?

Log in

No account? Create an account
priest

Святой

Что-то кончается, что-то начинается...

Previous Entry Share Next Entry
Святой. Африка. Ч.2.
priest
pastor_rk_
- Ашомо! В лес! Уводи людей!
Ашомо посмотрел на меня безумными глазами и побежал к церкви.
Мы с Майком переглянулись.
- Майк, уходи к гаражу.
- Уже не успею.

Из грузовика горохом посыпались солдаты, а из первого джипа вылез моложеватый негр в малиновом берете и новой униформе. Пижонский "Кольт 1911" в "бьянчи" сильно контрастировал с потрепанными ФАЛ-ами и АКМ-ами китайского производства у его солдат.
- Валенда... - прошептал я.
- Это плохо?
- Это ещё хуже. Раньше его сдерживал только Шиомо. Он пытался пару раз захватить склад медикаментов и госпиталь, но каждый раз отступал, т.к. ему не давали солдат.
- А теперь?
- А теперь он главный...

Валенда оглядел открывшуюся картину: разбитый джип, меня, Майка, миссионеров у церкви. Потом посмотрел на меня.
Я вышел вперед.
- Здравствуй, вождь.
- Ты свя-я-я-ященник, - он оглядел меня с презрением - Ты укрываешь убийц моего народа.
- Я никого не укрываю, вождь.
- Т.е. эта машина просто так получила с десяток пулевых пробоин, а Шиомо сам умер от остановки сердца после приезда двух "журналистов"? - Валенда явно наслаждался моментом. Уйти мы уже не успевали. Мы все были уже мертвы. Вопрос был только в том, сколько времени он нам оставит.
- Все, кто находится здесь - простые миссионеры.
- У этого человека выправка Вест-Пойнта, - Валенда кивнул на Майка.
- Он журналист.
- Он такой же журналист, как я - фермер! - Валенда обернулся к солдатам и что приказал им на наречии.
Солдаты окружили прихожан. ещё двое следовали за вождем, который подошел к нам.
- Ты всегда сопротивлялся мне, святоша. Никогда не давал мне зайти с оружием в миссию. Никогда не давал наркотиков из госпиталя... ты приравнял наше освободительное движение к каким-то... bandito?
- Правила были едины для всех, вождь. Никому не стоило их нарушать.
- О! Никто и не будет нарушать. Что ты... просто будут новые правила.
По его сигналу солдаты начали загонять людей в церковь.
- Пойдемте к гаражам, здесь сейчас будет немного жарковато.
Я понял, что сейчас случится непоправимое.
- Ты... Ты не сделаешь этого!
- Почему, святоша? Твоя вера для меня ничто. Эти люди - бесполезны. Ты сам для меня бесполезен. Вы все умрете не сегодня, так завтра, когда "освободительная война" докатится и до сюда. А мы... О! мы оставим убедительные доказательства того, кто это сделал.
Из грузовика тем временем вывели трех связанных и избитых солдат с блокпоста "Регуляров".
Их подвели к церкви, повернули к ней лицом и расстреляли... Кто-то из прихожан закричал, заплакали дети...
Веревки на руках регуляров перерезали, а их самих разложили в разных позах вокруг здания.
Тем временем солдаты под шумок начали грабить госпиталь и колоть себе всё, что найдут. Кто-то вытащил наиболее красивых женщин из толпы и на ступенях церкви начали их насиловать.
Валенда оглядел это с улыбкой и крикнул:
- Поджигайте!
Дверь в церковь завалили, а из гаража потащили канистры с бензином...

...нельзя. так было нельзя... я обещал. я же обещал им. они верили в меня. все. верили в меня, в Бога...
...я не могу. мне запрещено... я не могу, Господи. если я это сделаю, то пути назад уже не будет...
...а если я этого не сделаю... умрем мы все.

- Валенда!
Он обернулся ко мне с улыбкой.
- Тебе понравится этот новый праздник, священник.
- Не думаю.
Удар в живот, Валенда складывается в хрипе, левую руку на "бьянчи", кольцо вниз, открыть кобуру, пистолет взведен...
Майк тем временем вырубает одного сопровождающего и дерется за АКМ со вторым.

Приставляю пистолет к голове Валенды.
- Прикажи им остановиться!
- ...зхр.... хр...
- Я сказал, прикажи!
- Остановитесь...
- Громче! - удар рукояткой в нос, хруст костей...
Все замерли.
- Стоять!
Майк вырубил второго противника, схватил его автомат и стал вытаскивать магазины из подсумков.
- Скажи всем загрузиться в грузовик! - голос мой звенел от напряжения.
- Если ты убьешь меня - они убьют тебя.
- Но ты-то уже будешь мертв, Валенда. Как тебе такая перспектива?
- Ты же священник. Тебе нельзя убивать.
- Мне нет. Ему, - я кивнул на Майка - можно. Хочешь проверить?
Майк тем временем держал на прицеле группу около госпиталя, переводя прицел на поджигателей и обратно.
- Скажи всем, пусть грузятся в грузовик и убираются на базу!
Валенда посмотрел на меня волком и промолчал. Я приставил пистолет к его коленной чашечке.
- Я не убью тебя. Но больно тебе будет. Причем ты больше не сможешь ходить. Всю жизнь. И вместо "освободительного фронта" твоя работа будет заключаться в побирании милостыни около отеля "Люкс" в Ньютауне. Как тебе такая перспектива в 20 лет? Никому не нужен безногий командир.
Он побледнел.
- В грузовик! На базу!

Солдаты гуськом загрузились в грузовик и один из джипов. Они тащили медикаменты, обезболивающие, ящики с консервами. Но это уже не имело значения.
Наконец, машины развернулись и направились в сторону холмов. Майк и Валенда освободили двери церкви.
- Ашомо! Заводи автобус. Бросайте всё. Мы уходим.

Заторможенные люди попытались осмыслить происходящее. Никогда не бываешь так близко к Богу, как на волосок от смерти. Никогда. Факт смерти не страшен. Страшна неизвестность и то, как ты умираешь. А умирать ТАК никто не хотел... мужья приводили в порядок женщин, кто-то успокаивал детей...
Сзади раздались два выстрела. Я обернулся.
Майк поднялся, сжимая в руках второй АКМ.
- "Никогда не оставляй за собой врагов".
- Они были уже не опасны.
- Не важно. Нам нужно оружие, - он протянул мне автомат и разгрузку.
Я покачал головой.
- Отдай Ашомо.
Майк пожал плечами и пошел к автобусу...

Через полчаса мы выехали на дорогу к Ньютауну. Впереди ехали мы с Валендой на переднем сидении. Я вел, а Майк держал на прицеле нашего "вождя", чтобы тот не совершил каких-либо глупостей.

Третий блокпост "национального фронта" мне не понравился сразу. Такое чувство, что все восемь бойцов на нем были уже обдолбаны до "неуязвимости" в своих мыслях.
Джип остановился по приказу.
- Не дергайся, - предупредил я Валенду.
- К-к-к-кто в-в-вы?
- Мы - мирная христианская миссия. Едем в Ньютаун в театр, детям показать.
- Почему он с вами? - кивнул солдат на Валенду.
- Я их сопровождаю. Личный приказ.
- А... А что в автоб-б-бусе?
- Миссионеры, солдат. Ничего особенного.
- Сейчас посмотрим. Выйти из машины!
- Майк, аккуратно, без крови...
Тем временем из автобуса стали вытаскивать людей. Солдаты гогоча стали указывать на женщин.
Я заметил, что Ашомо мешкает с выходом из автобуса.
- Оставьте женщин здесь и езжайте!
- Мы миссионеры. У нас есть разрешение военного вождя!
- Меня это не волнует!
В этот момент Валенда толкнул меня плечом, я откинулся на джип, а террорист рванулся к солдатам, что-то крича. Автоматы Майка и Ашомо загрохотали одновременно. Первые выстрелы выбили бойца за ДШК и досматривавшего нас солдата... Остальные откатились к мешкам и пытались подавить нас огнем. Майк снял ещё одного, но силы были неравны.
- Ашомо, заводи!
Автобус с людьми протаранил шлагбаум и понесся по дороге к Ньюпорту. Заднее стекло разлетелось от очереди особо ретивого бойца, но его быстро успокоил Майк.
- Уходим!
- Куда? Мы не прорвемся к джипу.
- Их четверо и с ними Валенда.
- Тогда в саванну.
Я посмотрел на Майка удивленно.
- Ты вообще оперативную обстановку по региону смотрел?
- Да. Но можно изложить её как-то покороче. У меня осталось два магазина.
- Terra la muerto. Минные поля на сотни квадратных километров. Их засеивали все воюющие стороны почти 30 лет подряд. Пройти сквозь них не зная троп - почти нереально.
- О! это как раз мой профиль. Посмотри у этого трупа пару гранат.
Пули разбили приклад автомата, но я всё же нашел пару запасных магазинов и гранат. Руки работали автоматически, вспоминая прошлое.
Майк выхватил обе гранаты у меня и не глядя зашвырнул их в сторону джипов.
- БЕЖИМ!

Мы сорвались с места и побежали. Всё быстрее и быстрее, пока есть возможность и силы. Моя рука всё ещё сжимала бесполезный "Кольт" Валенды. Ноги сами перешли на "волчий бег". Майк удивленно посмотрел на меня.
- Кем же ты был, священник?
- Не твоё дело. Бежим быстрее. Через полчаса за нами пойдет погоня.
- Зачем ему сюда-то соваться?
- Если он не убьет нас - он перестанет быть командиром. Вождь, который упустил своего врага - негодный вождь. Его убьют. Так что либо мы, либо он... Минные поля начинаются за тем холмом. Что дальше - я не знаю.
- Сколько у нас времени?
- Если рация на посту уцелела, то минут 20.
- Тогда прибавим шагу.

Два мужских силуэта при свете восходящей луны бежали по саванне... Мысли путались и крутились...

...Вот я в составе "ЕО" обучаю бойцов в Сьерра-Леоне... Мальчишки, пацаны, дети. Но все с оружием в руках и жаждой убивать. Ибо только человек с АК может чего-то добиться в Африке. Мы бежим по плацу "раз-два", "Раз-два". Автоматы тяжелы и колотят их по плоским от недоедания животам. Но в глазах - ярость...
...Вот нашу колонну обстреливают из минометов расчеты повстанцев. Головной "Каспир" подбит, из всех щелей лезут чертовы каффры, а Ван Зайк, мой друг, с которым мы были не единожды в передрягах, лежит мертвый, а вытащить его уже нет никакой возможности - спастись бы самим. мы вернемся сюда завтра, отутюжив авиацией и артиллерией окрестный буш в радиусе 10 километров, но то, что они сделали с ним, уже мертвым... TIA
...Вот я принимаю сан. Спокойно и степенно. Меня нет. Меня нет ни для бывших сослуживцев, ни для сторонников нового президента страны. Неудачное покушение стоило нам пятерых отличных парней. Линда, наш врач, вытащила меня из той заварухи и привела в церковь. На следующий день оттуда вышел уже не Роджер Суровски, 32 года, сотрудник частной военной компании, боевой оперативник, а отец Алекс...
...Я не смог покинуть Африку. мне казалось, что я могу спасти людей Словом и Делом.
...Горящий Койду. По улицам бегают "левые", "правые", просто люди с оружием. Горит всё, что может гореть. Угнанный грузовик разбивает хилую баррикаду и вырывается из этого ада. Где-то через километр мы видим разбитый джип с надписью "Пресса". Там мы находим Джейни. Линда, уже покинувшая компанию, делает ей перевязку, потом качает головой: "Ничего не могу обещать". Я киваю. тут никто не может ничего обещать. Грузовик едет дальше. Его трясет и подбрасывает на ухабах...

...И снова я бегу. Рядом со мной люди с оружием. Впереди - Смерть. За нами - Кровь. Остается только бежать. Бег и Жизнь как-то связаны. Эту логическую мысль я пытаюсь связать между собой. Потом и эти мысли отключаются. Остается только бег...


  • 1
Лавры Майки покоя не дают? :-)

А при чем тут Майк? =)
Я давно не "брал в руки шашек" просто.
а так - у меня периодически "простыни" проскакивают.

Re: *удивленно*

Не ну Майки же у нас типа "признанный" писатель :-)

А ты и правда давно не писал.

буду исправляться

Пастор тот. Я давно не припомню, что бы ты что-то писал, мэн.
Keep going!

  • 1