April 12th, 2008

Эдмунд Пэвенси

О словах.

Как известно, язык определяет мышление. Многие вещи остаются непонятыми, неосмысленными именно потому, что мы неправильно о них _говорим_. Вот пример, как построение фразы определяет очень многое: принято говорить "я хожу в церковь" (он ходит, мы ходим и т.п.) Когда убеждают, говорят, что "надо ходить в церковь" и т.п.
А человеку сторонему, на самом деле, не очень-то понятно, зачем надо именно _ходить_ куда-то. Да и те только стороннему - многие так всю жизнь и "ходят в церковь", "выстаивают службы"... это очень тонкий обман, люди-то уверены зачастую, что у них все в порядке, раз они - ходят и стоят...
И в ответ на вопрос - как придти в церковь - разве что номер трамвая подскажут...
Когда на самом деле следовало бы говорить: "Я пришел в Церковь, и - хожу в храм и участвую в Богослужении".
Потому что Церковь - это не здание, а все Сообщество во главе с Главой, Христом. (И ответ на вопрос, как в Нее придти - это уже будет очень ясная и важная информация). То есть придти в храм и придти в Церковь - совсем не одно и то же!... и это на уровне _языка_ должно быть понятно, этого требует миссия! И внутренняя миссия тоже, кстати - потому что придти в храм и участвовать в богослужении - тоже совсем не одно и то же! Участвуют - сердцем, волей, всем вниманием, телом. А стоят - только ногами. И это тоже должно быть понятно на уровне того, как мы, православные христиане, выражаемся! Чтоб словами прояснять, а не запутывать.
(Ну и конечно, вопрос о том, что есть участие в богослужении, вскрывает огромный и важный пласт сразу, вводит человека в молитву, а не в "обрядоверие").
Это актуальная проблема, т.к. действительно многие всю жизнь "ходят в церковь" и "стоят на службе", и искренне считают это своей мерой, а горячую молитву - уже чем-то "сверх", дополнительным, не для всех и т.п.
И внешние соблазняются - зачем "ходить" и "стоять"...