?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Подписываюсь под каждым словом, которое под катом.
Вот именно что - нравственно дурно и контрпродуктивно.
Кстати и возлюбленное многими царское правительство этим грешило, и нынешнее пытается. Воля ваша, при всей жути большевицкая власть была хотя бы открыто антихристианская, безбожная.
Кажется, еще страшнее, когда государство номинально не против Бога, а по факту - пытается собою Его заменить.
Что-то наболело.
Государство! Уймись, пожалуйста, и займись своим делом: социальной справедливостью и защитой прав граждан. Не надо помогать рыбам плавать, бабочкам летать, а Богу - воцаряться истиной и любовью в сердцах.



Надо ли приветствовать преследование еретиков
Сергей Худиев

Действительно, учение «Свидетелей Иеговы» — тяжелая ересь, искажающая апостольское возвещение до полной неузнаваемости. В их причудливой богословской системе Иисус не является ни Богом, ни человеком — это, по их доктрине, Архангел Михаил, который временно воспринял (а потом отложил) человеческое тело. Именно Архангел, а не Бог, выступает в роли нашего Искупителя, именно ему усваивается роль Господа и Судии. Впрочем, разбор фантастически антибиблейских построений «Руководящей корпорации», как называет себя руководство «Свидетелей Иеговы», не входит в задачу этой статьи.

Вопрос, который ставят перед нами действия Минюста, состоит в другом. Должны ли мы приветствовать, когда государство преследует еретиков?

Ответ, который у многих из нас выскакивает «по умолчанию»: «Ну конечно! Еретики — враги истинной веры, это хорошо, что государство на них наедет. Давно пора». Опыт, однако, показывает, что ответы «по умолчанию», особенно когда они продиктованы враждебностью к кому-то, почти всегда оказываются неверными. Мы живем в падшем мире, где, по меткому выражению Ричарда Нибура, «зло заражает любой скальпель, которым его пытаются вырезать». Меры, принимаемые для искоренения какого-то зла, могут сами по себе быть еще худшим злом. Так бывает очень часто — побочные эффекты лекарств убивают больного быстрее самой болезни.

Простые решения — взять и запретить — могут быть чудовищно неудачными. Вспомним, например, опыт сухого закона в США — алкоголизм был и остается тяжкой социальной язвой практически везде, кажется, нужно просто проявить решимость и воспретить это зло. Но увы — запрет привел только к расцвету самогоноварения, контрабанды и преступных синдикатов, торгующих алкоголем, в итоге его пришлось отменить.

Церкви тоже можно приписать «экстремизм»
Преследование «Свидетелей Иеговы» порождает ряд тяжелых побочных эффектов. И первый из них — это фактическое сворачивание свободы вероисповедания. Эта свобода означает, что человек может быть еретиком — и на его отношениях с государством это не отразится никак. Государство не вмешивается в религиозную жизнь граждан. Все вольны верить или не верить, как считают правильным.

Почему такая свобода необходима? По целому ряду причин. Я начну с самой простой и грубой.

Государство, которое преследует еретиков, тем самым усваивает себе полномочия решать, кто тут еретик.
Многие православные мученики пострадали от христианских императоров Восточной Римской империи, когда императоры — обычно по своим политическим соображениям — решали поддержать ересь.

Да, сегодня сложились вполне благожелательные отношения между Церковью и государством. Подобно тому, как у Иосифа были отличные отношения с фараоном. Но потом «восстал другой царь, который не знал Иосифа», и народ Божий столкнулся с преследованиями. Там, где безопасность Церкви зависит от личной благожелательности могущественных лиц, все может перемениться самым внезапным образом.

Приписать «экстремизм» Церкви можно ровно с тем же успехом, что и ереси. Церковь решительно настаивает на уникальной истинности своего учения, критикует другие учения как ошибочные (я и начал эту статью с критики), поддерживает практики, которые можно объявить «экстремистскими» — например, монашество. Стоит противникам проявить совсем чуть-чуть изобретательности, и мы услышим, что Церковь угрожает жизни и здоровью своих членов — например, восхваляя женщин, которые не стали делать аборт по медицинским показаниям.

А уж найти какие-то отдельные случаи глупостей или злоупотреблений — вроде какого-нибудь старца, который «не благословляет» операцию или химиотерапию, всегда можно, как можно и раскрутить их в ходе медийной кампании. Механизмы недобросовестной полемики, увы, уже отработаны, и нет ничего проще, чем воспользоваться ими против Церкви.

Как и механизмы юридического преследования — мы все с верой в уникальность Христа тут экстремисты, и нас не привлекают только потому, что сейчас у нас хорошие отношения с государством. Но это сейчас. Нет никакой гарантии, что это не изменится. Поэтому очень важно отстаивать свободу совести — никого нельзя преследовать за его религию. Никому нельзя запрещать верить так, как он считает правильным. Церковь будет находиться в наибольшей безопасности — и в наилучших условиях для своего служения, когда в обществе и законодательстве будет прочно укоренен принцип религиозной свободы.

Второе — размывание понятия «экстремизм» само по себе опасно. Мне ничего не известно о совершенных СИ терактах или организованных ими мятежах; ни в каком насилии, которое требовало бы пресечения со стороны государства, они замечены не были. Если можно объявить «экстремистом» человека, который и не помышляет ни о каких злодействах и мятежах, а просто имеет странные богословские воззрения, то само понятие «экстремизма» становится универсальным кистенем, которым можно прибить кого угодно. Всегда лучше жить под законом, а не под кистенем.

Фото: dvnovosti.ru
Фото: dvnovosti.ru
Человеческая совесть принадлежит Богу, а не государству
Другая, более принципиальная причина, по которой важна свобода совести — это утверждение владычества Бога. Человеческая совесть принадлежит Богу, а не государству. Человек отвечает за свою веру (или неверие) перед Богом. Заблуждается ли он — перед Богом заблуждается. Исправляется ли — перед Богом исправляется. Его вера — предмет таинственного промышления Божия, того пути, которым Бог ведет именно эту душу, и здесь появление жандарма с указаниями «ты должен верить не так, а иначе» просто чудовищно неуместно. Здесь уместно появление человека церковного, мирянина или священника, мягко и с любовью помогающего человеку на его пути к истине.

Жандарм, который с сапогами лезет в верующее сердце, производит обратный эффект — он только укрепляет людей в их убеждении.
В Библии написано, что истинно верующие будут гонимы? Много раз. Мы гонимы и ненавидимы? Да, вот новые подтверждения. Следовательно — делается вывод — мы и есть истинно верующие, все в нашей жизни происходит по Писанию. Конечно, эта логика ошибочна — люди могут преследовать друг друга по самым разным поводам, в том числе не связанным с истиной. Но эмоционально, если человек столкнулся с враждебностью, с отвержением, с несправедливыми обвинениями, он ищет себе психологической компенсации в том, что он страдает за правду. Его приверженность учению, из-за которого у него возникли неприятности, только возрастает. Чем больше враждебности человек видит от внешнего мира, тем больше он ценит атмосферу тепла, принятия и ободрения, которое он находит в своей общине.

Есть известная шотландская сказка про то, как ветер и солнце поспорили, кто скорее заставит путника снять плед. Как ни надрывался ветер, путник только сильнее кутался. Он снял плед, только когда пригрело солнце. Пытаться принуждать совесть людей — и нравственно дурно, и контрпродуктивно.

Фото Инги Швецовой / pravdasevera.ru
Фото Инги Швецовой / pravdasevera.ru
Знать учение Церкви и быть готовыми объяснить заблуждение
«Свидетели Иеговы» — люди, несомненно, заблуждающиеся. И их деятельность — вызов для Церкви. Но правильная реакция на этот вызов — не в том, чтобы радоваться, что на них наедет государство. Правильная реакция в том, чтобы знать священное Писание и учение Церкви, и быть готовыми мягко объяснить людям, в чем именно они заблуждаются — и почему Церковь права. И, что не менее важно, являть в своей жизни те плоды Святого Духа, о которых говорит Апостол: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера» (Гал. 5:22).

Многие рядовые «Свидетели Иеговы» — это люди, искренне и сильно ищущие Бога и желающие быть Ему угодными. И если это их, само по себе прекрасное, устремление сбилось с пути, нужно мягко и с уважением помогать им найти путь, а не душить само стремление. Как говорит 35-й ответ из «Ответов преподобных Варсонофия и Иоанна на вопросы учеников», «не понуждай произволения, но сей (слово) с надеждою. Господь наш не понуждал никого, но благовествовал; и кто хотел, тот слушал».
http://www.pravmir.ru/pochemu-ne-nado-presledovat-svideteley-iegovyi/

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
istimo
Mar. 24th, 2017 08:53 am (UTC)
Тю... ты ж так Дворкина любил, помнится. Книги его нам раздавал, я помню.
Вот тут у него "Свидетели Иеговы" значатся как опасные сектанты, а у нас сейчас в госдуме рассматривают как бы вообще запретить все, кроме четырех "традиционных" религий. Начали с этих, потом к остальным подтянутся.
http://iriney.ru/

Новости сайта посмотри - Дворкин уже давно к ним подбирался.
rinon_
Mar. 24th, 2017 11:10 am (UTC)
Ну и что? Дворкина я, конечно, не раздавал никому, это мне не по карману :-) но да, я его ценю и уважаю.
Это меня никак не обязывает быть во всем согласным с ним.
istimo
Mar. 24th, 2017 08:57 am (UTC)
а вот еще прекрасное
РПЦ не ведет диалога ни с сектами, ни с язычниками. Какое увещевание, о чем это ты?
http://iriney.ru/sektyi-i-kultyi/sektovedenie/pastyirskoe-slovo/mitropolit-ilarion-rpcz-ne-vedet-dialoga-ni-s-sektami,-ni-s-neoyazyichnikami.html
rinon_
Mar. 24th, 2017 11:08 am (UTC)
О чем это я, ты можешь еще раз прочитать под катом статью Худиева.
istimo
Mar. 24th, 2017 02:10 pm (UTC)
Если я ее прочитаю дважды, от этого ничего не изменится.
boldogg
Mar. 24th, 2017 09:14 am (UTC)
+ 1.
ok_37kaf
Mar. 24th, 2017 09:15 am (UTC)
Кхм. По сути все абсолютно верно, когда касается просто убеждений и призывов к разному у взрослых людей.

Но есть проблема, и не только с иеговистами.
У иеговистов не принято переливание крови. И если взрослый сам себе дурак, то вот требовать от детей отказа от переливания крови, имхо - это вещь сомнительная. Должно ли государство оберегать детей от смерти в критической ситуации?

Или другие течения. Те же сатанисты. Там возможны и жертвы, и фиг знает что. Все ли укладывается в УК?
Группы с призывами к суициду - ясно, что как-то с этим бороться все же надо.

Или то, что называется "тоталитарные секты". Некоторые из них вообще не религиозны, а меркантильны по содержанию (насколько помню, основатели некоторых прямо говорили, что организовали все, чтобы деньги капали), но основная проблема - в воздействии на психику. Т.е. необратимый вред здоровью, или убеждение человека нехорошими методами отдать минимум деньги, а максимум и себе повредить. В каком месте действия начинают противоречить УК? Я говорю не по Дворкину, у меня мама в такую на работе чуть не попала, только Церковь и помогла освободиться от зависимости.

Т.е. закон вообще создан как нечто "общее" для людей, и если захотеть, оспорить можно даже незыблемые принципы, что надо контролировать государством, а что нет. Конечно, перебор, как с законами о чувствах верующих, недопустим. Но закон - вещи конвенциональная, общественный договор. Вот ситуация с государственным отношением к свободе совести - разумеется, все должны быть равны перед законом, но есть проблема с вредом здоровью и психике человека, который противоречит УК. Думаю, тут просто общество должно четко определить грань, что допустимо, а что нет. Это не повредит мировым религиям и даже ряду отклонений от них, но повредит некоторым сектам, которых можно придумать бесконечное число и с бесконечно разной моралью, и которые могут и правда перегибать палку, и далеко не в смысле убеждений.

То есть, ты имеешь право делать с собой все что угодно в силу убеждений, но есть вещи, к которым ты не вправе призывать других и особенно детей. Да, если перегнуть тут палку, возникнет проблема с религиозным воспитанием детей вообще, но дело общественного договора - определить грань, и тогда проблема не возникнет.


Но это в идеальном государстве, где решает общество и все аккуратно обсуждается и решается именно с аргументацией. А у нас что-то другое и все сильно зависит от очередного кесаря:( Хотя разумная аргументация, наверно, все же должна помогать, но для этого надо доказать, что вред в виде общественных волнений и опасений людей за свободу совести превысит рекламную пользу от громких законов якобы "ради добра":(

Edited at 2017-03-24 09:17 am (UTC)
ok_37kaf
Mar. 24th, 2017 09:33 am (UTC)
На самом деле, раз эта проблема так остра и вызывает столько проблем начиная с 90х, если б меня спросили, как тот договор сформировать, я бы предложила собрать самых лучших специалистов:
-по религиоведению и социальным наукам
-юристов
-представителей всех религий и сект, которые захотят участвовать и рискнут показаться (не подвергаются преследованию сейчас)

на конференцию/переговоры.
И они бы рассмотрели ситуацию с разных сторон исходя из
-принципа свободы совести (что не запрещено, то разрешено)
-минимума - ненанесения вреда здоровью и психике людей и вреда интересам тех, кто на это не подписывался (пример - выкачивание денег под гипнозом или подписывание детей на некоторые особо вредные вещи, когда они сами за себя решить не могут, что-то большее, чем нормальные права родителей). Тут надо изучить эволюцию законодательства в разных странах и понять, что есть общий знаменатель
-интересов тех, кто о своих интересах заявит, и попыток понимания, что есть плохо и что приемлемо с т.з. свободы совести даже у имеющих иные убеждения (рассмотреть все, что присутствует в мире сейчас, как минимум). Собственно, понимание - это даже обязанность, если говорить о христианах, ты можешь быть не согласен, но ты должен понимать людей и их истинные мотивации, чтобы их любить. Тогда невозможно искажение сути чужих убеждений и призывы ограничить свободу совести, если она не причиняет вреда.


Вот тогда эти люди, договорившись, могли бы выпустить сборник своих выводов, который уже пошел бы на общественное обсуждение. Это было бы реальным механизмом выработки общественного договора. А так получается не приводящая к реальности болтовня.

По сути, проблему с законом о чувствах верующих можно было бы так же решать. И это то, что было бы имхо выгодно для Церкви, если учитывать, что для Церкви невыгодно быть государственной - но тут мое мнение очевидно не критерий.
rinon_
Mar. 24th, 2017 11:06 am (UTC)
Да ты понимаешь, вот это было бы хорошим механизмом. Но этого нет. Что касается твоего первого ответа, мне кажется, в статье Сергея убедительно показано, почему госрегулирование в этой области должно быть минимальным. Не буду повторять аргументы оттуда, ладно?...
ok_37kaf
Mar. 24th, 2017 11:21 am (UTC)
Понимаю. Просто с другой стороны проблема тоже есть, т.е. без регулирования вообще - это перегиб в другую сторону и тоже опасный:(
kat_bilbo
Mar. 24th, 2017 09:57 am (UTC)
Согласна.
( 11 comments — Leave a comment )