nadejda___ (nadejda___) wrote,
nadejda___
nadejda___

Category:

ПОСТ, НАХОДЯЩИЙСЯ ПОСТОЯННО НАВЕРХУ (о событиях октября 2014 г.)

Сайт посвящен горькому опыту пребывания Свято-Николаевского Прихода в Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

"Почему РПЦЗ борется против восстановления разрушенного православного храма"

(Комментарии по поводу официального пресс-релиза Русской Православной Церкви Заграницей от 30 октября 2014 г.)

Павел Мамышев

После опубликования вышеупомянутого официального пресс-релиза РПЦЗ я понял: если оставить безответной ложь, не противопоставить ей подлинные факты - "тогда заговорят камни". Анализ пресс-релиза в свете реальных событий показывает (с очевидностью по крайней мере для меня) наличие серьёзной болезни внутри РПЦЗ.



В последнее время наблюдается резкое увеличение активности г-на Сергея Валерьевича Лукьянова (a.k.a. священника Сергия Лукьянова) и его команды. Широкая кампания развернута в блогосфере, СМИ и др. в виде нападок и организованной клеветы с целью опорочивания представителей прихода Святого Николая. Ещё в 2008 году г., методами рейдерского захвата Лукьянов выдавил этот приход из церкви в Ред Бэнке (штат Нью-Джерси). Синод РПЦЗ признал захват. В результате, в церкви Ред Бэнка появился новый приход - лукьяновский, а наш, Свято-Николаевский вынужден был скитаться все последующие годы по временным местам. Естественно, что после благословения Синодом рейдерского захвата наш приход перестал быть частью РПЦЗ.

 С момента изгнания Свято-Николаевского прихода прошло уже почти 7 лет и на первый взгляд непонятно, с чем связана вспышка такой активности и таких стараний во что бы то ни стало дискредитировать людей. Эта активность включает ругательные и полуругательные комментарии на интернет-сайте, который много лет существовал и показывал документы об изгнании, но на котором раньше лукьяновская группа никогда не появлялась. И вдруг - масса комментариев от этой группы.
        В местной газете "The Two River Times" 17 октября появляется явно заказанная г. Лукьяновым статья о закрытии лукьяновского прихода и церкви Святого Николая в Ред Бэнке. И наконец, на официальном сайте Восточно-Американской епархии Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) 30 октября 2014 г. публикуется пресс-релиз ”Заявление Епархиальной канцелярии относительно Свято-Николаевской церкви в Ред-Бэнке, шт. Нью-Джерси” (русская -
http://www.eadiocese.org/News/2014/oct/redbank/statement.ru.htm
и английская -
http://www.eadiocese.org/News/2014/oct/redbank/statement.en.htm
версии).
В какой-то момент из главной интернетной страницы РПЦЗ этот позорящий её документ убрали (как мы полагаем, по распоряжению какого-то умного человека), но на странице Восточно-Американской епархии, где всем заправляет г. С.Лукьянов, этот клеветнический бред оставили:
(русская -
http://archive.eadiocese.org/News/2014/oct/redbank/statement.ru.htm
и английская -
http://archive.eadiocese.org/News/2014/oct/redbank/statement.en.htm
версии).
        Зачем? Какова цель всего этого?
       Дело в том, что в течение долгого времени г. Лукьянов использовал Свято-Николаевскую церковь и прилегающий дом только как источник дохода: службы там не проводил, фактически закрыв свой приход, а церковь сдавал в наём священнику из Экуменического патриархата. В результате такого нецелевого использования храма, в соответствии с договором 1999 года (о котором читайте ниже), в 2014 году г. Лукьянов и Синод были обязаны передать храм вместе с храмовым имуществом Кубанскому Казачьему Союзу. Однако перед сдачей ключей Союзу г. Лукьянов и его Ко. разломали всю инфраструктуру церковного здания, храмовое имущество было растащено, а сам храм осквернён. Нетрудно догадаться, что Союз был, мягко говоря, не в восторге от того, что г. Лукьянов сделал с церковью и храмовым имуществом. Тем не менее, Союз всё же решил восстановить русские православные богослужения и приход. К восстановлению храма присоединились люди из Свято-Николаевского прихода, которому в последние годы Епископальная церковь Св. Иакова в Итонтауне (штат Нью-Джерси) предоставляла свою часовенку для богослужений и молитв.
       Для г. Лукьянова всё это стало весьма опасной "неожиданностью": при таком развитии событий ему придется отвечать за исчезновение казачьей собственности, варварство и вандализм, а также другие бесчинства по отношению к церкви и храмовому имуществу. А ведь г. Лукьянов был уверен, что сделал всё, чтобы собственность восстановлению не подлежала, настоятельно рекомендовал казакам даже не пытаться восстанавливать здесь церковь и привёл покупателя, заинтересованного в приобретении храма под снос.
        Чтобы уйти от ответственности, г. Лукьянов начал кампанию лжи и дискредитации (в том числе через Синод) Кубанского Казачьего Союза и людей, взявшихся за восстановление храма. Аналогичная схема уже применялась в 2008-2009 годах для прикрытия г. Лукьянова от наказания за воровство денег с банковских счетов нашего прихода. Тогда Митрополит Иларион выступил с открытым письмом (так называемым "последним словом"), в котором оправдывал г. Лукьянова говоря, что тот якобы действовал в соответствии с канонами церкви (на деталях данного письма мы остановимся в свое время подробнее). Несмотря на явную несостоятельность, и я бы даже сказал абсурдность таких оправданий, адвокат г. Лукьянова, "притянув" к "последнему слову" Митрополита Первую поправку к Конституции США о разделении церкви и государства, сумел добиться прекращения дела до начала разбирательства в суде.
       Нынешний пресс-релиз Синода от 30 октября 2014 года это рецидив, как рецидивом является и то, что г. Лукьянов продолжает творить беззакония. Как тогда "последнее слово" Митрополита Илариона стало, так сегодня пресс-релиз Синода должен стать главной частью аналогичной кампании по защите (а я бы сказал "крышеванию") г. Лукьянова. В 2009 году трюк удался и ответственности г. Лукьянову удалось избежать. Но сейчас ситуация совсем другая: в отличие от случая 2009 года, пострадавшей стороной является организация, не только не имеющая никакого отношения к РПЦЗ, но и вообще нерелигиозная. Так что представить дело как внутрицерковное не удастся, равно как не удастся оправдать беззакония ссылками на церковные каноны и на Первую поправку к Конституции о разделении церкви и государства.


Пресс-релиз, поднимая якобы архивы, пытается опереться на историю Ред Бэнковского храма. Очевидно, Синод и г. Лукьянов понимают важность истории: ведь тот, кто контролирует прошлое, владеет будущим. Придется и нам напомнить. О реальных фактах реальной истории Свято-Николаевской церкви в Ред Бэнке. Дело в том, что в пресс-релизе Синода и тех документах, на которые даются ссылки, всё или практически всё является слишком очевидным и слишком сильным искажением того, что происходило в действительности. Замечу сразу, что с большой степенью вероятности пресс-релиз написан самим г. Лукьяновым.
        Итак, начнем по порядку, который соответствуют изложению в пресс-релизе.


