October 14th, 2009

пилот

(no subject)

Музыкой навеяло.

Всю юность, молодость, и вплоть до последних лет (когда я, наконец, повзрослела и поняла, что демонстративное заявление: «А я вот не умею готовить!» вовсе не обозначает богатства твоего духовного мира, даже если ты очень хочешь таким образом противопоставить себя «хозяйственным клушам») отношения с кухней складывались у меня трагическим образом: соорудить ничего съедобного я действительно не могла, но пожрать при этом всегда любила. И поэтому, несмотря на гордые заявления о том, что я выше всей этой кухонной возни, и вообще думаю только и высоком и судьбах мира, голод заставлял-таки меня хватать кастрюлю и пихать в нее найденные в закромах продукты. Нередко это приводило к печальным последствиям.

Например, ещё в школе я изобрела блюдо «картошка варено-жареная». Такой своеобразный гибрид можно получить, если поставить кастрюлю с картошкой на плиту, включить под ней газ и уйти в соседнюю комнату заниматься своими делами (чаще всего - читать какую-нибудь книжку). Через некоторое время из кухни повалят клубы густого вонючего дыма, свидетельствующие о том, что вся вода в кастрюле выкипела, и картошка уже пригорает к днищу. Влетев на кухню и задыхаясь от угара, надо схватить кастрюлю за ручки, заорать «ААА, бля!», отдернуть руки, обжечься, сунуть их под холодную воду, затем схватить какую-нибудь тряпку, валяющуюся в пределах досягаемости (если повезет, то ей окажется кухонное полотенце), снова схватить кастрюлю, стащить ее с плиты, в ужасе заглянуть в нее и увидеть черное дымящееся содержимое.

После этого надо попытаться перевести дух, убедиться, что сделать это без риска задохнуться невозможно, открыть окно, всё-таки перевести дух, снова подойти к кастрюле. С сожалением убедиться, что уцелевших частей картошки, пригодных к употреблению в пищу, в ней не осталось. Выскрести угольки из кастрюли, залить ее горячей водой, и ждать, когда она «отмокнет».
Collapse )