Матильда (matilda_) wrote,
Матильда
matilda_

Несчастная любовь брата и сестры Бри-Кри или кусок эльфийской Санта-Барабары

Из этой истории станет ясно, почему легендарный Ангус Бри-Кри покинул Синие горы и почему в его душе было столько разрушения. Судьба же Маары подернута туманом, тем туманом, который окутывает горы после дождя...

Все слишком просто и наивно на первый взгляд и все на самом деле сложно. Не знаю, сумею ли я передать все то, что не было сказано, и не было сделано...

Но началось все вроде по приколу...



По приколу

Ментенок в роли моего братца Ангуса решил поиграть в любовную линию. Для тех, кто знает Мента - уже смешно. После обзора имеющихся в наличии эльфийских дев, на роль возлюбленной им была выбрана прекрасная Вэленваэль из Золотого дома в исполнении Воли.

Тут я позволю себе философское отступление и немного порассуждаю о нашей семье. Дом Бри-Кри - один из младших вассальных домов Синего дома. И так как дом был младший и вассальный, большим количеством Старшей крови в своих жилах похвастаться не мог. Но зато этот дом отличался изрядной внутренней силой и жаждой жизни. Что вполне было заметно при взгляде на нас с братцем на фоне остальных эльфов Синих гор. Думаю, именно эта жизненная сила и послужила причиной того, что Ведуны (аэн северхейм) использовали представителя этого дома в своих опытах в области евгеники.

Вернемся же к личным чувствам Ангуса. Вэленваэль была прекрасна. А посему Ангус вооружился букетом, яблоком и советами друидессы и пошел в атаку. Синие горы наслаждались спектаклем и давали советы.

Маара же в целом не задумывалась о личной жизни до тех пор, пока аэн северхейм (Лиссэ) не попросила ее родить от одного конкретного дхойне. Вот тут в ней что-то щелкнуло и она задумалась о жизни и любви. Первый раз она пошла против просьбы аэн северхейм, ибо одно дело переспать с дхойне за ради блага расы, или родить не от любимого, но от аэн северхейм или от аэн сидхе. И совсем другое дело плодить презренных полукровок. Маара отказалась. Но задумалась о любви.

Любовная линия Маары начиналась с циничных расчетов игрока. Имеющиеся в наличии эльфы мужского пола были придирчиво рассмотрены. Князья отпадали сразу - не тот возраст. Некоторое количество эльфийских мальчиков, которые на самом деле девочки, тоже отпадало: они были на столько трепетно эфемерны, что я чувствовала себя рядом с ними брутальным мужиком. Оставались трое: братец Ангус, эльфийский лекарь Каэлин и оруженосец лорда зеленого дома Не-помню-как-его-зовут. Братец Ангус отпадал по определению. Оруженосцу по жизни 17 лет и я решила не пугать младенца. Оставался Каэлин. Прекрасный рыжеволосый Каэлин. Эльф по жизни.

Вообще-то термин "эльф по жизни" в моих устах далеко не комплимент. Особенно в отношении мужеского полу. Если еще бывает, что я тепло отношусь к девушке, которую именую эльфом по жизни, то в отношении мужчин - это выражение всегда носит несколько пренебрежительный характер. Но не в этот раз. Я первый раз увидела эльфа по жизни, который не вызывал у меня раздражения, ибо в нем есть что-то настоящее, что не позволяет воспринимать его негативно. Во всяком случае при таком уровне знакомства.

Итак, возвращаемся к нашей истории. После войны с некромантами, когда в мире людей временно установилось затишье по интересующим эльфов вопросам, Маара решила временно вернуться в Синии горы и отдохнуть. Все психологические щиты были скинуты, ибо защищаться надо там, на задании, но не дома. И вот тут все началось совсем всерьез...

