?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как-то даже нечего добавить.

Оригинал взят у naiwen в "Те, кто мертвы - они нас видят..."
Вот сегодня Кот Камышовый написал пост о том, нужна ли нам сегодня память о войне и что нам делать с этой памятью - продлить, отпустить?
Я не успела утром ответить и ушла гулять. А днем со мной случилась история, которую я сочла внезапно косвенным ответом.

... Забрела я в букинистическую лавочку. Сидит дедок (продавец или владелец), формат "Божий одуванчик". На вопрос, что я ищу ("смотрю, нет ли чего-нибудь по истории Второй мировой войны в здешних краях и про местное Сопротивление"), дед сначала честно попытался мне сосватать огромный двухтомник "История второй мировой войны" (я в ужасе на это посмотрела и представила себе, что эти два кирпича займут у меня пол-чемодана), в общем, я собиралась уйти, но тут дед покряхтел, порылся на полках и протянул мне книгу "Жан Мулен" - биография легендарного погибшего героя французского Сопротивления, написанная его сестрой Лорой Мулен. Я полистала, перевернула книгу, желая посмотреть цену - и внезапно оттуда выпал пожелтевший листок с каким-то письмом. Первая строчка, которая бросилась мне в глаза: "Надежда... тем, кто сегодня мертвы..."
- Эээ... - спросила я дедушку, - вы видели, что в книге это письмо? (сама книга издана полвека назад, и письмо, вероятно, того же времени)
- Нет, не заметил. Книга давно тут лежит.
Вместе мы принялись читать письмо, старый букинист был явно удивлен не меньше меня.
- Я покупаю книгу, а письмо мне можно забрать вместе с книгой?
- Ну я не знаю, - помялся дед. - А вдруг это что-то... вдруг это надо в музей, например?
Но я посмотрела умоляюще и дед сдался:
- Ну, я вижу, что вы лучше меня знаете, что с этим делать. Берите.

... Сидя в маленьком баре напротив, я разбирала письмо.
"Величайшая и печальная ошибка, которую совершают даже многие из нас: представлять себе, что те, кто мертвы - что они нас покинули; нет, они нас не покинули, они остались.
Где же они? В тени?
О нет. Это мы, живущие, мы в тени. А они, вдали от нас, но они существуют более, чем когда-либо. Мы не видим их в том облаке, в которое они завернуты, но они - они нас видят. Они глядят на нас открытыми глазами, полными славы и видят наши глаза, полные слез. Как утешительно для нас то, что наши мертвые сегодня невидимы, но они не отсутствуют.
Я часто думаю о том, что мог бы утешить тех, кто плачет об ушедших: это вера в их присутствие, единственная и вечная...
... они, мертвые, освещают нашу жизнь своим светом, своим могуществом и своей любовью..."

Подпись неразборчива. Собственно, я не знаю, кто это писал: просто проникшийся читатель или какой-то человек, быть может лично знакомый с Жаном Муленом - героем этой книги, как-то связанный с этой историей? Судя по взволнованному тону письма, я бы скорее предположила второе. А может это вообще письмо, вложенное в книгу случайно, совсем не связанное с ней - кто знает?
Но, вероятно, самое странное, что могло случиться с этим письмом - это оказаться в руках русской туристки. Словно какая-то удивительная почта сквозь время, доставившая мне его в руки. Читала - и плакала...

... В память о тех, кто...