April 1st, 2008

3

* * *

С тобой ничего не случится.
В городе дождь всю ночь
жалуется, стучится в окна, играет в нищего.
Всё, что мы ищем – у нас в кармане.
Тыгыдымский конь томится в стойле,-
он ничего не видит в густом тумане,
Тридевятого царства не помнит...
Стоит выйти на улицу – ночь сдаётся:
пусть ещё не солнце – уже не ливень.
На ладони сотни штрихов и линий –
угадай, какая из них прервётся?

(с) Елена Шигона
3

* * *

orbi et urbi

Чужие люди входят в меня без звонка.
Линия жизни, извилиста и тонка.
Губы должны быть красными, веки должны быть синими.
Кто-то плывет из меня по изогнутой линии.

Вертится шарик, в шарике человек.
Потрясешь шарик – выпадет снег,
Перестанешь трясти – снег перестанет идти.
И как бы линия не текла,
Не понимаю, в стекле она или вне стекла.

Чужие люди приходят в меня без спроса.
Забирают мое пшено, оставляют овес и просо.
Я хочу общаться только с персонажами книжными,
Но во снах (ну вас нах) они становятся не книжными, а реальными.

Не трясите меня, демоны.
Не трясите меня, боги.
Поставьте меня на полку и позабудьте.
Я хочу очнуться в мире простых предметов,
В охрипшем от дороги поезде,
Который движется с севера к югу.

Чужие люди склеивают меня изолентой,
Перематывают проволокой, словно больное облако,
Я хочу не выходить ни в уборную, ни в парадное,
Где в пустое пространство бутафорский снег падает.

Я живу среди идиотских предметов,
Которые просты только в детстве.
И боюсь выходить из комнаты,
И хочу курить «Шипку»,
Но меня трясет огромный ребенок,
Жаждущий снега.

(с) Алевтина Дорофеева