Внезапное всерьез

Лес и горы, сверкающие в солнечных лучах. Бесконечно прекрасные, сильные, затягивающие, пронзительные. Родные лица у костра, волшебные песни Вэленваэль. Смех аэн сидхе. Я дома. Тут нет войны, тут нет убийств, тут нет страха и лжи. Тут все прекрасно, все совершенно. У костра тихо и аккуратно работает Каэлин. Я любуюсь им.

Первые капли дождя упали на землю. Вдруг мелькает догадка-подозрение. Дождь усиливается, приходит понимание, внутри все обрывается. Я подхожу к краю залы, практически выхожу под дождь. Дождь усиливается, в душе нарастает смятение. Лес в ливень волшебно прекрасен. Сила воды вливается в меня, буря в душе достигает предела. Дождь кончился. Я не могу сидеть в кругу аэн сидхе. Я выхожу к вратам синих гор.

Еще час назад сверкавшие горы подернуты туманом. Он расплывается, меняет форму, все призрачно. Энергия дождя переполняет меня. Я не знаю, выльется ли она слезами или какими-нибудь безумствами. Появляется Вэаллор (Лучик). Она понимает, что со мной что-то не так, но не может помочь. Она идет лекарю, ибо эльфийский лекарь врачует не только тело, но и душу.

У врат в Синии горы две фигуры: эльфийка в черном и эльф в белом. Прекрасные и очень разные. Разговор. Сначала слова находились с трудом, потом фраза за фразой, и беседа потекла легко и красиво. Каждый говорил о своем, но говорили вместе. Беседу прервали какие-то дхойне, которых черт принес именно в этот момент к Синим горам. Но главное было сделано: буря в моей душе немного улеглась.

Каэлин, не понимая смятения в моей душе, попросил помощи аэн северхейм. Которая и выяснила, что причиной моего смятения не является магическое воздействие и иные подобные вещи. Мы вернулись к костру. Но я уже была другой. Пришло понимание, что и в Синих горах нет покоя. Что и здесь, если открыть душу - может быть больно. Эта боль рвалась наружу, хотя я сидела практически неподвижно.

Появился Ангус. Увидев происходящее, он собрался на тракт искать приключений и смерти. Вэленваэль пыталась остановить его. Но он ушел. Теперь боль рвалась из всех троих. Каэлин и Вэленваэль сидели взявшись за руки и пытались ее удержать. Меня спасала Эрин (Милка), слепая возлюбленная Санраэла. Другие аэн сидхе, не подозревая о происходящем, невольно усиливали нашу боль: они просили Вэленваэль петь. Петь о счастливой и радостной любви. И она пела. Пела с болью и виною в глазах.

Смерть не взяла Ангуса. Он вернулся. Несколько раз он поднимал лук, пытаясь выстрелить в Каэлина, но так и не смог. Потом брат ушел уже на всегда.

Я так же решила уйти обратно в мир людей, ибо там все легко просто. Есть враги и есть собратья. Есть цель и есть служение.

Появился Санраэл, который всегда был опорой и вождем в моих глазах. Состоялась беседа, Санраэл сумел объяснить мне, что уход к людям пагубен в этой ситуации. Тогда я просила его взять меня в ученики, ибо была не способна одна терпеть свою боль. Он согласился. Я ушла в Алый дом.

Как сложится дальше судьба Маары - сказать трудно, ведь через четыре года Санраэл погибнет. Какой будет Маара к моменту смерти учителя и как она перенесет эту смерть - все это подернуто туманом. Тем туманом, который окутывает горы после дождя...

История простая и наивная...

Резюме
Я всю жизнь была уверена, что не способна играть в красивую эльфийскую патетику, не способна воспринимать все это всерьез. Эта игра показала, что все возможно. В том числе и красивая эльфийская патетика в моем исполнении.

Спасибо всем участникам этой истории: Рыжий, Волька, Ментенок, Лучик, Лиссэ, Дана, Милка. У нас получилась грустная, но очень красивая сказка.

P.S. Одинокая роза Шаэраведа лежит на шкатулке с украшениями...
Tags: Волшебный народ, Отчет, РИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments