July 21st, 2012

Эдмунд Пэвенси

And Death Shall Have No Dominion

Дилан Томас

А смерти – ничего не унаследовать.
Кто мертв и наг – едины станут с тем,
Кто в ветре, с тем, кто в западной луне.
Когда, исклеванная, будет кость чиста, а далее сама исчезнет кость,
То – звезды им, у локтя и стопы.
Пусть они безумны стали – но мудры они.
Пусть – погрузились в море, но – взойдут.
И пусть любивший утрачен – не утрачена любовь.
А смерти – ничего не унаследовать.

А смерти – ничего не унаследовать.
Под волной морской лежащие без срока –
Не узрят срока смерти, не умрут.
Их связки дыба разорвет – не их самих,
Колесование сломает кости – их не сокрушит.
В руках, надвое, как щепа, расколется их вера,
И прободят насквозь их сотни тысяч зол.
Нет части целой ни одной – целы они.
А смерти – ничего не унаследовать.

А смерти – ничего не унаследовать.
И пусть им в уши чайки не кричат,
И пусть прибоя шум не слышен им,
И пусть не зацветет уже цветок,
Свою главу подняв к жестокости дождя,
И пусть безумней и мертвее всех – они,
Сердца их с маргаритками взошли,
Они ворвались в солнце – не погаснут с ним.
А смерти – ничего не унаследовать.

Перевод Ольги и Роберта Джарман.
Dylan Thomas — And Death Shall Have No Dominion

And death shall have no dominion.
Dead men naked they shall be one
With the man in the wind and the west moon;
When their bones are picked clean and the clean bones gone,
They shall have stars at elbow and foot;
Though they go mad they shall be sane,
Though they sink through the sea they shall rise again;
Though lovers be lost love shall not;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
Under the windings of the sea
They lying long shall not die windily;
Twisting on racks when sinews give way,
Strapped to a wheel, yet they shall not break;
Faith in their hands shall snap in two,
And the unicorn evils run them through;
Split all ends up they shan’t crack;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
No more may gulls cry at their ears
Or waves break loud on the seashores;
Where blew a flower may a flower no more
Lift its head to the blows of the rain;
Through they be mad and dead as nails,
Heads of the characters hammer through daisies;
Break in the sun till the sun breaks down,
And death shall have no dominion.

http://www.pravmir.ru/anglichanin-robert-dzharman-o-edinstve-cerkvi-russkom-kvase-i-pozhilyx-cerkovnyx-ledi/