January 14th, 2008

3

"Без записок", Антоний Сурожский.

"Одна из вещей, с которыми нам в жизни, и тем более в молитве, приходится бороться, это вопрос времени.

Мы не умеем — а надо научиться — жить в мгновении, в котором ты находишься; ведь прошлого больше нет, будущего еще нет, и единственный момент, в котором ты можешь жить, это теперь; а ты не живешь, потому что застрял позади себя или уже забегаешь вперед себя.

И дознался я до чего-то в этом отношении милостью Божией и немецкой полиции. Во время оккупации я раз спустился в метро, и меня сцапали, говорят: покажи бумаги!.. Я показал.

Фамилия моя пишется через два «о» (Bloom.). Полицейский смотрит, говорит: «Арестовываю! Вы англичанин и шпион!» Я говорю: «Помилуйте, на чем вы основываетесь?» - «Через два «о» фамилия пишется». Я говорю: «В том-то и дело — если бы я был англичанин-шпион, я как угодно назывался бы, только не английской фамилией». — «А в таком случае, что вы такое?» - «Я русский». (Это было время, когда советские армии постепенно занимали Германию.) Он говорит: «Не может быть, неправда, у русских глаза такие и скулы такие». «Простите, вы русских путаете с китайцами». «А, - говорит, - может быть. А все-таки, что вы о войне думаете?» А поскольку я был офицером во французском Сопротивлении, ясно было, что все равно не выпустят, и я решил хоть в свое удовольствие быть арестованным. Говорю: «Чудная война идет - мы же вас бьем». «Как, вы, значит, против немцев?..» — «Да». — «Знаете, я тоже (это был французский полицейский на службе у немцев), убегайте поскорее...».

Этим и закончилось, но за эти минуты случилось что-то очень интересное: вдруг все время, и прошлое и будущее, собралось в одно это мгновение, в котором я живу, потому что подлинное прошлое, которое на самом деле было, больше не имело права существовать, меня за это прошлое стали бы расстреливать, а того прошлого, о котором я собирался им рассказывать во всех деталях, никогда не существовало. Будущего, оказывается, тоже нет, потому что будущее мы себе представляем, только поскольку можем думать о том, что через минуту будет.

И, осмыслив все это после, я обнаружил, что можно все время жить только в настоящем... И молиться так - страшно легко. Сказать «Господи, помилуй» нетрудно; а сказать «Господи, помилуй» с оглядкой, что это только начало длиннющей молитвы или целой всенощной, пожалуй, гораздо труднее.

…Вот тут я уловил разницу между свободой и безответственностью в свободе. Потому что его действительной заботой было: ты должен строить свою душу, остальное все второстепенно".

************************************

...невероятно легко и радостно. И именно от того, что живешь здесь и сейчас (не в смысле отсутствия планов и дальнейших шагов, нет), по максимуму впитывая каждую дружескую улыбку, каждый жест, обращенный к тебе, каждую возможность, что тебе ниспослана (как, впрочем, и силы её увидеть), и радуясь тому, что всё это есть, что всё это - жизнь, которой трудно надышаться, ибо она безгранична и ни с чем не сравнима.

А ещё, необыкновенно вдруг увидеть в своем круге тех, кто ранее был незамечаем, но незримо в нем присутствовал, смотрел и видел, слушал и слышал.
Тех, кто открыт именно тебе, потому что ты - это и м е н н о ты.
И это - тоже чудо.
3

Глаза уже и не видят, пытаясь сфокусироваться на разбегающихся по монитору образах,

которые нужно объять и выпустить в жизнь, словно новорожденных желторотых птенцов.

Два зеркала, те, которые душу отражают, фокусируются совместно, а потом, не сговариваясь - каждое снова смотрит в свою сторону... Или, быть может, мне так кажется после двенадцатичасового созерцания монитора.

И не знаю, прав ли сказавший, что работа - не волк... Но я - не иначе, как охотник, а вернее, охотница, прочувствовавшая, что она - именно волк, каждым своим нервом и каждой из гипотетических душевных фибр.

-------------------------------
Выхваченное в перерыве чудом сфокусировавшимся взглядом (у fromm509): <сотрудник ГИБДД> "останавливает и просит открыть багажник. Говорит: "Что это за звуки странные?" Я говорю: " Это джаз ". У меня действительно играл джаз".
------------------------------

А Ницше, кстати, говорил, что без музыки жизнь была бы ошибкой.
Дышу и слушаю её. Что, впрочем, равнозначно.