ключевое слово

Про траву

Да, и еще я привезла из Индии траву в пакетике. Совершенно отвратительно кислую на вкус, но сильно рекомендованную мне для улучшения цвета лица.
Лицо никак не может начать принимать ее в себя через рот. Даже от запаха из ящика, где лежит волшебная трава, у лица закрываются глаза и нос.
Но вообще надо заставить себя. Вдруг и правда.
ключевое слово

(no subject)

Обещала lana_1988 написать про Индию - пишу.
Это был йога-тур в Гималаи с 18 сентября по 03 октября. Звучит очень по-европейски: "йога-тур". Сразу представляются веющие спокойствием и энергией горные пейзажи и сильные растянутые люди европейской внешности с обветренными лицами и красивыми загорелыми телами в спортивной одежде в обтяжку, делающие асаны на фоне залитых солнцем горных хребтов.

...Первые 3 дня и ночи шел сильный холодный дождь. Шел почти непрерывно. И поэтому все время мы (25 человек) проводили в помещении - подьем в 5 утра до рассвета, лекции и классы асан, работа (карма-йога), завтрак в 11, снова лекции и еще один класс йоги, ужин и опять лекции - все заканчивалось в 10 вечера. Немного текла крыша, было влажно, душно и очень холодно.
Первые трое суток мы с подружкой даже не мылись: на это просто не было времени, сил раздеться в мерзлоте, горячей воды в бойлере, энергии встать раньше по утрам и вечерней решимости ждать нагрева душа, не ложась под теплое одеяло.

Потом мы начали плакать. Помногу. На лекциях индийского Учителя, на йоге, в комнате, на улице. Непрерывно. Тихо. Иногда злостно, иногда устало.
На лекциях Учитель из Ришикеша бередил нам души, что-то он все-таки видел больше простых людей, и, обращаясь напрямую, задевал в каждом то, чем болеет душа. Это еще сильнее выбивало народ из хрупкого равновесия.
Русские преподаватели, видимо, переживая за успешность семинара, не давали нам времени на "приход в себя", а, может, так оно было и лучше.

...Самое большое счастье мы с моей новой подружкой (знакомство произошло быстро: молчаливое согласие в автобусе по поводу кондиционера и через 20 минут мы уже бежим под одним зонтом по лужам Дели и спим в узкой грязной кровати на ковриках для йоги. "Кстати, я - Валя", - сказала она мне из открытого туалета) испытали от первого нашего прогула, пропуска лекции приглашенного аюрведиста. Мы нашли деревню (вверх по горе 7-10 мин.), а в ней кафе, рекомендованное TripAdvisor, и это было Счастье. Желудевый кофе, крепкий до горечи зеленый чай в прозрачных стаканах не первой свежести и мы, смотрящие на соседние горы из-под нечищенной пластиковой крыши индийского общепита.
Второе счастье - жестяная баночка фанты, которую мы поздним вечером разделили на двоих в своей комнате.
"Наташка, вкусно-то как! - сказала мне Валя, - Нам стали доступны такие простые радости..."

Было и другое положительное. Но пока оно все еще находится под завесой более примитивных впечатлений. Они износятся, и тогда откроется что-то большее.

Но я не жалею. Я рада. Это было тяжело, но это испытание себя.

Я привезла оттуда то, что поняла на лекциях, Валю и Таню, стойку на голове и, может быть, решимость (пока про решимость тоже неясно), чуть более глубокое понимание мира и спокойствие по поводу смерти.
ключевое слово

Забота

На днях надо мною была произведена... Забота. Именно с большой буквы по мнению исполнителя.
В 7 часов утра в мою квартиру вошла мама под эгидой "привезла тебе оладьи, покормлю тебя завтраком". Я тут же узнала, что долговато сплю и совсем не убираюсь. А еще - что могла бы помыть посуду.
Молча собираясь, я вдруг поняла, что в квартире - тишина. Оказалось, недостаточно приободренная желанием кормить завтраком и направлять на курсы мытья посуды мама сделала себе кофе и пьет его на кухне.
"Мам, ты бы хоть чаю мне налила, что ли..."
"Ну я же на знаю, какой чай ты будешь!"
"Можно спросить... Буду чай из той пачки."
"Ммм.."
Допивая кофе, мне сообщили, что очень плохо, что я не ем и не пью по утрам, и что нужно есть хотя бы кашу. (!!!)
Ну а затем произошел торжественный уход обиженного деятеля, "которому даже не сказали "Спасибо".
Чашка из-под кофе была оставлена на столе, видимо, для пробуждения во мне непреклонного желания вымыть все же грязную посуду. 2 оладьи лежали в мешочке в холодильнике.

Вот так и живем)

ключевое слово

Замедление и ускорение

В последнее время замечаю за собой, что я как-то замедлилась: на работе, дома все делаю как будто сквозь кисель - медленно и вязко.
А вот время ускорилось. И измеряю я его теперь не часами, а неделями. А на работе - месяцами. И май мне кажется совсем уже близким. Сегодня сказала в офисе: "До мая вряд ли успеют они.."

