nadejda___ (nadejda___) wrote,
nadejda___
nadejda___

Category:

ПОЧЕМУ РПЦЗ БОРЕТСЯ ПРОТИВ ВОССТАНОВЛЕНИЯ РАЗРУШЕННОГО ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА (продолжение)

  
18.   НЕМНОГО О КАЗАКАХ В РЕД БЭНКЕ И ИСТОРИИ ХРАМА СВ. НИКОЛАЯ

     О казаках и их роли во всей этой истории следует рассказать особо, потому что практически всё, что о казаках говорит Синод, является просто неправдой. Неправдой является описание Синодом сути договора Синода с Кубанским Казачьим Союзом относительно Свято-Николаевской церкви в Ред Бэнке. Ложью являются обвинения в адрес Казачьего Союза в том, что Союз якобы выгнал лукьяновский приход из церкви, и что якобы поэтому Лукьянов и Синод вынуждены закрыть приход. А вот то, что Лукьянов и иже с ним пытались и всё ещё пытаются вынудить казаков продать под снос церковь в Ред Бэнке, чтобы стереть её с лица Земли - об этом Синод умалчивает... Но обо всём по порядку.
        Казаки появились в Ред Бэнке после революции 1917 года и гражданской войны в России. Основателем Кубанской Казачьей Станицы в Ред Бэнке был атаман Георгий Чинчаковский (в Америке он взял фамилию Уайт). Казаки всегда считались оплотом православной веры в России. Гоголь ярко описывает мировоззрение казачества: “Садись, казак, одесную Меня! — скажет ему Христос. — Ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал Мою Церковь”. Неудивительно, что когда после долгих лет проведения служб в частных домах и арендованных помещениях, в 1955 году казаки купили здание для своего храма в Ред Бэнке, то собственность оформили не на Синод, несмотря на его настоятельные рекомендации, а на Кубанскую Казачью Станицу в Ред Бэнке. Ведь казаки хотели, чтобы храм навеки оставался Православным, не был разрушен или продан - и кто как не казаки могут быть для этого надежным гарантом и защитой? Казаки преобразили купленное у баптистской церкви здание в настоящий православный храм: установили иконостас (по преданию, привезенный после Второй мировой войны в Америку по досточкам из европейской иммиграции), своими руками сделали и поставили на крышу православный купол с крестом. В трудные послевоенные годы казаки приобретали и дарили иконы и церковную утварь для своего храма.
        Отмечу, что храмовое имущество, как и сам храм, всегда принадлежало казачьей организации. Об этом, в частности, говорит тот факт, что при инвентаризациях имущества храма документ подписывался как настоятелем и старостой прихода (то есть теми, кто пользовался имуществом), так и Президентом Кубанского Казачьего Союза (то есть представителем со стороны собственника имущества).
        Однако с годами казаков в Ред Бэнке становилось меньше. В начале 90-х годов, когда мы появились в храме, казаков в приходе была меньшая часть. Кубанскaя Станицa в Ред Бэнке из-за малочисленности была не в состоянии поддерживать храм и приход. 1 декабря 1999 года был подписан и юридически оформлен договор между Кубанским Казачьим Союзом с одной стороны, и Синодом со Свято-Николаевским приходом - с другой. Суть договора состоит в безвозмездной передаче в пользование приходу и Синоду храма и прилегающего к нему дома без права собственности и права продажи. Пользование не ограничивается каким-либо сроком – но всё это только при условии активного существования Свято-Николаевского прихода и проведения приходом регулярных служб в храме , а также надлежащего ухода за зданиями, уплаты текущих коммунальных платежей и налогов. В противном случае всё имущество переходит в собственность Кубанского Казачьего Союза и купчая, ранее выписанная на "Кубанскую Станицу Ред Бэнка", окончательно переписывается на Союз. Если же последний прекращает своё существование, тогда всё имущество полностью переходит Синоду и купчая переписывается на него.



19.   ВОЗВРАЩЕНИЕ ХРАМА КАЗАКАМ

     В конце весны 2014 года Кубанский Казачий Союз заявляет о праве собственности на храм после того, как узнает, что приход в Ред Бэнке фактически прекратил своё существование: русские православные службы давно не ведутся, храм сдается в наём другой конфессии. Официальный пресс-релиз Синода опять лукавит, заявляя, что данное действие казаков "стало юридическим нарушением многолетнего договора аренды приходом здания...". Не нарушением, а исполнением договора были действия Кубанского Союза. Никакого требования о "выселении прихода", в чём пресс-релиз пытается уверить общественность, казаки не выдвигали - да и как можно выселить тех, кого и так там фактически не было. Сам г. Лукьянов всё отлично понимал, поскольку не стал оспаривать права казаков на собственность (договор был написан так, что пока существует Свято-Николаевский приход в храме, никто его не может оттуда выселить и никто - ни Синод, ни казачья организация - не может продать храм; храм переходит в собственность Кубанского Казачьего Союза лишь при фактическом прекращении существования Свято-Николаевского прихода и его служб в храме - что и имело место быть). Лукьянов лишь попросил об отсрочке передачи имущества до 30-го сентября 2014 г. Как оказалось впоследствии, время нужно было для разграбления храма.
        Так что весь лукьяновский фарс с представлением себя обиженным и незаконно изгнанным из храма казаками гроша ломаного не стоит: задолго до весны 2014 года лукьяновский приход в Ред Бэнке перестал фактически существовать, а храм был превращен в источник дохода... Следует напомнить, что шесть лет назад Казачий Союз обращался к г. Лукьянову с просьбой разрешить Союзу несколько раз в году пользоваться помещением трапезной для проведения собраний - и получил отказ. Теперь же, после фактического закрытия прихода и превращения храма с домом в дойную корову, необходимость юридического ухода г. Лукьянова из Свято-Николаевского храма была, что называется, у него "на лбу написана". А за договор 1999 года огромное спасибо досточтимому судье Милтону Гелзеру, который утвердил договор и сказал, что надо остановить распространение безбожия в Америке.


20.   “ВСЁ ОКАЗАЛОСЬ В ПОРЯДКЕ”, ИЛИ РАЗОРЕНИЕ И НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД ХРАМОМ

     Казаки законно рассчитывали, что храм им будет возвращен вместе с храмовым имуществом, которое они передали в пользование приходу и Синоду в декабре 1999 года, в соответствии с договором. Храмовое имущество включало, в частности, Причастную Чашу и всё необходимое для совершения Литургии; Напрестольное Евангелие; Плащаницу; священническое облачение; богослужебные книги и множество икон; аналои и подсвечники. Естественно, была и мебель, в том числе в трапезной под храмом.
        Однако церковь оказалась варварским образом опустошена: за исключением 7-ми именных икон, подаренных казаками-основателями казачьему храму, из церкви было вынесено практически всё до гвоздика, а что осталось - было сломано или варварски осквернено. Вынесены были не только иконы, все облачения и церковная утварь, вынесено всё, что можно вынести и что может "пригодиться в хозяйстве": вся мебель, светильники, термостаты; настенные кондиционеры вырваны, что называется, "с мясом" - в стенах остались сквозные дыры, через которые можно было наблюдать небо и деревья на улице. Сломано всё, что невозможно было унести: центральный кондиционер и обогреватель церковного помещения (установленные лишь за год до появления г. Лукьянова в нашем храме); нагреватель воды; сломана водопроводная труба; канализация в нескольких местах засорена и не работает, унитаз сорван со своего основания (видимо, ударом ноги); сломано освещение в храме; повсюду из стен торчат и разбросаны по полу оголённые электрические провода. Внешние блоки кондиционеров на улице демонтированы и исчезли в неизвестном направлении, а ведущие к ним высоковольтные провода, не отсоединенные от электрической системы, оставлены лежать на улице - рядом с дорожкой, по которой ходят люди. Иконостас - тот самый, дорогой и памятный для казаков Иконостас, по преданию, перевезенный по досточкам из европейских послевоенных лагерей - вырван и унесен, лишь зияющие раны остались в стенах и на полу; купол с крестом также сорван с крыши храма, и на крыше зияет рана. В чистом виде - сцена после разорения православных храмов варварами, иноверцами, богоборцами. Апокалиптичность картины усиливал стоящий во всей церкви смрад, исходящий от обильно разлитых человеческих испражнений на полу в туалете и в помещении, где располагалась трапезная... Можно только представить шоковое состояние Георгия Борисова, вице-президента Кубанского Казачьего Союза, когда ему пришлось видеть и обонять всё ЭТО при передаче ему собственности и ключей. Менее чем кощунством и надругательством над храмом содеянное г. Лукьяновым и его командой не назовёшь.
        Однако г. Лукьянов пытается представить дело так, что якобы не храмом вместе с имуществом он пользовался все эти годы, а был простым "жильцом", арендующим пустое здание и вынесшим при выезде своё имущество. Но если даже принять такую точку зрения, то и в этом случае разрушение инфраструктуры храма, поломки Иконостаса и купола, которые являются частью архитектуры здания, - это не "вынос своего имущества", а вандализм в чистом виде.
        Пресс-релиз Синода, описывая передачу собственности, немногословно и чинно пишет, что в храме все оказалось в порядке”. А знает ли Синод (и Митрополит, в частности), в каком виде был оставлен храм? Берет ли на себя ответственность за свои слова на официальном сайте о том, что “все оказалось в порядке”? А если да, то получается, что осквернение храма в прямом смысле слова и вандализм - это, по мнению Синода, порядок вещей. A может быть по мнению Митрополита это еще и "храбрый" поступок? Ведь срывая Иконостас и купол с крестом с церкви, г. Лукьянов "перевыполнил" задание Митрополита: в указе от 28 августа (в День Успения Богородицы) ничего не говорилось о сносе Иконостаса и об обезглавливании храма, да и о вандализме тоже... Замечу только, что такого рода храбрость подобна храбрости не боящихся Бога безумцев и "новоявленных иуд", в иные времена по всей России "срубавших головы церквям". И представить противно, как некто в рясе вырывает иконостас, затем лезет на крышу и срывает крест и купол. Даже во времена безбожной революции в России невозможно вообразить подобных апокалиптических картин.


21.   “ГДЕ ДЕНЬГИ, ЗИН?”

     Кроме разорённого храма, г. Лукьянов оставил неуплаченные долги: за электричество, газ, страховку, налоги, воду и канализацию (по соглашению 1999 года, оплата по уходу за церковной собственностью входила в обязанность Синода и прихода), - "объяснив" Георгию Борисову, что у него нет денег. И это говорит, если верить Митрополиту и Синоду, честный и храбрый священник, настоятель большого прихода с как минимум 75-ю прихожанами, щедро жертвующими в казну прихода. К пожертвованиям следует прибавить ренту за квартиры в доме, которую с 2008 года этот человек аккуратно собирал...

22.    Г. ЛУКЬЯНОВ (И ВМЕСТЕ С НИМ СИНОД) "УДИВЛЕНЫ"

     Казачий Союз решил продолжить начатое в середине прошлого века дело по поддержанию православного храма в Ред Бэнке. Нашлись люди, желающие восстановить храм. Это вызвало недовольство и удивление Синода, выраженное в его пресс-релизе. Ведь при передаче ключей г. Лукьянов предупредил вице-президента Кубанского Казачьего Союза Георгия Борисова, чтобы Союз не пытался восстановить церковь: Синод РПЦЗ против, и если Союз обратится в Московский Патриархат, то Синод РПЦЗ запретит Патриархату открывать в Ред Бэнке приход. Г. Лукьянов настоятельно рекомендовал Георгию Борисову продать храм под снос и даже привел и представил заинтересованного покупателя: казаков явно подталкивали к продаже храма, чтобы потом их же в этом и обвинить. Здесь мне вспоминается известная поэма Венедикта Ерофеева, где бесёнок предлагает герою (от лица которого ведётся повествование):
        “Ты лучше вот чего, возьми — и на ходу из электрички выпрыгни. Вдруг да не разобьешься…
        Я сначала подумал, потом ответил:
        — Не-е, не буду прыгать, страшно. Обязательно разобьюсь…
        И Сатана ушел, посрамлённый.”
        Недовольство Синода и г. Лукьянова понятно. Решение Кубанского Союза перечеркнуло их планы по представлению себя как жертв, которых "алчные казаки" вероломно, в нарушение всех законов, из корыстных соображений выгнали из намоленного храма. Г. Лукьянов и иже с ним запустили испробованное ранее оружие - откровенную дезинформацию (и в пресс-релизе Синода, и в интервью г. Лукьянова местной газете "The Two River Times" от 17 октября 2014 г.). Суть дезинформации заключается в переворачивании фактов с ног на голову, в нарушении причинно-следственных связей: Казачий Союз обвиняется в том, что он якобы выгнал действующий приход из храма и что якобы поэтому лукьяновский приход со своим предводителем вынуждены прекратить "регулярные" службы в храме. Для подтверждения легенды они срочно - теперь официально - закрываются, хотя в реальности лукьяновский приход прекратил своё существование задолго до этого. Для большей правдоподобности обвинений в адрес казаков надо, чтобы те продали церковь, и как можно скорее. Именно поэтому Георгию Борисову рекомендуется продать храм под снос и запрещается открывать приход. Ведь разорили храм и инфраструктуру здания, чтобы даже сумасшедшему не пришло в голову взяться за восстановление...
        А теперь об "удивлении" наших оппонентов: их удивило, что такие "сумасшедшие" нашлись. Очевидно, удивило их и другое. Известно, что нечестные люди всех считают такими же бесчестными, и их всегда удивляет и обескураживает, если кто-то поступает бескорыстно и честно. Так и для г. Лукьянова и иже с ним “неожиданным поворотом событий” стало решение Союза восстановить и сохранить церковь в Ред Бэнке.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments