shiiva_ (shiiva_) wrote,
shiiva_
shiiva_

Categories:

Обещаное. Гэльвины от ta_volga

Тема самая трудная. Потому что самая для меня важная.
Один текст уже отвергнут по причине «понятности эльфу, но непонятности для гэльвина»
Что ж, будем писать для гэльвинов.

«Интересно, необычно, комфортно»?

«Интересно» и «необычно» гарантирую (цежу сквозь зубы). А вот «комфортно»… Может ли нести в се6е комфорт информация о том, что почти всё своё существование основано на собственной смертности?
Может. Для того, кому нечего терять. Ага, для гэльвинов.

Необходимо объяснить два явления: «смертный приговор» и «ничто».

«Смертный приговор» - это то, с чем сталкивается ребёнок в словах, мимике, жестах, метасообщении и главное – в надидеологии взрослых, которые имеют доступ к его внутреннему миру. Это официальное заявление со стороны тех, кому он доверяет больше, чем себе, как Богу, о его полной никчёмности, бесполезности и бесперспективности. Это объявление того, что жизнь ему оставляется из жалости, по инерции и вследствие подчинения официальным законам социума. Убийство уже родившегося ребёнка противоречит уголовному кодексу.
«Смертный приговор» - это то, что ребёнок впускает в себя (не может не впустить, если он оглашён близкими Старшими) и начинает жить уже с этим, после этого. Со всеми вытекающими последствиями.

Теперь – что такое «ничто».
«Ничто» - это когда люди в своих действиях никак не взаимодействуют с Миром, никак не взаимодействуют ни с чем настоящим. Не идут в Потоке и не противодействуют ему. Они не делают мир ни хуже ни лучше. Такие действия даже нельзя назвать «противоестественными», они не «против», они к «естественности» вообще не имеют никакого отношения и никак от неё не отталкиваются. Они пусты и бессмысленны. Они делают его пустым и мёртвым надёжнее радиации. И очень долго там никто не может жить и ничего не может расти.
Столкнувшись с подобным явлением в жизни окружающих его взрослых-Старших, ребёнок воспринимает это ещё более болезненно, чем свой личный «смертный приговор».
Потому что принять концепцию о том, что «неправильный» ты сам – не очень страшно по сравнению с тем, что «неправильный» весь мир, а главное – твои «мама и папа» - твои личные боги, твоё возможное будущее, твой возможный единственный выход.
Для ребёнка это означает, что выхода нет вообще, нигде, никак, никогда. Это означает, что жизнь испорчена вся. Что ничего нельзя исправить. И что сам факт твоего рождения, жизни и участия в жизни мира есть одна большая ловушка и огромный, страшный, чудовищный обман.
И если жить в живом мире, зная, что сам ты подлежишь рано или поздно уничтожению – болезненно, но терпимо и возможно (мир-то останется), то жить в мире мёртвом навсегда попросту нестерпимо.
После попадания внутрь этой идеи, жизнь человеческого существа относится уже даже не к категории чуда, а к ТТХ (тактико-техническим характеристикам) человека как воплощённой идее Бога. У нас запас прочности выше, чем у военных объектов в СССР. Мы просто НЕ МОЖЕМ умереть просто так. Мы вполне способны продолжать жить дальше даже с такими сбоями в программе.

Ну а теперь самое главное.
Те, кто дальше становятся гэльвинами, со всей этой драматенью сталкиваются ДО создания-появления личности.
Подозреваю, в большинстве случаев до того, как в их арсенале появится хотя бы несколько слов для возможности определения и разделения происходящих вокруг явлений и людей.

Это страшно.
Это важно.

Это принципиально для расшифровки того, как гэльвинами становятся, что именно это обозначает, какие и почему возможности есть в их арсенале, как именно им пользоваться, что именно и куда развивать. А главное – как со всем этим жить дальше.

