May 11th, 2010

пилот

(no subject)

Однажды после какого-то развеселого отмечания дня рождения в ДАСе решили мы пойти романтично прогуляться в ночи. Вернее, это не «мы решили», а Л., потому что была среди нас самая пьяная (сначала она гордо заявила, что не пьет водку, «только вино!», а потом налила себе стакан коньяка «Белый Аист» и выдула его до дна, а на изумленное: «Эээ…, ты же вроде говорила, что не пьешь водку?...», ответила: «А причем здесь водка?! Коньяк же – это что-то вроде вина?». В общем, вечер удался).

Собрались, пошли. Но безмятежное гулянье продлилось недолго – переходя трамвайные пути на Шверника, Л. в своем ослепительно-белом брючном костюме наебнулась, споткнувшись о рельсы, и с треском рухнула в грязь. Мы кинулись ее поднимать, запричитали хором – мол, как же так, беда-беда, огорчение! Надо быстро возвращаться, спасать костюм, спасать Л.!

Подняли ее, держим под руки. И тут она небрежным жестом отряхивает с рукава несуществующую пылинку (даром что все некогда белые брюки и пиджак резко почернели), поворачивается к нам, и заплетающимся языком, но с крайне назидательным и глубокомысленным видом произносит, указуя перстом в небеса: «Девочки, это не трагедия. ЭТО – ЖИЫЫЗНЬ!»

…К чему я это вспомнила-то? Мне тут надо будет вид деятельности скоро сменить, и начать вставать с 8 утра, чего я не делала уже много лет. Мне сложно привыкнуть к этой мысли, но я утешаю себя тем, что это не трагедия. Это - жизнь.