ключевое слово

Роскошнохвост

Видела сегодня в транспорте хвост. Нет, не просто хвост, а "хвостище необыкновенный", эдакий hvostus obaldelas do predelas.
На голове у девочки лет 15-ти. Он простирался до колен (недавно прочла в своих институских тетрадках пометку о том, что в русском языке нет слова, обозначающего зад коленки. А вот жаль. Оч пригодилось бы для хвостов), и явно был девочке велик. И толст и могуч.
И красоты в этом никакой не было. Хотя если бы приделать его взрослому человеку, было бы роскошно. Высокой длинноногой мадамм он сильно прибавил бы шарма.
Жалею, что постеснялась достать телефон и запечатлеть сие чудо.

ключевое слово

Подсолнухи

Их целые поля под Воронежем - простираются, насколько хватает глаз. Поворачиваются по вечерам от солнышка, и все смотрят в одну сторону, всем полем. Это очень красиво.

ключевое слово

Душа

Я хочу домой.

Я очень хочу домой!

Там потрескавшийся асфальт и пух, летящий над головой,

там зеленые лавочки, где бабушкам можно присесть,

там панельный дом двадцать шесть,

рыжеватый, выгоревший, усталый,

в доме – фиолетовое одеяло

и большая плюшевая гусеница
Мурзик.

И летний зной.

Я хочу домой.

Я очень хочу домой.
***
Маленькая девочка сидит у стены,

У нее в груди –
колючая ржавая железяка,

Маленькая девочка сидит у стены,
не шевелится, не говорит

глаза у нее темны,

да не трожь ее, неживая всяко.

Маленькая девочка сидит у стены.

Маленькой девочке в августе
двадцать пять.

У нее от таблеток – цветные объемные сны,

в которых она всегда умеет летать.

Маленькая девочка сидит у стены,

Маленькая девочка уткнулась в колени.

У нее четыре работы и две войны,

в которых она ничего не изменит.

Пахнет так, как будто яблоко здесь гниет.

День июньский от зноя течет и мается.

Девочка сидит.

Железо в груди у нее
колется, болит и не вынимается.
***
Я хочу домой,
говорю.
И можно бы взять билет,
доехать –
пятьсот километров и ночь
в дороге.
Но я сижу у стенки, не выключая свет,
подтянув к подбородку ноги.
Я до сих пор не люблю темноту. Рука сведена.
Воспоминанья кусают, едва лишь копнуты.
Мама, почему, когда я плачу одна,
ты не придешь из соседней комнаты?
***
Я хочу домой,

я очень хочу домой,

Там такой троллейбус рогатый ходит, смешной,

рядом с домом – вишенка, посаженная мной.

Крышки погребов (прыгнешь – и гулкий звон),

распадается связь времен,

шестьсот двадцатый микрорайон

летом сочен и ярко-зелён.

Серые головы одуванчиков – дунешь, и полетят.

Вкусно пахнет жареная картошка.

Тошно мне, Господи, тошно, как же мне тошно.
***
Дома нет для тех, у кого железо в груди
(прозвучало так, словно – «бога нет»).

Потому что кто с раной своей – тот
всегда один,

Даже если его любит весь белый свет.

Потому что такую дырку – не починить,

и колючее, ржавое, острое – не убрать,

потому-то пуповиною вьется нить

(даже если тебе в августе тридцать два)

в то кошмарное, детское, когда ты
плачешь одна,

потому что накричали, поймавши на баловстве,

а мама в соседней комнате, и походка ее слышна,

но не подойдет погладить по голове.
***
А в Днепре вода темна, холодна, чужда,
забирай заботы-печали мои, вода,
забирай тоску, одинокость мою бери,
и прогорклую обиду,
что там, внутри,
все горит, печали мои храня,
всю обиду на тех, кто не любил меня.
Забирай, вода, и с ним уходи,
и колючее железо в моей груди.

***

Я сижу у стены, от лампочки – желтый

остров света посреди темноты, и тени легки

....А на самом-то деле – любили, и
очень, просто

даже взрослые часто ужасные дураки.

За пятьсот километров – дома – тихо. Рассвет живой.

Мама поднимается – кашу варить на завтрак.

Можно взять билет – и прямо даже на завтра.

Я хочу домой.

Я очень хочу домой.

оригинал http://alonso-kexano.livejournal.co

ключевое слово

Усталость

Чего-то я устала.. Прямо совсем и до невозможности. Вроде, могу ходить на работу, разговаривать с людьми, ездить в командировки, и даже улыбаться, когда нужно. Но внутри меня грустно. Нет, скорее, мрачно. И пусто. И одиноко.
И я заметила, что я напрягаюсь, когда рядом люди, и хочу остаться одна.
Будем надеяться, что это ненадолго, такая хандра, а то уж совсем.. Грустные морщины закрепятся на лице), и буду угрустненной старушкой))
А лучше быть веселой и довольной старушенцией, когда придет время)