Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

dark

Роберт Маккаммон. Слушатель / Слышащий

Сравнение старого и нового переводов «Listener» Роберта Маккаммона:

Переводов всего два:
1. «Слушатель», перевод Натали Московских (до того перевела несколько романов Маккаммона) и Елены Беликовой; перевод доступен в Интернете и в издании «Клуба КЛФ» (2018 года).
2. «Слышащий», перевод Андрея Третьякова (прежде Маккаммона не переводил), издан «Азбукой» в 2021 году.

Название — Listener.Collapse )

main

еще о закрытых "открытых системах"

Объявление висит в маршрутке:

"В салоне автомобиля имеется ОДНО льготное место, которое предоставляется при предъявлении соответствующего удостоверения установленного образца".

[цветовое выделение - моё]

dark

Про Иванникову и "Убей натовца!": игры патриотов

 
1) Ряд людей в порядке забавы разместили в своих журналах плакат с призывом: "Папа, убей натовца". (Это примерно как "Хороший индеец - мёртвый индеец".) Их журналы были "закрыты" Абьюз Тим ("конфликтной комиссией") "за призывы к насилию" (а заодно закрыт журнал с другим, но похожим призывом). При этом призыв "Убей натовца!" следовало воспринимать метафорически: никто не имел в виду, что следует именно взять в руки автомат и идти убивать. Собственно, именно этим прецедент интересен: на словах вроде бы соответствует призыву к насилию, но по сути имеется в виду нечто другое.

Суть возникшей из-за этого в LJ проблемы в том, что взрослые дяди развлекаются, а судить об их действиях должны подростки из АТ, принципиально неспособные в этом разобраться. Но поскольку LJ выставляет себя не как сервис для подростков, а как серьезный инструмент блогинга, то это проблема не взрослых дядей, а администрации LJ. И без помощи русского сегмента администрация с этим не справится - но о том, что не справится, она сама пока еще не знает. Чтобы узнала - нужно информацию о политической цензуре в LJ распространить как можно шире.

2) Дело Иванниковой. Что известно точно:
1. возвращалась в четыре часа ночи, после ночной прогулки
2. водитель был нетрезв
3. водитель сам спустил штаны и трусы
4. нанесен ровно один удар, не с силой
5. девушка побежала по направлению к улице с криками, что убила человека
6. у девушки был с собой нож
    что известно исключительно со слов обвиняемой:
7. водитель угрожал отвезти к друзьям
8. она уже бывала изнасилована
9. водитель отнял её сумочку и бросил на заднее сиденье
10. водитель взял её за волосы и наклонил голову
11. она достала из сумочки (на заднем сиденье) нож, а водитель думал, что она ищет там презерватив
("...и кто кого переживет - тот и докажет кто был прав, когда припрут". - Высоцкий)
    с другой стороны:
12. этим вчером она поругалась с мужем, возвращалась с ночной прогулки
13. парень не разобрался в "нетах" девушки
14. водитель, конечно же, виноват - но он за свои действия уже сполна расплатился, и теперь рассматривается вина противоположной стороны.
15. имеется добровольное признание о совершении преступления.
16. относительно так наз. самообороны: не было "насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица".
17. судебные заседания ведутся в закрытом режиме - это говорит прежде всего о том, что не вся информация о деле публично известна. Очевидно, что вся полезная для защиты Иванниковой информация - известна; следовательно, сохраняется в секрете нечто не в пользу ее оправдания.

С моей т.зр. ситуация тривиальная - "убийство в состоянии аффекта" (ст. 107): девушка была напугана и не могла оценить последствия своих действий. Виновной в большем её можно признать только в том случае, если она имеет медицинское образование либо тайно состоит в спецназе.

Все остальные пляски вокруг - имели целью увеличение "политического капитала" Русских Патриотов (TM). Девушке [не]повезло оказаться в фокусе. Хождения же с транспарантами для её оправдания ["Александра Иванникова - ты права!"] и прочие попытки воздействия на суд служили лишь одной вполне конкретной цели: дестабилизация власти.

3) В чём суть проблемы? Я не зря рассматриваю оба "происшествия" вместе. В деле Иванниковой ситуация прямо противоположна той, что с лозунгом "Убей натовца!" Убитый не использовал силы по отношению к девушке, но его чисто словесные угрозы на самом деле были весьма опасными и воспринимались ею тоже более чем всерьез [как минимум, они оказались достаточными для создания "состояния аффекта"]. Очевидно, ввиду испуга она просто не догадалась позвонить по мобильнику. Судить о том, были ли его угрозы серьезными, невозможно; но при этом, с другой стороны, и девушка не могла оценить степень их серьезности [здесь в оправдание водителя можно напомнить, что он был нетрезв].

Т.е. отстутствие формальных оснований для самообороны (насилия, опасного для жизни) - в данном случае фикция, ибо невозможно [принципиально невозможно] судить, была ли опасность для жизни. Субъективно - была, ибо иначе не было бы состояния аффекта [это не вообще, а применительно исключительно к данному случаю]. Впрочем, опять же, точно не известно, было ли оно.

4) Почему вообще всё это и почему на это так активно реагирует? Почему так много внимания?

Потому что ничего больше нет. (Ответ пионеров крокодилу Гене: "вам что, делать нечего? - совсем нечего!") Ничего не происходит, реагировать не на чего.

В России образовался заметный невостребованный интеллектуальный ресурс. Такое обычно плохо кончается.