nadejda___ (nadejda___) wrote,
nadejda___
nadejda___

Category:

ПОЧЕМУ РПЦЗ БОРЕТСЯ ПРОТИВ ВОССТАНОВЛЕНИЯ РАЗРУШЕННОГО ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА (продолжение)

7.   “КОМИССИЯ ЛАРИНА С ПОСТАВЛЕННОЙ ЗАДАЧЕЙ НЕ СПРАВИЛАСЬ“, СЧИТАЕТ МИТРОПОЛИТ ЛАВР И НАЗНАЧАЕТ ДРУГУЮ КОМИССИЮ

     Если попытаться описать одним словом состояние, которое испытывал приход, уходя с собрания, то самое подходящее - шок. Шок от того, что такое вообще возможно в Церкви... Узнав о результатах работы комиссии прот. Ларина, Митрополит Лавр сделал вывод, что комиссия с поставленной задачей не справилась. Это и понятно: как было описано выше, "ларинская" комиссия вовсе не занималась поставленной задачей "разобраться с изменением приходских счетов в банке".
        Поэтому Митрополит Лавр назначил другую комиссию.



8.   ЗНАЯ О ГРЯДУЩИХ ПЕРЕМЕНАХ В ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ, Г. ЛУКЬЯНОВ ИГНОРИРУЕТ НОВУЮ КОМИССИЮ, СОЗДАННУЮ ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ ВЛАДЫКИ ЛАВРА

     Заседания второй комиссии в новом составе, которую возглавил прот. о. Марк (Бурачек), должны были состояться 8 мая 2008 г. (уже после кончины Владыки Митрополита Лавра). Работа новой комиссии была организована Правящим Епископом так, чтобы объективно разобраться в произошедшем: в Джексоне должна была состояться встреча с приходом и Церковным Советом, а в Ред Бэнке - с лукьяновской стороной. На встрече в Джексоне члены комиссии внимательно выслушали приход и Совет, всё заседание записали на магнитофонную плёнку.
        Затем комиссия поехала в Ред Бэнк для слушания другой стороны. Два часа члены комиссии прождали в Ред Бэнке, но г. Лукьянов туда просто не явился. Очевидно, что он избегал объективного разбирательства дела. Он откровенно проигнорировал распоряжение Митрополита Лавра о второй комиссии, которое Владыка дал за два дня до своей кончины, и это было, быть может, последним его распоряжением на земле.
        Также священник открыто не подчинился указаниям Правящего Архиерея, и это говорит о том, что он догадывался или знал: при новой церковной власти ему всё сойдет с рук. Не удивительно, что в своем описании событий в пресс-релизе он вообще не упоминает о назначенной Владыкой Лавром новой комиссии, а пишет только о "ларинской": "Внезапная смерть митрополита Лавра в марте 2008 года прервала работу ("ларинской" - П.М.) комиссии, и отчет новому Первоиерарху митрополиту Илариону поступил только в июне 2008 года. К сожалению, эта задержка породила слухи о том, что комиссию заставили замолчать или ее работу проигнорировали".
        Здесь всё ложь: никакой "задержки" работы "ларинской" комиссии не было. Её, как не справившуюся с поставленной задачей, фактически закрыл сам Митрополит Лавр при жизни и назначил новую комиссию. Как и какими методами г. Лукьянов действовал в то время, мы не знаем, но факт остается фактом: с приходом Митрополита Илариона (прибывшего из Австралии и не знакомого с ситуацией) работу новой комиссии проигнорировали, рекомендации "ларинской" комиссии достали из мусорного ведра, и на их основе и в их духе приняли последующие решения - несмотря на и вопреки тому, что Митрополит Лавр, владея ситуацией и будучи очень хорошо осведомлен о том, что происходило в нашем приходе, отверг выводы и методы комисии прот. Ларина.



9.   ЗАВЕРШЕНИЕ РЕЙДЕРСКОГО ЗАХВАТА СВЯТО-НИКОЛАЕВСКОЙ ЦЕРКВИ

     22 июня 2008 года Лукьянов проводит незаконное перевыборное собрание без единого легитимного (в соответствии с Уставом) члена прихода с правом голосовать или быть избранным в Церковный Совет. Несмотря на протест прихода и Церковного Совета, Митрополит Иларион 20 сентября утверждает результаты собрания и "избрание" на нем нового совета. Митрополит Иларион направляет членам настоящего Совета письмо, в котором объявляет им благодарность за долгую работу и сообщает, что они переизбраны. Месяцем ранее, при личной короткой встрече с легитимными прихожанами и Советом, проходившей в библиотеке храма в Лэйквуде после Литургии, Митрополит посоветовал всем нам "любить друг друга" "и найти себе другую церковь"...
        Тем не менее прихожане всё еще верили, что Митрополит, по-видимому, не знает всех деталей произошедшего. По поручению прихожан, Совет пишет письмо к Митрополиту в ноябре 2008 г. с изложением событий. Приход настаивал на завершении второй комиссии, объективном разбирательстве и выполнении правил Устава. Ответ был шокирующим: г. Лукьянов и священник Филипп Петровский (то есть непосредственные потрошители приходского банковского счета) и о. Сергий Ледковский отлучают Церковный Совет от Святого Причастия за обращение к Митрополиту. И самое грустное (и смешное), что на бумаге об отлучении поставлено благословение Митрополита Илариона: "Бог благословит". То есть по сути происходит следующее: вас обворовывают, вы обращаетесь с просьбой к властям разобраться (очень важно заметить, что к тому времени приходу ничего о результатах церковного расследования даже "ларинской" комиссии не было сообщено ), воры вас наказывают за обращение к властям, пытаясь заставить молчать, а власти в свою очередь утверждают это наказание. Абсурд? Да, абсурд... но только на первый взгляд. Вспомните листки с цитатами, с помощью которых членам совета пытались вдолбить на заседании "ларинской" комиссии , что это не их, мирян, дело рассуждать и апеллировать к Уставу, что дело мирян только безоговорочно подчиняться священнику.
        Здесь очень ярко проявляются взгляды, скажем так, некоторой части священства, по мнению которого, священники - особая каста, обладающая неограниченной властью (вспомните оговорки г. Лукьянова о "власти") над мирянами. А миряне - стадо, причем в прямом смысле слова, которое "дóлжно резать или стричь". У стада, конечно же, нет и не может быть никаких прав, и обращаться с ним надо соответственно.
        Мнение прихода проигнорировали, а в ответ на письменное обращение к Митрополиту отлучили Церковный Совет от Причастия. Так завершился рейдерский захват Свято-Николаевской церкви в Ред Бэнке.



10.   СВЯТО-НИКОЛАЕВСКИЙ ПРИХОД НАХОДИТ НОВОЕ ПРИСТАНИЩЕ

      Далее в пресс-релизе пишется: “…В ходе этого процесса члены приходского совета покинули приход и стали мирским чином служить в подвале местной епископальной церкви после того, как не смогли проникнуть в Св. Владимирский храм-памятник гор. Джексон, шт. Нью-Джерси”. Опять сплошная подтасовка и ложь.
        Во-первых, не одни члены Совета, а весь легитимный приход был вынужден уйти из Ред Бэнка - обстановка там была, откровенно говоря, неприемлемой. Вот пример: г. Лукьянов говорил нашей прихожанке во время празднования дня Св. Николая: "мы их (старый приход и его Совет - П.М.) просто раздавим..." Невольно вспоминаются строчки из песни Высоцкого "Дом":
“И припадочный малый - придурок и вор -
Мне тайком из-под скатерти нож показал…"
Да и вообще эта песня очень подходит к нашей ситуации.
        Ушла из Ред Бэнка и церковная школа, которая более 6 лет вынуждена проводить занятия по частным домам, а также в помещении, предоставленном Епископальной церковью Св. Иакова ...
        Для создания образа нашего прихода как некоей чуть ли не криминальной организации в пресс-релизе используется соответствующая терминология: "не смогли проникнуть в Св. Владимирский храм...", после чего стали собираться "в подвале"... Страшно, аж жуть! И это напечатано на официальном сайте РПЦЗ!.. Естественно, на самом деле никто не собирался никуда "проникать" (становиться прихожанами других приходов) - всё еще верили, что справедливость вот-вот восторжествует, и приход вернётся в родной дом.
        А хор наш оказался востребованным: двух его членов просили петь в Св. Владимирском храме-памятнике как настоятель о. Борис (Киценко), так и его второй священник о. Сергий (Ледковский), и очень ценили и хвалили их пение. Уместно вспомнить, что одним из первых распоряжений нового настоятеля у нас было смещение хора с регентом и назначение регентом своего сына с выплатой ему зарплаты (в нашем храме никогда за регенство не платили). Одним из объяснений своего решения г. Лукьянов назвал то, что он "не мог слышать" голос одной девушки. Девушка пела в нашем хоре на протяжении более десяти лет, еще с начальных классов школы. Именно ее и пригласили петь в Св. Владимирском храме-памятнике...
        А теперь о "подвале". Подвала никакого не было, а была очень уютная светлая часовня с красивыми стрельчатыми витражными окнами, которую нам с 2009 года совершенно безвозмездно предоставили добрые самаритяне, настоящие христиане из Епископальной церкви Св. Иакова - огромное им спасибо! Отмечу, что мы и за подвал были бы им очень благодарны. Дело не столько в том, что нам предоставили, а в том, как к нам отнеслись люди, когда наш приход оказался на улице.