Муж (гэльвин) утверждает, что гэльвины сталкиваются с этим до рождения.
Я не возьмусь с этим спорить. И если это так – это не просто пожелание матери сделать аборт (оно само по себе даёт скорее… эээ… некое беспокойство в будущей жизни). Это «официальное и довольно спокойное заявление: «Тебе здесь нет места. Здесь не хватит ресурсов на двоих.»
И после него жизнь этого существа очень чётко делится на то, что происходит снаружи (не очень важное) и то, что происходит до появления личности, школы, социума, общества. Несказанное, непонятное, непроизносимое. Спрятанное гораздо глубже, чем у эльфа, ибо эльф хотя бы в курсе – что он прячет, от кого и зачем. Эльф очень чётко знает, что разделяет мир на «я» и «они», и почему он это делает.

Гэльвин…

Именно поэтому они могут забыть покормить себя (не «поесть», а именно «покормить себя») до голодного обморока: это не очень важно. Именно поэтому они могут производить впечатление «полных тормозов» в самых обычных, бытовых сферах жизни: это не очень важно.
Вся личность, вся система действий и реакций гэльвина есть виртуознейшая подделка.
Он создаёт «эту штуку», почти не участвуя в её создании, это имитация – это есть у всех, это инерция – это есть у всех.
Но, в отличие от всё того же эльфа, гэльвин сам может так и не догадаться, что это даже не маска, а один большой и сложный розыгрыш – это не очень важно.

А что важно?
Ооо…

Когда в восемь лет я столкнулась с «ничто», уже имея в карте ёмкое представление о своей личной ненужности, я довольно быстро «переклассифицировалась» в эльфа-гения. С очччень интересной ИДЕЕЙ – выжить, остаться жить и остаться жить собой.
По отдельности эти две темы были вполне воплотимы. У меня было потенциальное РАЗРЕШЕНИЕ ЖИТЬ, если я достаточно точно, и, главное, глубинно скопирую поведение матери (песочник). И я знала, что в принципе могу себе позволить проявить вовне свою подлинную природу, но сколько мне после этого останется фактической, физической жизни, загадывать я не решалась.
По отдельности эти две вещи меня не устраивали.
Теперь я уже совершенно точно знаю, что паттерны, которые я начала очень быстро (спешно) нарабатывать ради воплощения ИДЕИ в жизнь – гэльвинские.
У гэльвинов совершенно особа манера мыслить, сочетать между собой явления и вещи. Мало того, что она меня очаровывает как КРАСИВАЯ, так она ещё является незаменимой в рамках поставленной задачи.
Особенность того, что я описываю – в том, что я помню, обычной памятью одной человеческой жизни, что можно жить и быть собой.
У гэльвинов эта информация в прямом доступе отсутствует. У них есть смутное подозрение, догадка и, может быть, надежда, что Небом планировалось нечто подобное.

А теперь – самое главное.

Гэльвины (по моему личному наблюдению-убеждению) единственная раса, у которой есть прямой доступ к тому, что условно можно назвать «за пределами человеческих возможностей».
Вот туда у них доступ – прямее некуда.
Потому что доступа к человеческим возможностям у них по большому счёту и нет, как и априорного разрешения жить.
Чтобы полностью преодолеть тот омерзительно спокойный запрет на жизнь, с которым гэльвин сталкивается до появления себя как человека, а я столкнулась тогда, когда столкнулась, необходимо то, что проще всего бездумно назвать «чудом», повесить ярлык «невозможно» и постараться забыть. И «как-то там» «жить дальше».

Как бы старательно гэльвин ни имитировал жизнь «как все», отречься от этого своего выхода в запредельное он не сможет.
Низших гэльвинов не бывает. Низший гэльвин – это мёртвый гэльвин (я могу очень подробно описать, что это за явление, но пока предпочту остановиться на ещё живых).

Где-то глубоко, непроизносимо, непередаваемо в слова гэльвин убеждён: настоящая жизнь начнётся потом, «за».
А вот чего «за»?
Два представителя нежно любимой мной расы были прижаты мной к стенке (предварительно я их к этой стенке выманивала, это вообще отдельный талант гэльвинов – не присутствовать) с вопросом: «Что это за время – «потом»?
Они отреагировали очень интересно. Во-первых удивились, зачем обсуждать «и так очевидные вещи». Потом вежливо спросили меня: «А разве не у всех так?» А, поняв, что я не отстану, ещё раз удивились - сначала необходимости, а потом возможности облечь-таки это в слова.
Вообще, я так поняла, об этом гэльвины не собираются думать в словах – «и так всё понятно» и точка.
Гэльвину, может, и понятно, а мне (эльфу) – нет.

Возвращаясь к прямому доступу к запредельному.
Именно гэльвин с чарующе-пугающей лёгкостью изобретает то, что другие очень бы хотели, но уже назвали «невозможным».
У меня есть сильнейшие подозрения, что до того, как за это взялись гэльвины, предмет тяжелее воздуха летать действительно не мог «по законам физики». Просто гэльвину это не было важно, вот и всё.
Но, доведя своё изобретение до ПОНЯТНОСТИ всему остальному человечеству (это когда орки догадываются, что самолёты – это круто и на этом можно делать деньги, а все остальные смиряются с тем, что быстрее летать, чем ездить), гэльвин, разочарованный, уходит искать что-нибудь ещё. «Невозможное».

Перейти за эту грань – это и есть то, что гэльвина ведёт.
Ещё только обнаружив (и очень этому обрадовавшись) эту классификацию, мы чётко проговорили: «эльфу – красота, орку – статус, гоблину – процесс, мавке – бантик, троллю – «одна идея в одни руки».
А гэльвину? Какая «фишечка» у гэльвинов? – спросил меня озадаченно сначала один знакомый гэльвин, потом другой.
За ответом пришлось сходить в лёгкий транс.
«Невозможное.»
«То, чего на белом свете вообще не может быть.»
И лица спрашивающих проснились.

Писать про гэльвинов для незнакомой аудитории – задача для меня почти невыполнимо трудная. Я бы плюнула, но я обещала – трём гэльвинам и одной себе. :)
Сначала думала, что опасаюсь критики (не смешно), потом – что непонимания.
Всё оказалось несколько проще: это слишком личное, я слишком привязана к этим существам как к явлению, как к ходячим порталам в невозможное, как к безусловно красивому. В этом тексте я не упомянула, что для меня «красивое» = «невозможное». А я эльф…
Я их просто люблю, вообще, как кошек. Муж однажды довольно точно определил моё отношение к обитателям этого мира: «Бывают неправильные кошки. Но бывают и правильные люди!»
Слово «кошки» можно заменить на «гэльвины».
Я всё надеялась, что собранная о них информация переработается у мен в некий «сухой остаток», понятный, полезный и безэмоциональный.
Безнадёжно.
Говорить об этом спокойно я могу не дольше десяти минут и только с человеком (гэльвином), который в курсе этой моей точки зрения.

О том, как гэльвины умеют НЕ присутствовать (и куда они при этом деваются).
О том, что должен сделать гэльвин, чтобы умереть. (И о том, кто такие подплинтусники.)
О том, что есть гэльвин высший, а есть гэльвин небесный (автор терминов – гэльвин) и чем они друг от друга отличаются.
О том, какие у гэльвинов отношения с собственным именем, «данным при рождении» и почему так.
О том, от чего гэльвину нужно отказаться, чтобы получить все бонусы этого мира и ещё парочку соседних впридачу.
О том, чем отличается «чудо» от «чуда невозможного» и оба они от «чуда запредельного».
О том самом вкусном, что есть только у гэльвинов (а они, сволочи, им не пользуются :) и что с ним можно сделать.

Писать?

Потому что ждать, когда у меня будет на руках «сухой информационный остаток» можно до следующего воплощения, а текст я обещала-таки в этом.
Всё, медаль мне шоколадную размером с тазик за то, что уже есть.
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

    > Насчёт истоков вечного фрондёрства российской культуры против русской цивилизации имеется целый ряд версий. Например, что российская культура…

  • Иппоксения жаждет венца Цезаря Августа!

    Оригинал взят у legatus_pretor в Иппоксения жаждет венца Цезаря Августа! Несколько дней тому, среди достойных квиритов на Форуме…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • (no subject)

  • (no subject)

    > Насчёт истоков вечного фрондёрства российской культуры против русской цивилизации имеется целый ряд версий. Например, что российская культура…

  • Иппоксения жаждет венца Цезаря Августа!

    Оригинал взят у legatus_pretor в Иппоксения жаждет венца Цезаря Августа! Несколько дней тому, среди достойных квиритов на Форуме…