1.   СВЯТО-НИКОЛАЕВСКИЙ ПРИХОД ДО ПОЯВЛЕНИЯ ТАМ Г. ЛУКЬЯНОВА


 Повествуя о приходе Свято-Николаевской церкви в Ред Бэнке к началу 2008 года, пресс-релиз утверждает: "За последние 20 лет приход испытывал значительные трудности относительно управления и в течение долгого времени не мог содержать настоятеля" (здесь и далее цитата приводится в орфографии оригинала).
        Во-первых, прямо тут же, в следующем же предложении, пресс-релиз элементарно противоречит сам себе, сообщая: "Среди настоятелей того периода – архим. Гедеон (Марзев), иерей Андрей Кортусов, архим. Афанасий (Мастальский) и прот. Филипп Петровский". Если приход "не мог содержать настоятеля", откуда же взялись все эти перечисленные по именам настоятели? Отметим, что вопреки утверждению пресс-релиза, все упомянутые настоятели исправно получали зарплату (чему есть неопровержимые доказательства в виде копий обналиченных чеков в архивах казначея прихода), а, например, архимандриту Афанасию приход ещё и автомобиль приобрел - коему факту также есть документальное подтверждение. Со слов прот. Филиппа Петровского, его зарплата в Свято-Николаевском приходе была в несколько раз выше той, которую ему платили в его родном приходе в Джексоне. Когда по разным причинам постоянного священника не было, приглашали свободных священников и также исправно платили им от $300 до $450 за одну службу.
        Во-вторых, дело преподносится так, будто бы у прихода были какие-то вопиющие "трудности". Пресс-релиз изображает состояние дел в приходе, точно речь идет о бандитских разборках: как будто члены Церковного Совета - не избранные людьми волонтёры, а какие-то беззаконники, делящие сферы влияния с настоятелем и другими, условно говоря, уголовными группировками: "Все четверо (настоятеля) сообщали о серьезных проблемах и разногласиях с некоторыми прихожанами, которые в течение определенного промежутка времени могли утвердить свои позиции на приходе, присвоить себе полный контроль в церковно-приходском совете и выгнать оттуда предыдущих его членов." Комментировать эти голословные обвинения смысла нет. Если кто-то из настоятелей "сообщал о серьезных проблемах", то приведите, пожалуйста, что-нибудь конкретное - тогда можно что-то обсуждать.
        На самом деле, трудности как трудности - как бывает у всех приходов, а по сравнению, скажем, с приходом Св. Александра Невского в Лэйквуде (Нью-Джерси), откуда пришел в наш храм г. Лукьянов, у нас была вполне нормальная обстановка. Наш приход был абсолютно самодостаточным, успешно действовала русская школа для детей, проводились регулярные собрания, праздники, концерты, мы ни у кого не были на дотациях - выплачивали свою лепту в Синод исправно, за что нас ставили в пример. Нас хвалили Митрополиты и Епископы, у нас есть наградные грамоты.



2.   ПРЕСС-РЕЛИЗ О "ТРЕВОГАХ", КОТОРЫХ НИКОГДА НЕ БЫЛО

 Далее следует утверждение: "Тревожно было наблюдать их (имеется в виду наш приход- П.М.) требование служить в храме даже без присутствия священника".
        Здесь вообще каждое слово является ложью. Во-первых, никаких требований служить без священника никто никогда и никому не выдвигал, поскольку а) никаких причин для этого не было - наоборот, в свое время, о. Афанасий (Мастальский) сам просил нас служить Обедницы, когда не мог приезжать в храм (он, кстати, и научил нас, как в соответствии с канонами это делать ) и б) о наших Обедницах без священников знали и епископы (Митр. Виталий, Митр. Лавр, Еп. Гавриил, Еп. Михаил, Еп. Митрофан (Зноско) ), и многие священники - знали и благословляли, и никогда не выказывали никаких "тревог" - наоборот, одобряли сознательность прихода. А приснопамятный о. Борис (Киценко) частенько любил повторять: "Кто может запретить людям молиться?!... Вы можете служить всё, кроме Литургии."
        Вспоминается случай: однажды к нам на огонёк заглянул протодьякон о. Иосиф (Ярощук). На Вечерней службе было пятеро: трое маленьких детей и двое взрослых. О. Иосиф был поражен, он долго ещё вспоминал ту, ставшую для него особой, службу без священника, вычитываемую детьми. Были также случаи, когда с нами Акафисты Святителю Николаю служили монахини: румынская монахиня, которая одно время жила у нас в комнате под храмом, и монахиня из Иерусалима, которая с тех времен и до сих пор поздравляет нас со святыми праздниками и молится о нашей многострадальной церкви.
        Нужно сказать, что единственным священником, который запретил читать Акафисты Святителю Николаю, в течение долгих лет служившиеся по четвергам в нашем храме, Акафисты Божией Матери на праздники Ее иконам и Акафисты святым в дни их прославления, - стал именно г. Лукьянов. Он сделал это сразу как стал настоятелем.
        Далее пресс-релиз опять обличает: "В церковном здании совершались богослужения как обычным, так и необычным мирским чином, в том числе и Пасхальную полунощницу с положением Плащаницы на престол и благословением пасхальных яств – и все это без священника".
        Непонятно, что в пресс-релизе имеется в виду под "обычным" и "необычным" мирским чином, и эту нелепицу комментировать не будем.
        Относительно Пасхальной Полунощницы с положением Плащаницы на престол. На Пасху в 2007-м году нам пришлось отслужить Пасхальную ночь без священника. И случилось это так.
        О. Борис (Киценко) отслужил в нашем храме Вечерню на Великую Пятницу с выносом Плащаницы. Пасхальную Литургию обещал служить священник о. Георгий Калаур, но в самый последний момент, днем в Великую Субботу стало известно, что он не приедет. Церковный Совет смог дозвониться до Его Высокопреосвященства Митрополита Лавра. Мы умоляли прислать священника в храм. Но, к сожалению, в такой критический момент достать священника было абсолютно невозможно, о чем Владыка Лавр искренне сокрушался. Он сожалел, что Плащаница уже вынесена, и все понимали, что на Пасху она не может оставаться в середине храма. И отменить службу было нельзя: для нас невозможно было и на секунду представить, что придут люди, много людей - как обычно бывало в нашем храме - и впервые за всё время существования прихода на Пасху их встретит закрытая дверь. Признал это и Владыка. Так, при полной информированности Владыки Митрополита, нам выпало служить Пасхальную Полунощницу и Пасхальную Утреню с Часами и Обедницей без священника. Заносили Плащаницу мужчины с величайшей осторожностью: сама Плащаница, передаваясь из рук в руки, переносилась через Царские Врата, а мужчины по очереди проходили боковыми дверями. Плащаницу положили, не коснувшись Престола…
        Думаю, что цинично пытаться нас тут в чём-то "уловить" и обвинить. Скажу, что сам г. Лукьянов, забрав потом церковь у прихожан, которым она была дорога и нужна, несколько лет держал её пустой, темной и заброшеной даже на Пасху, совершенно не заботясь о людях, которые приходили на Праздник, а потом звонили нам и спрашивали: почему церковь закрыта?
        По поводу "благословения пасхальных яств". Яства благословлялись не нами, а святой водой из источника Прп. Серафима Саровского под пение всеми верующими тропаря "Христосъ Воскресе изъ мертвыхъ, смертiю смерть поправъ, и сущимъ во гребехъ животъ даровавъ!". Окроплять святой водой с верою все что угодно может любой верующий человек (возможно, г. Лукьянову об этом ничего не известно).



3.   Г. ЛУКЬЯНОВ НАХОДИТ В НАШЕМ ХРАМЕ ПРИЮТ ПОСЛЕ СВОЕГО ИЗГНАНИЯ В 2007 ГОДУ ИЗ ХРАМА СВ. АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО В ЛЭЙКВУДЕ

 Далее г. Лукьянов пишет о себе: "В ноябре 2007 года временным настоятелем Св. Николаевского храма был назначен прот. Сергий Лукьянов, а 10 января 2008 года он был назначен постоянным настоятелем. И он встретился с теми же трудностями, как и предыдущие настоятели..."
        Информация подается так, будто бы г. Лукьянов был направлен на некий "сложный участок работы", чуть ли не на "передовую линию" какого-то "фронта". В действительности, к 2007 году наш приход, хотя и малочисленный (16 человек официальных членов), уверенно стоял на ногах. На счетах у него было около $83,000. Были произведены многочисленные капитальные починки церковного здания снаружи и внутри, о чем будет сказано подробнее.
        Сам г. Лукьянов в 2007 г. был изгнан митрофорным протопресвитером о. Валерием Лукьяновым (его отцом) из Собора Св. Александра Невского в Лэйквуде после продолжительного крупного скандала в приходе. Именно после этого изгнания он обратился в наш Церковный Совет и попросился служить к нам в храм. На тот момент никаких указов о назначении на временное или постоянное пребывание в нашем приходе у г. Лукьянова не было. Не знали мы тогда, кого согласились приютить.
        Замечу, что при первой встрече с Советом, до назначения настоятелем, он заявил, что не видит будущего у нашего прихода, а церковь надо продать. В середине января 2008 г. (после назначения настоятелем) он запретил прихожанам собирать подписи против продажи церкви, когда об этих планах стало известно от пришедших с Лукьяновым людей.



4.   Г. ЛУКЬЯНОВ ГОВОРИТ О СВОИХ "ТРУДНОСТЯХ"

 Продолжая писать о себе, г. Лукьянов указывает на проблему, с которой он, оказывается, столкнулся: "с ... отказом принять его власть как настоятеля над каждодневной жизнью прихода, что противоречило Нормальному приходскому уставу РПЦЗ."
        Неосведомленному читателю, возможно, неясно, какую "власть" подразумевает г. Лукьянов. Отмечу, что в Церковном Уставе нет ни единого слова о властных функциях настоятеля в приходе. Однако с первых дней появления г. Лукьянова в нашем храме прихожанам стало ясно, что пришел он не окормлять приход, а именно властвовать над людьми. Когда он понял, что в нашем приходе требуется согласовывать с Церковным Советом расходование средств прихода и поэтому не получится распоряжаться приходскими деньгами по своему усмотрению, настоятель начал открытую конфронтацию с Советом, демонстративно отказавшись признавать его лигитимность и потребовав отдать ему все финансовые документы и купчую (deed) на церковь. В ответ ему объяснили, что документы не могут быть переданы в частном порядке, а только на собрании Церковного Совета, где факт передачи будет официально запротоколирован. Настоятель предпочел игнорировать Церковный Совет. Следует отметить, что за все три с лишним месяца до изгнания нашего прихода, настоятель не созвал и не провел ни одного собрания Церковного Совета, хотя согласно Нормальному приходскому Уставу РПЦЗ, на который г. Лукьянов ссылается, он должен был это делать не реже одного раза в месяц. Более того, настоятель создал некий альтернативный "комитет" из своих "соратников", который он собирал у себя дома, о чём г. Лукьянов сам офицально заявлял на созданном им интренет-сайте. Сразу после вступления в должность настоятеля он, в нарушение сразу нескольких пунктов Приходского Устава, активно начинает принимать в члены прихода своих людей: 1) в обход Церковного Совета; 2) без предоставления в оный письменных заявлений от вновь вступающих; 3) собирая членские взносы в обход церковной казны; 4) без предоставления имен будущих членов Секретарю прихода для оформления соответствующих документов. Эта кампания ведется для того, чтобы быстро и во что бы то ни стало убрать действующий Церковный Совет.
        26-го января г. Лукьянов объявляет о созыве годового собрания с перевыборами (по Уставу, только Церковный Совет может созывать такое собрание, а не единолично настоятель). Более того, Лукьянов объявляет, что разрешает на данном собрании голосовать всем, даже тем, кто, согласно Уставу, не имеет права голоса из-за отсутствия надлежащего стажа членства в приходе. Владыка Митрополит Лавр не благословил проводить такое собрание, сказав 29-го января 2008 г., что сейчас не следует менять старый Церковный Совет, а для нормализации жизни в приходе нужно добавить в Совет одного нового члена, но не из семьи Лукьяновых.
        На следующий день, 30 января, г. Лукьянов украл все приходские деньги из банка.



5.   "УКРАЛ, ЧТОБЫ ОПЕРЕДИТЬ ДРУГИХ"

 С годами г. Лукьянов выдвигает все новые и новые версии, как и почему он украл приходские деньги. Вот что он пишет в пресс-релизе Синода: "Боясь за состояние прихода, он (г. Лукьянов - П.М.) встретился с бывшим настоятелем о. Филиппом и представителями банка Commerce Bank (позднее переименован в "TD-Bank" - П.М.), где они смогли обезопасить приходские фонды и гарантировать, чтобы они не были бы незаконно изъяты и тайно похищены приходским советом."
        Но ведь реальный факт заключается в том, что незаконно изъял и тайно похитил приходские деньги именно г. Лукьянов - сняв их с банковских счетов и положив на новый счет с неприходским таксовым номером, за подписью только его самого и Ф. Петровского, который ассистировал ему в данном предприятии. Изъял тайно: ни приходу, ни Церковному Совету, ни Правящему Епископу, никому об этом не сообщал и осуществил эти тайные действия не в Рэд Бэнке, а в отдаленном отделении банка. Вообще неизвестно, как сложилась бы судьба денег, если бы приход не поднял шум - информацию о том, кто взял приходские деньги, пришлось добывать через полицию, при помощи опознания на видео-съемке с камер наблюдения в банке.
        Становится очевидным и весь абсурд теперешних оправданий потрошителя банковских счетов прихода по поводу того, что он сделал в банке. Если вдуматься, то написанное в пресс-релизе означает следующее: незаконно изъяв и тайно похитив деньги прихода, он тем самым предотвратил "незаконное изъятие и тайное похищение" денег Приходским Советом - исподтишка и незаметно - у самих же себя! Зачем? Зачем Совету воровать, ведь Совет и так имел полный доступ и контроль над деньгами и по закону отвечал за них? Есть ли тут хоть какая-то логика? Не говоря о том, что и малейших подтверждений в пользу справедливости подобных предположений о нечестности и непорядочности Церковного Совета у г. Лукьянова нет и быть не может, разве что данный человек судит по себе.
        Остановимся на обновленной версии утверждения, что деньги из банка были изъзяты не обманом, а якобы по какой-то договорённости с самим банком. Этому противоречит хотя бы то, что по факту незаконной выдачи денег, нарушающей контракт с вкладчиком, 4 февраля 2008 г. банком было открыто внутреннее расследование о мошенничестве. Для расследования был назначен старший следователь банка по мошенничеству г. Шау (Robert Shaw, AVP/ Senior Fraud Investigator of Commerce Bank). Мы не знаем, чем расследование закончилось, потому что после того, как церковные власти дали понять банку, что "не хотят выметать сор из избы", банк дело закрыл. Очевидно, что банку также было невыгодно предавать общественной огласке тот факт, что среди бела дня двое в церковных одеждах пришли и спокойно опустошили не принадлежавшие им счета вкладчиков.
        По поводу результатов собственно банковского расследования: на соответсвующий запрос адвоката, которого в феврале 2009 г. приход, не дождавшись ответов у церковных властей, нанял для разбирательства с банком, 14 апреля 2009 г. банк ответил, что (а) дело разрешено совместно с церковной властью ко "всеобщему удовлетворению"; и (б) "по мудрости церковных властей", было решено приход о результатах расследования не информировать. Очевидно, что банку пришлось ссылаться на чью-то "мудрость" потому, что на законы сослаться он был не в состоянии.
        Впрочем, кое-какую информацию из материалов внутреннего банковского расследования приходу (потом, три года спустя) удалось все же получить. Оказывается, что попыток опустошить приходские счета у г. Лукьянова было по крайней мере две. Первая попытка была предпринята в Ред Бэнковском филиале "Commerce Bank", откуда г. Лукьянова, мягко говоря, выставили вон, сказав, что даже на состояние счетов ему не разрешается взглянуть, потому что не имеет права подписи (а не имел он его потому, что к данному моменту времени настоятелем был всего пару недель и, как было написано выше, отказывался собирать Церковный Совет, где полагающееся ему право стать одним из подписантов на финансовых документах могло быть законно оформлено, а соответствующие документы могли быть переданы в банк).
        Однако законный подход к вопросу г. Лукьянова не устраивал, и он пошел другим путём: 30 января г. Лукьянов украл все приходские деньги.



6.   ПРАВЯЩИЙ ЕПИСКОП НАЗНАЧАЕТ СПЕЦИАЛЬНУЮ КОМИССИЮ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ПРОПАЖИ БАНКОВСКИХ СЧЕТОВ ПРИХОДА

 Далее в пресс-релизе сообщается, что после тайного изъятия приходских денег, церковными властями была назначена комиссия "по расследованию... с целью восстановления в приходе порядка."
        Это классический пример описания событий с помощью полуправды, потому что самого главного о цели комиссии пресс-релиз не упоминает. А главной назначенной целью, ясно определенной в подписанном Правящим Епископом Указе от 14 февраля 2008 г., было разобраться с изменением счетов в банке ("investigate bank account changes"). Однако поставленной задачей назначенная комиссия под руководством ее председателя прот. Ларина вообще не занималась.
        По форме, по сути и по методам, заседание комиссии стало судилищем над Церковным Советом. Никакого выяснения обстоятельств пропажи денег с приходских счетов не было, а был грубый допрос с пристрастием в духе сталинских "троек", причем главным допросчиком, который фактически председательствовал на заседании вместо прот. Ларина, был сам виновник "изменения счетов в банке" г. Лукьянов.
        Церковный Совет в самой недоброжелательной форме допрашивали, притом никаких ответов не предполагалось - отвечать совершенно не давали. Когда члены Церковного Совета пытались перевести расследование в русло главной цели или начинали апеллировать к Церковному Уставу, им сразу затыкали рот, говоря: забудьте про Устав и не вспоминайте про него - это не ваше мирское дело, для мирян то, что делает священник, является высшим законом и не обсуждается. А вот что вам нужно запомнить: и указывали на заранее разложенные перед Советом напечатанные листки с понадерганными цитатами из высказываний святых отцов, якобы подтверждающими тезис, что миряне в приходе никто, а священник всё. И это был главный лейтмотив, который навязывался рефреном в течение всего собрания.
        Затем, в качестве "свидетелей обвинения" Церковного Совета на продолжающемся судилище выступили пришедшие лукьяновские люди (некоторых из них мы увидели в первый и последний раз в жизни), представленные им в качестве "прихожан" - в чем они, ничтоже сумняшеся, дали клятву на Евангелии и Кресте, хотя никто из них прихожанином не был. Всё это мы должны были наблюдать и выслушивать в течение нескольких часов, а нам не дали и слова сказать.
        Г. Лукьянов выступил с заключительной речью, в которой, как гоголевский Чичиков, стал жаловаться (вслед за своей супругой, выступившей ранее и обвинившей церковные власти в гонениях на мужа), что он "много в своей жизни пострадал за правду". Затем он во всеуслышание заявил, что у него есть и некие таинственные, тайные недруги, которые называют его "пида**сом" (для нас это было новостью) - данное слово он прокричал именно в таком произношении и притом так громко и надрывно, что у всех зазвенело в ушах. Это было достойной концовкой фарса, в который было превращено заседание следственной комиссии 20 февраля 2008 г.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments