nadejda___ (nadejda___) wrote,
nadejda___
nadejda___

СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ 2015 года

invisible
СВЯТОЙ И ВЕЛИКИЙ ПЯТОК:


#‎Easter2015 Friday morning:



Back in church! This time, for a service that brings Christ’s suffering into broader context with psalms and prophecies from the Old Testament, as well as St. Paul’s meditations on the subject.


After Dad heard my preview of it, he decided to take off work so he could be there too.

So we hear things like King David’s prophecies in Psalm 69: “I looked for sympathy, but there was none; for comforters, but I found none. They put gall in My food and gave Me vinegar for my thirst.”

And the prophecies of Isaiah, such as, “He bears our sins and is in pain for us. We reckoned Him to be in toil and in affliction and trouble from God. But He was wounded for our sins and crushed for our iniquities…therefore He will inherit many and divide the spoils of the strong.”

And St. Paul’s meditations: “For if while we were enemies, we were reconciled to God through the death of His Son, much more surely, having been reconciled, we will be saved by His life.”

And, this time, we get to listen to the account of the Passion from EACH of the four evangelists. See what each one picked up on, thought most important of telling, and compare. Things like only John, who was a young boy actually at the foot of the cross at the time, would pick up on. That Jesus’s tunic – loving sewn for Him by His mother (who was here as well) – was the only material possession He owned that was actually worth anything. Which is why the soldiers didn’t ruin it, but cast lots for it.

After the service, we remove the cross and get everything ready for the denailing service later today. We’ll be back soon.



(Перевод) # Пасха 2015 - пятница утром:

Итак мы опять в церкви! На службе "Царские Часы" - где крестные страдания Христа воспоминаются в более широком контексте псалмов и пророчеств из Ветхого Завета, а также размышлений и рассуждений Святого Апостола Павла.

После того, как я рассказала папе о содержании этой службы, он решил взять на работе выходной, чтобы побывать на "Царских Часах".

Мы слышим на Царских Часах такие вещи, как:

Пророчество царя Давида (Псалом 68): "...и ждахъ соскорбящаго, и не бѣ, и утѣшающихъ, и необрѣтохъ. И даша въ снѣдь Мою желчь, и въ жажду Мою напоиша мя оцта". ( "...и Я изнемог, ждал сострадания, но нет его,- утешителей, но не нахожу. И дали Мне в пищу желчь, и в жажде Моей напоили меня уксусом.")

Пророчество Исаии: "Сей грѣхи наша носитъ, и о насъ болѣзнуетъ, и мы вмѣнихомъ Его быти въ трудѣ, и въ язвѣ отъ Бога, и во озлобленiи. Той же язвенъ бысть за грѣхи наша, и мученъ бысть за беззаконiя наша, наказанiе мира нашего на Немъ ... Сего ради Той наслѣдитъ многихъ, и крѣпкихъ раздѣлитъ корысти ". ("...Он взял наши немощи и понес наши скорби. Мы же думали: разит Его Бог, бьет Его – вот Он и мучается. А Он был изранен за наши грехи, сокрушаем за наши беззакония; Он понес наказание, чтобы мы получили мир... Поэтому Я дам Ему удел с великими, и добычу разделит Он с сильными.")

Размышления Святого Апостола Павла: "Аще бо врази бывше, примирихомся Богу смертiю Сына Его, множае паче примирившеся, спасемся въ животѣ Его". ("Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью с Ним.")

На этой службе мы опять слушали рассказ о спасительных Страстях Христовых, но теперь уже записанный отдельно КАЖДЫМ из четырех евангелистов. Чтобы увидеть и сравнить, на что каждый из них обратил свое особое внимание, что посчитал наиболее важным. Например, только юный Иоанн, который единственный из Апостолов был у подножия Распятия, мог заметить и свидетельствовать о следующей детали (на которую указует и Ветхий Завет в пророчествах - Н.). Это был хитон Иисуса Христа - с любовью сотканный (без единого шва) для Него Его Матерью (Которая была здесь же, у Распятия) - этот хитон был единственное, что было у Христа, имевшее хоть какую-то ценность. Именно поэтому солдаты не разорвали его на тряпки, а бросили о нем жребий, кому хитон достанется ("...б же хитонъ нешвенъ, свыше истканъ весь. Реша же к себе (воини): не предеремъ его, но метнемъ о немъ жребiя, кому будетъ: да сбудется писанiе, глаголющее: разделиша ризы Моя себе и о iматiсме Моей меташа жребiя. Воини убо сiя сотвориша" (Ин. 19:23).

После службы мы убрали с середины церкви Распятие и подготовили всё для следующих сегодняшних служб, посвященных снятию Иисуса с Креста и Его погребению. Мы скоро опять вернемся в церковь.



#‎Easter2015‬ Friday afternoon 3pm (Part 1):

The hour Jesus dies on the cross. Indeed – as Jesus said, “It is finished”. He gets respite from His labors. And so, for the first time in over a week, we sing a hymn in a MAJOR key, while placing an image of Jesus in the tomb in the center of the church.


“When he took down Your immaculate Body from the Cross,
The honorable Joseph wrapped it in a clean linen shroud with spices
And laid it for burial in a new tomb.”

And we also get our first glimpse, our first hope, of His resurrection.

“The Angel standing at the sepulcher
Said to the ointment-bearing women:
The ointments are appropriate for mortal men,
But Christ has been shown to be a stranger to decay.”

But, at this point, it is but a glimpse. And, at the end of the service, the hymns shift back to a minor key.

“Come, let us honor the present-memorable Joseph
Who came to Pilate in the night
And asked for the body of the Life of all:
‘Give me This Wanderer, Who had no place to rest His head;
Give me This Wanderer, Who was delivered to death by a deceitful follower;
Give me This Wanderer:
His Mother saw Him hanging on the Cross and cried with motherly grief:
‘Woe is Me, My Child, My Light, the beloved fruit of My womb!
Simeon’s word, prophesied in the Temple, has come true today:
A sword pierces My heart;
But turn My wailing into the joy of Your Resurrection.’ ‘
We venerate Your Passions, O Christ,
And Your holy Resurrection.”




(Перевод) # Пасха 2015 в пятницу днем, 3 часа дня (часть 1):

Это Час, когда Иисус умирает на Кресте. Реально, на самом деле умирает - как сказал Сам Иисус: "Свершилось". Он получает небольшую передышку от Своих трудов. И в первый раз в течение всей Страстной недели - мы поем гимн в МАЖОРНОЙ тональности, когда устанавливаем в центре церкви образ Иисуса в гробнице ("Плащаницу").

"Благообразный Иосифъ, съ древа снемъ Пречистое Тѣло Твое, плащаницею чистою обвивъ, и вонями во гробѣ новѣе покрывъ положи.» ("Благородный Иосиф, с древа сняв Пречистое тело Твое, чистым полотном обвив и помазав благовониями, в гробнице новой положил.")
И мы также получаем первый проблеск радости, первый луч надежды - на Его Воскресение.

"Мироносицамъ женамъ, при гробѣ представъ Ангелъ вопiяше: мира мертвымъ суть прилична, Христосъ же истлѣнiя явися чуждь." ("Женам-мироносицам представ у гробницы, Ангел восклицал: "Миро приличествует мертвым - Христос же тлению явился неподвластен".)

Но на данный момент, это лишь краткий проблеск радости. И в конце службы, песнопения опять переходят в минор:

"Приидите, ублажим Иосифа приснопамятного, в нощи к Пилату пришедшего,
и Живота всех испросившего: "Даждь ми Сего странного, Иже не имеет где главы подклонити. Даждь ми Сего странного, Егоже ученик лукавый на смерть предаде.
Даждь ми Сего странного, Егоже Мати зрящи на кресте висяща, рыдающи вопияше, и матерски восклицаше:
"Увы Мне, Чадо Мое! Увы Мне, Свете Мой и утроба Моя возлюбленная!
Симеоном бо предреченное в церкви днесь собыстся: Мое сердце оружие пройде.
Но в радость Воскресения Твоего плач преложи."
Поклоняемся страстем Твоим, Христе,
покланяемся страстем Твоим, Христе,
поклоняемся страстем Твоим Христе,
и Святому Воскресению."

(Борис Херсонский
Итак, ублажим Иосифа, который пришел в ночи к Пилату
Просить о теле Того, Кто был Жизнью всем.
Мир стал непрочен, как огонек свечи.
Мир стал бессловесен и нем.

Мир стал бессловесен. Иосиф мог говорить -
Один-единственный, кто не оглох и не онемел.
Он просил: "Дай мне тело Странника,
Он был Сын Божий, но места,
Где главу преклонить, не имел.

Дай мне тело Странника! Пора уж снимать
С трех крестов на Голгофе трех казненных тела!
Дай мне Тело Странника, над Которым Мать,
Видя Его на кресте, горькие слезы лила:

Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне Мой ясный Свет!
Увы Мне, любимый Сын, Тебя носила Я в чреве Моем!
Ты умер и ясным днем уже света нет,
А был бы жив, ночью было б светло, как днем!

Увы Мне, Дитя Мое! Ныне сбылось, что предрек Симеон,
Когда мы Тебя Младенцем в Храм принесли:
Мое сердце прошло оружие. Но - терпелив человек,
Особенно женщины этой Святой Земли!

Мир померк, онемел, не нарушит ночную тишь ничего,
Кроме плача Матери над Пречистым телом Твоим.
Но Ты, Всесильный, в радость этот плач превратишь.
Страшен Крест, но Воскресение к нам придет вслед за ним.)



#‎Easter2015‬ Friday afternoon, Part 2:

Bonding time while reviving an old parish tradition: making Easter eggs for all of Sunday’s visitors! Color them, polish them, put them in netting and tie with a pretty bow (еhe eggs, not the visitors, obviously:-)) )


And, beforehand, a meal to keep our strength. Technically we weren’t supposed to eat anything on Good Friday up to this point today (as Jesus said, when the Bridegroom is taken from His disciples, then and only then should they fast), and there’s still a long service ahead.

In conversation, we remembered all of our old parishioners who have passed away. Like Helen Trygar – didn’t speak a word of Russian, but could sing in Slavonic perfectly. On this day, she would bring large bucketfuls of tuna salad to make sandwiches, and her trademark ambrosia with tea. Those were the days! That being said, these days ain’t bad either. We’re together, just like we have been for the past twenty years, supporting each other, getting ready for an important event. What more could we ask for?





(Перевод) # Пасха 2015 в пятницу днем (часть 2):

Ждем начало следующей службы и возрождаем старую приходскую традицию: делаем пасхальные яйца для всех, кто придет в воскресенье! Красим, смазываем маслом, чтобы блестели, обертываем их в красную сеточку и завязываем на них вьющуюся ленточку (на яйца - не на ожидаемых гостей, конечно:-))) )

А прежде подкрепляемся, чтобы сохранить силы. По традиции, мы не должны были есть ничего в Страстную пятницу до этого момента (как сказал Иисус, только когда Жених возьмется от Его учеников, тогда и только тогда они будут поститься) - а впереди еще длинная служба.

В разговоре мы вспомнили всех наших старых прихожан, которых уже с нами нет. Вот Хелен Тригар - она не говорила ни слова по-русски, но могла отлично петь по-славянски. В этот день она всегда приносила огромную миску, полную салата из тунца, чтобы сделать всем нам бутерброды, а также свой "фирменный" шедевр - амброзию к чаю. Вот это были деньки! Правду сказать, и сегодняшние дни также неплохи.

Все мы вместе, совсем как это было в течение последних двадцати лет: поддерживая друг друга, готовимся к важному событию. Чего лучшего еще можно желать?


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments