primus_ (primus_) wrote,
primus_
primus_

Category:

Байки скорой помощи

Замечательный сборник заметок врача скорой помощи.
У автора великолепный слог - напоминает Джеймса Донливи.
Via alex_smirnov

     Байки скорой помощи. Сидоров Михаил

     Никого не трогали, ждали на светофоре.
     А он по зебре вихлял, пьяненький.
     Увидел, встал напротив – и матом!
     Потом всхрапнул, пал оземь и заелозил копытами.
     Откачали уёбка.
     Мы ж добрые.


Дальше я выбрал самое зацепившее. Для себя. Что бы еще раз прочитать через время.

                                            ***

     Ночь. Вызов. Через минуту повтор: скорей! Подрываешься и летишь. Диспетчер по рации: Быстрей – скандалят!
     Вываливаешься из кабины, дверь вбок, одной рукой чемодан, другой кислород, на плече кардиограф, дефибриллятор, на другом сумка с реанимацией, папка в зубах, домофон чуть ли не носом: пи-и-и-и…
      КТО ТАМ?
     Всё. Можно отнести кислород, дефибриллятор, сумку с реанимацией. Расставить неторопливо, подключить шланги. Позвонить снова и зевая войти.
     Ничего там нет.
     Проверено.
     Годами.

                                            ***

     Нельзя брать деньги, если их дают с помпой. А настаивают – тем более!
     Номера купюр переписаны.
     Список, как правило, под телефоном.
     Тоже проверено.
     Неоднократно.

                                            ***

     Полковники невыносимы.
     Снисходительное «ты» свысока.
     Даже если одёргивать.
     Даже когда чехлятся.
     Холуи трёхзвёздочные

                                            ***

     По коридору надо идти тихо и на пороге чуть задержаться.
     Так, чтоб не видели.
     И не слышали.
     Бесхитростное большинство начинает стенать только при твоём появлении.

                                            ***

     И не вставать перед дверью.
    Могут пинком открыть.


                                            ***

     Начал обычно: чем болеете… последнее обострение… что принимаете? А в спину сказали:
- Чё хуйню спрашиваешь – лечи давай!

                                            ***

     Принадлежность к прокуратуре объявляют ещё в прихожей.
     И недоумевают, не встретив подобострастия…

                                            ***

     Что странно – многим сочувствуешь.
     Против воли порой…

                                            ***

     В кафе – только ночью. Днём куражаться: жрёте, мол, а там люди мрут! Или наоборот, уважухой задостают. Один вот, недавно, от полноты чувств, предложил шаверму за ним доесть…

                                            ***

     … и бесконечные тридцатилетние сучки с головными болями.

                                            ***

     Впихнули в нагрудный карман полтинник. Как швейцару. С такой, знаете, превосходцей: на тебе, братец, на сигареты!
     А был с получки – достал тысячу, сунул меж пузом и трениками: а это вам, милейший, на погребение!
     Пришла жалоба: такой-разэтакий, и даже говном бросался…
     Лишили премии на год.

                                            ***

     Выцелив самого трезвого, надо сказать: вы мне кажетесь наиболее здравомыслящим из присутствующих…
     Строить событыльников будет исключительно он.

                                            ***

     Коллега.
     Изящен.
     Подтянут.
      Эрудит. Интеллектуал. Знаток поэзии и шахматных комбинаций. Цитирует наизусть и искромётен до зависти.
      Убеждён, что все нам должны. Но милосерден – войдя в положение, соглашается взять вещами.
      DVD-плеером, например.
      Или узелком столового серебра.
      С полной сумкой порой со смены идёт.

                                            ***

     С онкологическими как с детьми – предельная искренность!
     Никаких недомолвок и без утайки. 
     Они ж чувствуют.

                                            ***

     Элитный дом. Повсюду иконки и выдержки из Завета. Тридцать семь штук насчитал – только от прихожей до спальни. А перед дверью, на ход ноги, молитва висит, от руки аршинными буквами.
     Видать, сильно с совестью не в ладах.

                                            ***

     Старики гниют в одиночестве, гордясь успехом детей…

                                            ***

     Концерт Шнура в Ленсовете.
     Пьяные, потные, полуголые, неуправляемые имбециллы.
     Летающие бутылки, битые черепа, облака табачья.
     Кровь, моча, разлитое пиво.
     Хрип и корчи со сцены.
     И мат.
     Отовсюду.
     Со всех сторон.
     Вакханалия матерщины.
     Увозили сразу троих и чуть не подрались с ними в салоне.
     Сдали, отзвонились – опять туда же!
     Ну уж хрен!
     Взяли остановку в пути, – видим, мол, тело на тротуаре, проехать мимо клятва Гиппократа не позволяет, – а сами зашхерились у Ботанического и минут сорок только в себя приходили.
     Болтают, Шнур нынче в Оперу подался и там, по слухам, всю труппу очаровал.
     А меня вот, как вспомню, до сих пор передёргивает.

                                            ***

     Молодые мамы, заспавшие новорожденных.
     Обнимут его во сне, а он под тяжестью руки задохнётся.
     Маленький же ещё.
     Раза три попадал – полпачки потом выкуривал, в один присест.

                                            ***

     Перевернулись на скорой.
     Легли на бок и, вращаясь, ещё метров тридцать проскрежетали.
     Остановились, выбили люк в крыше, вылезли.
     Первое, что увидели – руки с мобильниками.
     Фотографируют!
     Человек десять, не меньше.
     Корячились, извлекали больного – никто не помог.
     Ходили кругами, ракурсы
выбирали.

                                            ***

     Псих в равной степени и всемогущ, и беспомощен…

                                            ***

     Коллеги. Везли бомжару в больницу и метелили его всю дорогу. Крики писали на диктофон. Вечером пили чай, слушали и смеялись под тортик...

                                            ***

     Люди безумны...

                                            ***

Бухал всю осень – бросила баба.
Обезножил: умоляет, трясётся...
Лекарим.
- Я ей DVD купил, – успокаиваясь, – фильмов кучу, микроволновку, утюг…
И вдруг – волком:
- Отомщу-у-у-у-у! Х-х-х… атамщу-у-у-у-у!

                                            ***
Особняк.
Аритмия.
Купировал, собираюсь.
- А вы не хотели бы у нас дворником поработать?
Ахуй.
Ступор.
Онемел, честно.
Они ж, на голубом глазу, дальше:
- Нам дворник нужен, интеллигентный. Чтоб и пообщаться, и помощь оказать, если что. И зарплата достойная – не то, что ваши копейки...
И главный хит:
- Не понимаю, почему вы отказываетесь?

                                            ***
Обрёл истину: чиновный люд считает наши деньги своими.
Сами признаются, разболтавшись с реланиума.
- В больницу? Надолго? Ч-чёрт! Транш, как назло, НАМ пришёл...

                                            ***
Да.
Согласен.
Засранцы.
Врачи-вредители.
Но в общем зачёте – с большим отрывом!
По очкам.
У Бога.

                                            ***
Главврач, разжирев килограммов на двадцать, отменил выездным ужин.
Приказом.
Оперативность, типа, страдает.

                                            ***
Идёшь по городу – каждые пять минут скорая.
За бугром – ну хоть бы одна!
Делом занимаются потому что.
Заходил, спрашивал

                                            ***
Пьяных ветеранов велено развозить по домам.
Реверанс, типа – заслужили, чертяки!
Но только раз в год.
Девятого.

                                            ***
Жалуется и трещит семечками.
-  Может, прервётесь?
-  Не, я без них не могу. Наркотик. Хотите?

                                            ***

     -  О, скорая!
     -  Эт за тобой. Эй, эй... заберите его в дурдом!!!
     Повсеместно.
     Из года в год.

                                            ***

     Пришедший к доктору робок и подобострастен.
     Вызвавший – развязен и хамоват.
     Это в крови.
     Поэтому, лучше сразу, с порога, на них наорать.
     Во избежание.

                                            ***

     Старательнее всех болеют цыгане. Самозабвенно и артистически.

                                            ***

     Во ВСЕХ больницах Санкт-Петербурга на входе в приёмный – порожек.
     Поднимаешь передние колёса – ы-ы-ых! – коллега приподнимает задние – ту-дух, ту-дух! – закатили.
     Порожка нет только в морге Судмедэкспертизы где, по большому счёту, глубоко похеру…

                                            ***

     Не курить невозможно.
     К нулю раскуриваются даже самые стойкие.
     Потому что адреналин.
     Нервы.
     Оттого и язва у всех.
     Голодные же всё время.

                                            ***

     Стало привычным:
     Комната, пациент, юноша у компьютера.
     «В контакте», обычно.
     Внимает рассеянно, просьбы выполняет предварительно дочитав.
     Увозим – спросит: «с тобой поехать?»
     Понять можно.
     Три сотни друзей.
     Всем же написать надо.
     Про болезнь близких.

                                            ***

     Истинно свободны – неизлечимые.
     Из тех, кто ещё ходить может.

                                            ***

     Чужеземный премьер привёз беременную жену, и к ней немедленно кардиологов прикрепили.
     А ну как рожать начнёт?
     Сутки за ней ездили, поссать сходить не могли: сказано же – неотлучно!
     Линия, естественно, без спецов: шоки, инфаркты…
     Неплохую жатву смертушка собрала.

                                            ***

     Обещанный грипп.
     Тупенькие, смешливые кисы с тридцатью семью и тремя.
     Вечером, в основном.

                                            ***

     Не пропустив, впилила нам в борт.
     Отдышалась: накапайте корвалола…
     Выяснилось – третье ДТП за год. Больше, утверждает, не попаду – сколько ж можно?     
     Надо, надо было накапать.
     Чтоб надула.

                                            ***

     Сняли с электрички с укусом змеи.
     На вопрос, кто укусил, расстегнув молнию, вытащил из кармана гадюку.
     Живую.

                                            ***

     -  Алё, чего от живота лучше принять?
    -  Лучше – если к вам доктор подъедет.
    -  Не, мы в Лондоне. К врачу дорого, так вы скажите, чё нам купить…
    Нош-бру посоветовали.
     Брынцаловскую.
     Пусть ищут.
     В Лондоне.

                                            ***

     Сочувствовать вредно – наполнятся  значимостью, начнут «тыкать»…

                                            ***

     Ввели морфин на инфаркте. Забыли ампулу. Хватились поздно – уже ведро вынесли.
     Зажав в зубах фонари, фильтровали мусор в помоечном «бэтээре».
     Нашли.
     Госнаркоконтроль беспощаден…

                                            ***

     До конца смены корреспондент не выдерживает.
     Сбегает ближе к полуночи.

                                            ***

     Волна болезненных месячных.
     Модно у молодёжи.
     - Да, привычно... да, регулярно.
     Томность, мука, улыбка из-под ресниц.
     И чуткий юноша:
     - Зая... Зая...
Tags: books, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments