Tags: Осень

лемонко

(no subject)

Он ждал. И из пустоты выплыла планета. Обернулась разок вокруг оси, показав своё большое, спелое, как осень, лицо. Сделала виток и прошла под ним.
И оказалось, что он стоит на земле далёкого мира, где растут огромные сочные деревья и зеленеет трава, где воздух свеж и река струится, как реки детства, поблескивая солнцем и прыгающими рыбками.
Он знал: чтобы достичь этого мира, пришлось лететь долго, очень долго. За его спиной лежала ракета. За его спиной лежали сто лет пути, затяжного сна, ожидания – и вот награда.
– Моё? – спросил он у бесхитростного воздуха, у простодушной травы, у медлительной, скромной воды, что петляла мимо по песчаным отмелям.
И мир без слов ответил: твоё.
Твоё – без долгих скитаний и скуки, твоё – без девяноста девяти лет полёта, без сна в специальных камерах, без внутривенного питания, без кошмарных снов о Земле, утраченной навсегда, твоё – без мучений, без боли, твоё – без проб и ошибок, неудач и потерь. Твоё – без пота и без страха. Твоё – без ливня слёз. Твоё. Твоё!..
Но Уайлдер не протянул рук, чтобы принять дар.
И солнце померкло в чужом небе.
И мир уплыл из-под ног.
И другой мир поплыл и провёл парадом ещё более яркие чудеса.
И этот мир точно так же волчком подкатился ему под ноги. И луга здесь, пожалуй, были ещё сочнее, на горах лежали шапки талых снегов, неоглядные нивы зрели немыслимыми урожаями, а у кромки нив ждали косы, умоляющие, чтобы он их поднял, и взмахнул плечом, и сжал хлеб, и прожил здесь жизнь так, как только захочет.
Твоё. Самое дуновение ветерка, прикосновение воздуха к чуткому уху говорили ему: твоё.
Но Уайлдер, даже не качнув головой, отступил назад. Он не произнёс "нет". Он лишь подумал: "Отказываюсь".
И травы увяли на лугах.
Горы осыпались.
Речные отмели затянула пыль.
И мир отпрянул.
И вновь Уайлдер стоял наедине с пространством, как стоял Бог-отец перед сотворением мира из хаоса.
И наконец он заговорил и сказал себе:
– Как это было бы легко! Чёрт возьми, это было бы здорово! Ни работы, ничего, знай себе бери. Но… вы не в силах дать мне то, что мне нужно…
Он бросил взгляд на звёзды.
– Даром не достаётся ничего. Никогда…
Звёзды начали тускнеть.
– Всё, в сущности, просто. Сначала надо заработать. Надо заслужить…
Звёзды затрепетали и погасли.
– Премного благодарен, но спасибо, нет…
Звёзд не стало.
Он повернулся и, не оглядываясь, зашагал сквозь темноту. Ударил ладонью в дверь. Вышел в Город.
Он не слышал, как вселенная-автомат за его спиной заголосила, забилась в рыданиях и обидах, словно женщина, которой пренебрегли. В исполинской роботовой кухне полетела посуда. Но когда посуда грохнулась на пол, Уайлдер уже исчез.
лемонко

(no subject)

От этих печальных страниц я сжигал переплет
На осенних кострах
  • Current Music
    Баюшки-баю.. На краю..
  • Tags
лемонко

(no subject)

Дождями умытое лето уже закрывает глаза.
Настала пора обращаться друг к другу по имени-отчеству.
День и ночь вместе, больше не о чем говорить,
Дождями умытое лето уже закрывает твои глаза.

День выдался серым, но, как бы там ни было, это был день.
Сегодня запомни его, а потом нарисуешь по памяти.
Никогда прежде мир мой не был таким пустым,
День выдался серым, но, как бы там ни было, это был новый день.


Уже тротуары изъедены чёрными дырами луж,
В открытую форточку тянет мазутом и вянущей зеленью.
Человек в шляпе догоняет пустой трамвай,
Уже тротуары изъедены чёрными дырами стылых луж.

Бренчу на гитаре, пока ты пакуешь тугой чемодан,
Пытаюсь запомнить лицо, а вернее – его выражение.
Через час поезд, у подъезда стоит такси,
Бренчу на гитаре, пока ты пакуешь увесистый чемодан.

Облака плывут по факсу
Вниз
Из
Центрального офиса
Облака хотят остаться
Но
Вновь
Куда-то уносятся...
лемонко

(no subject)

А у нас так не бывает.
Чтоб вот - раз! И въехать в осень...
Задремав в пустом трамвае
Под нетрезвую дорогу,
И плестись назад по рельсам,
Ничего не узнавая,
Только выпало согреться,
И опять - не слава Богу!..

А у нас такого нету,
Чтоб ветра по подворотням,
Пролетая бумерангом,
Поднимали тучи пыли,
А над ними вознесённый,
Золотой усталый ангел,
Посылал с улыбкой сонной,
Поцелуи им со шпиля...

Оставаться многосложным
Ни к чему. Я просто знаю,
Что ничто не сгинет в море,
Ничего не канет в лету!
В этом климате возможно всё...
И если вскоре
Дел не будет неотложных,
Я опять сюда приеду.

Есть ещё порох в пороховницах,
Есть ещё ягоды... в огороде,
Чтобы с этим местом слиться,
Притвориться местным, вроде...
И, бродя по переулкам,
В предкушеньи авантюры
Называть батоны - булкой!
И поребриком - бордюры...

Только время здесь быстрее,
Да и воздух пересолен.
Или просто я старею...
Этим городом я болен,
Но перрон не отъезжает,
И не крутится планета...
А у нас так не бывает,
А у нас такого нету...
  • Current Music
    Карпов - Питерская
  • Tags
лемонко

(no subject)

В последнее время я редко был дома
Так что даже отвыкли звонить мне друзья
В разъездах, разгулах конца лета симптомы
совсем перестали вдруг мучить меня

Я подумал, что осенью тоже неплохо
Что осенью слякоть и сер первый снег
Что холод ветров я буду чувствовать боком
Опьянённый сознааньем того, что я человек

Скоро будет зима, чтобы в весне раствориться
А потом будет лето - неизвестно зачем
лемонко

(no subject)

Осень. Холодно. Ночь. Аллея.
Ливень срывает листья.
Страшно... Что я здесь делаю?
Боже, где я?!
Что я здесь делаю?!
Чёрт, не важно...
Тёплая, прелая вонь листопада,
Серый колючий воздух...
Больше всего надо домой,
Надо домой... Паника!
Боже!!! Паника!!! Что это?
Шизофрения?! Страшно,
Страшно, как черту от ладана...
Только б домой...
Но, как у Вия, становятся веки...
Падаю.
Осень. Прохладно. Парк. Под ногами
Лужи-моря с корабельной листвой.
Хочется быть в этом парке - пусть камнем,
И больше всего не охота домой.
Запахи, звуки... Дырку луны
Можно потрогать, оставить вмятины.
Можно слепить свой мир, как сны
Лепят во сне отсебятину.
Хочется бегать по листьям, кричать
Всякую чушь, слов беспредел...
И хочется верить, что можешь летать.
Поверил - полетел...
лемонко

(no subject)

Осень, и в этой связи
Я чавкаю в жиже страстей,
Где чистые чувства в грязи,
А низкие - на высоте.

Хлюпаю под каблуком
Намеками, взглядами, не-
Домолвками и холодком,
Который бежит по спине.

От осени и от грязи
Кутаюсь, жмурюсь, сутулюсь.
Господи, вывози
С этих холодных улиц

В теплую шубу зимы,
Снегом в нас кинь...
Господи, это мы!
Спаси и храни. Аминь.
лемонко

(no subject)

Мой двойник мне помахал рукой
Старое метро, стрелка в восемь
Здесь, кажется, должен быть кто-то другой
Как же незаметно подкралась осень

И хочется прийти несколько раньше