы или уплываешь слишком далеко от понтона. А поскольку такое происходит частенько, и свист с каждого понтона слышен с регулярностью примерно раз в пару минут, мы поначалу просто не обращали на него внимания.

Но свист почему-то становился все более настойчивым. Я решила на минутку оторваться от созерцания большой синей рыбины и поинтересоваться, какой тупица в этот раз скребет брюхом кораллы, или наоборот заплыл за буйки и устремился в пучину вод. Увидев, как я озираюсь, служитель понтона стал махать руками – мол, вылезай! Оглянувшись по сторонам – кому это он? – я с удивлением поняла, что мне. Недоумевая, за какое прегрешение меня изгоняют из воды, и преисполнившись праведного гнева по этому поводу, я поплыла к понтону. Однако начать боевой срач в этот раз не вышло – подплыв, я поняла, что свист был адресован не только мне, но и вообще всем, кто находился в воде. Нас всех призывали покинуть Красное море.
- А? Что? Что случилось? – заорали купающиеся туристы на итальянском, немецком, английском и русском языках. – Почему вылезать? Что происходит?!
Служка на понтоне, одинаково хорошо понимающий все эти языки, вдруг превратился в глухонемого и утерял дар речи. На все вопросы он жестами показывал, что его зовут Хуан размахивал руками в сторону берега, и не давал никаких дополнительных разъяснений.

- Блин, сходили на соседний риф, - проворчал муж, пока мы шли по шатающемуся понтону вместе с другими таким же недоумевающими туристами на берег.
- Смотри, а у нас то же самое! - показала я пляж Монтазы. – Приглядевшись, мы увидели, что и там всех выгнали из воды и направили к берегу. Паника усилилась, когда мы увидели, что по понтону навстречу к нам бежит араб в неестественном для пляжа облачении – в черном костюме и с рацией. За ним спешил второй такой же. Первый что-то кричал стоящим на понтоне отельным служащим – судя по всему, призывал их быстрее извлекать всех туристов из воды, практически вытаскивать их собственноручно.

Идущая впереди нас женщина попыталась остановить его вопросом: «Что случилось?». Первый араб отмахнулся от нее и побежал дальше. Со вторым она решила использовать интернациональный язык, заорав «What’s happened?!», и уцепившись за лацкан его пиджака. «Shark», - пробормотал он на бегу, вырвал из ее рук пиджак, и побежал дальше.
Над пляжем пронесся коллективный выдох. Акула!!!!!!!
С каждым шагом шепот становился все громче. Акула! Она приближается, она уже наточила зубы на человечество! Акула!!!

Collapse )