11.   СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ К ЗАКРЫТИЮ ХРАМА

     В начале декабря 2008 года г. Лукьянов назначается настоятелем еще одного храма - храма Св. Георгия в Хауэлле, Нью-Джерси. За назначением практически сразу последовало "объединение" двух приходов (Св. Георгия в Хауэлле и Свято-Николаевского в Ред Бэнке) с г. Лукьяновым во главе, о чём было громко объявлено. "Объединение" было очевидной пропагандистской уловкой, чтобы потом оправдать планируемое закрытие и продажу Свято-Николаевского храма (мол, зачем одному приходу два здания?). Стало еще более очевидным, что рейдеров вовсе не интересовали ни наш Свято-Николаевский храм, ни его прихожане. И наша церковь, и люди были лишь плацдармом для освоения будущих “новых территорий”. Но полностью уходить из храма и закрывать приход сразу в 2008 году для г. Лукьянова было небезопасно - слишком мало времени прошло после рейдерского захвата. Забегая вперед, скажу, что полное прекращение служб в храме, фактическое закрытие прихода в Ред Бэнке, сдача храма в пользование другой юрисдикции (под омофором Вселенского Патриархата), превращение храма с прилегающим домом уже просто в источник дохода произошли позже, в 2012-2013 годах (о полном уходе из храма в Ред Бэнке говорит, кстати, и сам пресс-релиз Синода). Следует отметить, что те, кого г. Лукьянов и Синод называли Свято-Николаевским приходом, в большинстве своем не местные, а пришедшие издалека за своим вожаком люди, которые и помогли ему выдавить легитимный приход. Фактическое закрытие прихода, похоже, вовсе не стало для них трагедией или неудобством, а может, и наоборот, хорошей новостью - ведь им наша церковь не была дорога и любима.


12.   МИТРОПОЛИТ БЛАГОДАРИТ Г. ЛУКЬЯНОВА ЗА ПРОЯВЛЕННУЮ ХРАБРОСТЬ

     Надежда у прихода на восстановление справедливости церковными властями со временем таяла. Вместо этого власть пыталась заставить приход смириться с беззаконием и беспределом. Ведь это был классический пример рейдерства: у собственнника (прихода) украли/отняли деньги (~$83,000), выдавили из его дома (храма) и незаконно назвали себя этим приходом. Как бандитским кистенем воспользовались отлучением своих жертв от Причастия - чтобы заставить их молчать и терпеть то, “чего терпеть без подлости не можно!”
        Вдобавок ко всему, в 2009 г. появляется датированное 31-м марта письмо Митрополита Илариона "ко всем", которое он назвал "последним словом". В "слове" Митрополит заявляет, "чтобы всем было известно раз и навсегда" (once and for all): священники Петровский и Лукьянов своими действиями не совершили преступления и не нарушили никаких канонов.
        Наверно, если у кого-то и могут быть сомнения, насколько хорошо знает Митрополит гражданские законы, то уж относительно церковных канонов сомнений быть не должно. Согласно его заявлению получается, что тайное, незаконное изъятие общественных денег (в простонародье называемое воровством) не противоречит каноническим законам церкви, если совершается священниками. Более того, Митрополит в своем "слове" объявляет этим священникам благодарность за проявленную при своих действиях "храбрость" (courage). Я согласен - без "храбрости" такого не сделать, ведь за подобные делишки можно оказаться и в "местах не столь отдаленных" ... Чтобы убедить общественность, что этот "храбрый" поступок просто необходимо было совершить во имя спасения церковных денег, Митрополит пишет в своем "слове", что Церковный Совет на протяжении долгого времени нарушал все мыслимые и немыслимые законы, держал церковные счета в банке под персональным адресом (а г. Лукьянов утверждал, что счета были вдобавок и под персональным таксовым номером). Все это является откровенной неправдой.
        Интересно проследить эволюцию высказываний Митрополита о Церковном Совете: в сентябре 2008 г. Митрополит "сердечно благодарит Церковный Совет за многолетнее служение Свято-Николаевскому приходу в Ред Бэнке... сохраняя храм и отстаивая имущество от продажи..." ; в декабре того же года Митрополит благословляет отлучение Церковного Совета от Причастия за обращение к нему разобраться в деле опустошения церковных банковских счетов; а 31 марта 2009 г. в своем "последнем слове" (говоря о том же самом периоде деятельности Церковного Совета, за который он ранее объявил "сердечную благодарность") Митрополит уже обвиняет Церковный Совет в многочисленных нарушениях, неправильном хранении денег и т.д. и т.п...
        Почему произошло такое резкое изменение оценки деятельности Церковного Совета? Да очевидно потому, что Митрополит сначала считал: Совет промолчит, стерпит, что приход обокрали (ведь это сделали священники). А когда стало понятно, что приход и Совет молчать не станут, начали очернять Церковный Совет перед общественностью, представляя его как финансово-нечистоплотный, не представляющий никакой отчетности и т.д. Так что предотвратить планируемое "малопорядочным Советом воровство денег" смогли только "храбрые" добровольцы Лукьянов и Петровский, которые выкрали церковные деньги с приходских банковских счетов. Синодальный пресс-релиз так и заявляет: мол, деньги украдены, “чтобы они не были бы незаконно изъяты и тайно похищены приходским советом”. Логика, конечно, "железная": укради, пока другой не украл.
        Если говорить о "непрозрачности и безотчётности" Церковного Совета "в последние несколько лет" (о чем сокрушается Митрополит в своем "последнем слове"), то очень странно слышать такие обвинения от главы Синода, куда ежегодно отсылались финансовые отчеты по требуемой форме и соответствующие денежные отчисления (так например, накануне появления г. Лукьянова в нашей церкви в 2007 году, в Синод вместе с предоставлением финансового отчёта были отчислены положенные 9% - $4,128). Никаких нареканий от Синода по финансовой или другой отчетности никогда не было.
        Прокомментирую еще одно утверждение Митрополита Илариона в его "последнем слове". Дело в том, что все деньги нашего прихода хранились на банковских счетах с таксовым номером прихода (естественно). Митрополит утверждает, что деньги мы хранили неправильно и что хранить приходские деньги следовало под таксовым номером Синода - это "храбрец" г. Лукьянов и исправил. Не знаю, стоит ли здесь во всех подробностях растолковывать, что Свято-Николаевский приход и Синод две финансово независимые организации и хранить деньги одной организации под таксовым номером другой просто противозаконно.
      Одна важная деталь: письмо Митрополита написано так, что из него можно понять следующее: (а) деньги у прихода Лукьянов украл по епископскому указу, и (б) украденные деньги сразу были положены в банк под управление казначея прихода Димитрия Темидиса. На самом деле, как мы говорили ранее, (а) они были украдены в полной тайне от всех (от Правящего Епископа, от прихода, от Совета) и положены под управление исключительно г. Лукьянова и г. Петровского. И (б) только после того, как, что называется, "храбрый" потрошитель был пойман за руку, т.е. тайное стало явным, только тогда, по письму Епископа, банк, а вовсе не г. Лукьянов, включил дьякона Темидиса во временное управление счетами.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments