?

Log in

No account? Create an account
priest

Святой

Что-то кончается, что-то начинается...

Previous Entry Share Next Entry
Святой. Африка. Ч. 4
priest
pastor_rk_
... Каждый сам выбирает свою смерть.
К добропорядочному семьянину она приходит в преклонном возрасте в окружении дестяка внуков и детей, стоящих у одра.
К солдату смерть подходит с опаской, выжидая удобного момента, чтобы забрать его.
К альпинисту - в виде лавины, когда до покорения К-2 остается всего около ста футов.
К матерям она приходит в момент смерти детей...
...Но есть варианты, когда смерть приходит в том виде, в каком ты не мог предполагать. Эта смерть будет не к месту и не ко времени.
"Сбит автомобилем на пустой дороге, переходя улицу в неположенном месте".
"Смыло за борт волной, во время внезапно налетевшего шторма".
"Застрелен обколотынм наркоманом на Пятой Авеню в час пик".
Это то, как не должно быть.

В нашем случае смерть представляла собой вертолет "Пума" южноафриканского производства, высаживающий шестерых человек в двухстах ярдах от нас...
- Бежать будем? - Майк неторопливо закурил сигарету из последней пачки.
- Пуля быстрее, - я пожал плечами.
- Тогда подождем, - он выпустил дым в вечернее небо.


Шестеро челвоек в камуфляже и модульных разгрузочных жилетах перебежками приближались к нам. Дергаться было бессмысленно.
- Тепловизор на вертолете?
- Да, входит в нештатную комплектацию вертолета частных военных компаний.
- И зачем им мы? Это же не Sunday's corp?
- Не мы. Я.

Тем временем, осознав,что засады нет, а мы не собираемся бежать,отряд взял нас в кольцо. Вперед вышел один из них и снял маску.
- Здравствуй, Роджер. Или... Отец Алекс?
- Алекс, Киндейл. Просто отец Алекс.
Киндейл оглядел нас обоих, вытер пот со лба, закурил и произнес:
- Далековато же вы забрались.
- Как получилось.
- Глупостей вы делать не собираетесь, так что сдайте оружие.
Я мотнул головой Майку. Тот напрягся.
- Не упорствуй. Шесть стволов и пулемет на вертолете. А я никогда не верил фильмам про Рэмбо.
Майк с неохотой снял с плеча АКМ и вытащил из-за пояса "Кольт" Валенды. После чего медленно положил перед собой.
- Ну вот и хорошо, - один из бойцов забрал оружие и вернулся на позицию, - поговорим, святой отец?
Мы отошли с Киндейлом в сторону.
- Спросить "Как дела"? в такой ситуации будет неуместно?
- Киндейл, ты всегда был сволочью, - я рассматривал вечерний лес, - что тебе надо?
- Ты. Мне нужен ты. Точнее твоя жизнь... В случае, если кто-то ещё знает о Кот'Д'Ивуаре.
- Никто. За прошедшие четыре года никто не узнало событиях, предшествовавших приходу к власти нового президента.
- Это хорошо, - Киндейл затянулся сигаретой.
- Не очень. "ЕО" подставило меня тогда. Меня, Линду и пятерых чертовски хороших парней. Но я выучил урок и держал рот на замке. Я хотел просто жить. Не встречаясь с вами.
- Увы, увы... Ты был не в курсе двух групп "Зачистки", которые встретили бы вас, если бы вы выжили после встрече с предупрежденной президентской гвардией. Но пока они отвлекались на вас, мы с Якобом выполнили основную работу. Аккуратно, но эффективно.
- Оно того стоило?
- Две нефтяные вышки на выбор компании в аренду на сто лет каждая, в обмен на шестерых "военных преступников". Банальная экономика.

...Он был прав. К тому моменту моё отделение устало от грязной работы, которую нам поручали. Мы не были святыми, или подвижниками. Нам платили деньги - мы охраняли, убивали, зачищали. Мы могли убить ребенка, если у него в руках было оружие. Женщину, которая бросалась на нас с ножом, когда мы шли по деревне. Но всё же грань, за которую можно было переступить и перестать быть человеком - мы не переступали.
Как-то я отказался участвовать в рейде против племени на севере одной страны. Я знал, чем это закончится - сожженые деревни, убийство всего живого в округе. "Акция устрашения". После такого никто не высовывал свой черный нос из леса, дабы начать "новую борьбу". Нам платили за спокойствие в стране. А уж как мы этого добьемся - никого не волновало.
Тогда нас отстранили на полмесяца от активной работы. Психолог попытался промыть нам мозги, мы попытались его обмануть... Видимо, неудачно, потому что следующей была операция в Кот'Д'Ивуаре. Нас просто решили разменять. Дорого, но эффективно.

- Как вы нашли меня?
- О! Это было чертовски непросто. Ты хорошо спрятался, свято-о-о-оша, - он нараспев закончил фразу, - мы считали, что вы все погибли в том микроавтобусе. Но всё же решили проверить. К сожалению, в той мешанине тел в машине, опознать тебя было невозможно, и мы успокоились. Однако, буквально через полгода Линда уволилась из компании и исчезла. Мы начали копать её прошлое и очень удивились найдя вашу "семейную" связь. Ты правда с ней не спал?
- Нет, - отрезал я, - что дальше?
- Дальше мы нашли её исповедника - отца Себастьяна, и потянули за ниточки.
- Священник выжил?
- Увы. Умер от сердечного приступа прямо в церкви. Горевала вся паства. Были шикарные похороны, а мэр города сказал пламенную речь...

...Отец Себастьян был одним из немногих священников, кто реально смотрел на вещи. В шестидесятых он служил под командованием Майкла Хоара в Конго, но после того, как ООН вывело их из страны, он, поскитавшись пару лет, попал в церковь, где и отринул прошлое. Через десять лет он своими руками отстроил церковь, собрал паству, организовывал службы. Он жил, и помогал другим людям. Его любили и к нему шли. Потому что он был честен. Перед людьми и самим собой. Когда он посвящал меня в сан, то сказал только одно: "живи так, чтобы Бог всё же задумался - куда тебя направить - в Ад, за твоё прошлое. Или в Рай - за твоё будущее. Помни об этом, сынок".
А сейчас он мертв. Человек, убивший его стоит передо мной, а я не могу с ним ничего сделать...

- ...Потому мы почти нашли тебя. Но и тут ты умудрился устроить "Прогулку" с местными Guerrilhas. Это кстати второй вопрос. Вернемся.
Мы вернулись к группе. Двое охраняли Майка, остальные держали под наблюдением периметр.
Майк сидел на земле.
- Майкл Мур, журналист?
- Да.
- Или, если быть точнее - Майкл Мур, капитан Армии США, командир роты разведки 101-й воздушо-десантной дивизии, с января прошлого года неофициально работает на ЦРУ. А со вчерашнего дня - трагически погибший в Афганистане.
Майк напрягся.
- О, что вы... Не нервничайте. Некролог был очень красивый, я прочитал в сети Интернет. Похороны будут, несмотря на отсутствие тела.
- С-суки, - выдохнул Майк.
- А вы думали, что ЦРУ посылает на такие задания людей с возможностью вернуться? С позавчерашнего дня в четырехместном номере в "Люксе" дежурит группа молодых людей спортивного вида с явным заданием не допустить на борт самолета одного человека. Вас.
- Всё, Киндейл. Мы поняли. Чего ты от нас хочешь теперь?
- Я? Сначала я хотел вас убить. Обоих. Ну или сдать Майкла ЦРУ. Нам же нужно дружить. Но теперь... Живите. Валенде примерно в трех часах пути отсюда. У него около взвода солдат и он очень зол. До города вам не добраться без воды и еды. А теперь и без оружия. Так что я просто сообщу о выполнении задания. Никто не узнает, где вы умерли. Да собственно ВЫ УЖЕ МЕРТВЫ. Так что... Прощайте, джентельмены.

Киндейл махнул рукой своим подчиненным и они погрузились в вертолет. Винты раскрутились, камуфлированное тело машины оторвалось от земли, неторопливо набрало высоту, и вскоре гул её винтов затих в отдалении.
- Интересные у тебя друзья, святой отец.
- Такие же как и у тебя. Разгрузочный жилет тащи.
Майк вернулся, копаясь в подсумках.
- Так, у нас одна фляга воды на двоих, пара галет, шприц с чем-то, пара магазинов к АК, нож.
- И твой пистолет.
- Какой пистолет?
- Майк, не придуривайся. Насколько я могу судить - "Кольт Коммандер" в кобуре на подкладке брюк.
- Но откуда...
- Ты слишком тяжело бежал и прихрамывал на правую ногу - она у тебя была перегружена. Ладно... пошли.
- Куда?
- До русла реки ещё около шести миль, дальше попробуем свернуть на север - там должны быть заброшенные фермы.
- Ты хоть знаешь, куда идти?
- Примерно. Где-то через семьдесят миль мы должны выйти на заброшенную дорогу Карамунга - Либао. А по ней уже ещё через двадцать миль выйдем к людям.
- Угу, -Майк вздохнул, - всего ничего. если нас до этого не застрелит Валенде, не съедят звери, не прикончит жажда и голод... Я ничего не упустил?
- Почти. И если мы ещё не убьем друг друга. Пошли, капитан, пошли.

Уже шагая по темному бушу Майк спросил меня:
- Мы же уже мертвы. Зачем мы всё это делаем? Зачем.
- Ты можешь оставаться. Мне есть для кого жить. И за кого мстить, - я внимательно смотрел под ноги, опасаясь поймать "подарочек".
- Линда?
- Не важно, Майк. Не важно. Я буду жить и сражаться пока будут силы.
- Ты не воин.
- Я человек. Это важнее.
Двое шагали через ночной буш...


  • 1
Варенду это родственник Валенды? :) Если не влом, просмотри плз текст на предмет лишних или отсутствующих пробелов.

ветеран, тем более командир, прошедший путь от солдата или сержанта до командира роты, да еще в разведке, имхо менее эмоционален.
но - ок. весьма.

мей би.
Только не забывай, кому он верил, и кто его предал.
В армии у тебя - друзья, твои люди, твой отряд. А тут - "Служба государству".

Ну в качестве расходников редко бросаются офицерами, тем более в операциях, где на кону хорошее бабло - такое быстрее всплывет. Скорее уж свежеоформленного оперативника или просто наемника, благо их жопой жуй было.
Ну это я так, академического ради.

  • 1