Синьора (signora_) wrote,
Синьора
signora_

Я всегда очень пронзительно чувствую эти моменты: когда ты смотришь на человека, и понимаешь, что это – всё. Ты видишь его в последний раз в жизни. Больше ничего не будет.

«И нет ни печали, ни зла, ни гордости, ни обиды…». И ты осознаешь это без надрывно-юношеского «Никогда!», восклицательные знаки стерлись, как выцветшая на ярком солнце чёлка, и всё, чем ты занята в эти последние мгновения рядом – это попытка запомнить глаза, улыбку, голос, поворот головы, шрам на плече и седину на висках - чтобы потом перебирать картинки памяти, словно четки, и складывать их в красивую мозаику.

Ты не слушаешь слова, потому что они уже не имеют никакого значения. Сейчас все на свете уже неважно. В такие моменты, кстати, самое время говорить глупости, которые вряд ли кто-то даже расслышит – потому что не стоит тратить на это оставшиеся несколько секунд до того мгновения, когда ты в последний раз обернешься – кивнешь с улыбкой на обещание позвонить сегодня вечером (ты все равно никогда не возьмешь трубку, увидев на определителе этот номер) - выдохнешь «Ну вот и всё» - развернешься и уйдешь навсегда.

Не о чем грустить. У сказок счастливый конец. Ну, если не счастливый, то хотя бы правильный.

«И к самолёту подадутся слоны,
И опахалами замашет Тибет,
И как царица этой древней страны
Ты не позволишь больше плакать себе.

И распрямив безукоризненный стан,
Ты поплывешь с невозмутимым лицом
И все, что было позабуду я сам,
Как сон, как сон, как сон…»
Tags: my own personal эмо
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    То, что от пьяной женщины надо держать подальше телефон, если в него не встроен режим «я бухаю», – общеизвестная истина. Однако если у женщины…

  • Come on Chelsea!

    Сегодня я впервые в жизни хочу поблагодарить ФК «Локомотив». Спасибо вам, железнодорожники, за Иваныча!)) («За Иваныча» - это практически тост…

Comments for this post were disabled by the author