Category: происшествия

яжемать

меня сегодня взбесили не на шутку - не люблю "детей" с щелчками конфетти

Вполне дисфорическое послание, можно пренебречь,но лично мне не хочется.
Вчера ездила на другой конец гэ Москвы, как перекладывалась в центре, излагать не хочу, звонила человеку, что порчу вечер и т.д.
Для меня все эти перебеги пустяк, это все никак, на отношения и дела не повлияло никак.
Люди погибли, так это значительно существенней, все всерьез, но знакомых там точно не было, у меня бродят в голове скорее общие философские гуманистические рассуждения.
Сегодня, блять. На бульваре около дома "гаешная опись" через равные промежутки времени щелкала конфетти.
Меня затрясло.
Соседка вполголоса у двери прощается чуть не навсегда.
Выкидываю мусор, думаю, почему должна в своем городе, принадлежа к большинству, уж никак не стигматизируемому, все учительницы жЫзни сдохли, надеюсь, естественным путем и теперь я биологическая полная сирота, без усохших сродников и людей, от моих ценностей далеких.
Мне надоело вечно молчать и ждать, что без меня обойдутся.
Иду прямо на кучку сопливых, без шапок и в кедах.
Ровно до 14 лет, беспаспортная золотая рота. Четверо щелкают одним зарядом, один стоит около одного выхода, другой - у второго.
Районных представляю себе неплохо, это не наши и не время для прогулок у наших.
Отхожу метров на 10. Щелкаю фотокамерой.
- Смотри, нас снимают. Почему вы нас фотографируете?
(Какая наглость.)
- Вчера в центре Москвы люди погибли, слышал? Вы тут сидите, сволочи, выстрелы изображаете.
Любопытно вот что. Щелчки прекратились, потом осталось только два из шести и вообще исчезли.

* * *
Просто знаю, чем кончается политика умолчаний.
У нас было: через недель 4-5 появляются алкоголички монголовидного типажа, там спились давно, пыталась понять, кто пускает эту красоту неземную на постой,потом мне кричат "Постой!",хотя незнакомы больше чем полностью, потом бомжатые молодцы, похожие на креативные елочные игрушки криворукой барышни, косноязычно беседующие на темы, начатые давно, но без нас, ледащих.
За ними могучие бомжемолодцы и бомжемолодайки, которых надо понять, простить еще раз! пусть двери распахнутся!еще раз!, накормить, напоить а вот это с большим разбором.
Потом какие-то тетьки, которых во сне когда-то видел кто-то, похожие на жеваный рубль и т.п. блядоход.

Товарищи педагоги! Есть такие люди - прогульщики. Вроде ерунда. Но человека 11-13 лет не найти. Его родителя и опекуна тоже. Не предлагаю превратиться в стаю котов, выслеживающих прогульщиков как крыс, не есть хлеб полиции, но присмотреться, правда, стоит.
Эти сучата не понесут ответственности.
Я эту коммунальную мерзкую чушь - насрал и скрылся ученик"чародея" недееспособного возраста - наблюдаю всю жизнь, и поймать тварь при исполнении просто мечта-мечта. Нет, не избить. Но, думаю, одной порки вполне бывает достаточно.

У нас хороший, но трудный район, бывает, что и стреляют.
яжемать

противоречивое лето 3, происшествия с зонтиками

Никому бы не поверила. Но со мной случилось. Прямо сегодня.
Вышла из дому, впереди Озон и Ашан, выброс стеклопосуды.
У меня вырвало купол и погнуло ручку зонта, вот не поверила бы, если с самой не случилось.
Бог с ним, зонт дешевый, из перехода, что я хочу вечно?
Идти и идти, купила по пути красивый зонт в галантерее.
Мама! Хорошо, что сохранила чек. Кнопка этого зонта провалилась ВНУТРЬ ручки.
Я вообще бережна с вещами, занята была только получением книжки о питании.
Но хрен с ним, иду мокрая и пробитая ветром.
В Ашане купила что-то странное из зонтов в польском стиле, голубые потоки воды и янтарное стекло, даже красиво, но сейчас мне не до этого.
Что делать? Ждать понедельника, идти в ремонт, там не все безнадежно - в одном случае просто укрепить телескопическое сочленение ручки и несущей конструкции, во втором просто механика, разобрать, поставить пружину и приводящую кнопку, подвинуть механизм внутрь.
Кто виноват? Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной, раз. Второе. Теряют больше иногда.
Цитатами заговорила это хороший признак.
Третье. Мужу расскажу. Пусть пожалеет меня, что ли.

Без Ляли как без рук. Был бы жив, этого бы не допустил.:((
ой мне плохо у мене болить грудь

виды города Фортитьюд и его люди

Это личная близость - эстетика холода и вечной зимы, полярное, во льдах зимуют фактически забытые и брошенные 800 человек (мы с Ильей зимовщики каждый учебный год) и подо льдом вообще что угодно может быть.
Точно так же как и у нас.
Collapse )
яжемать

Галль Лара. Не равняется любовь.

В субботу был у сына детский праздник. Смотрела на мальчишек и девчонок и думала - ну славные какие, откуда что такое берется? При этом и жизнь у них не мармелад, продленка, тренировки, коррекция, развивающие занятия, а вот у этой девочки родители работают по 12 часов в сутки и прихватывают выходные.

Но ведь нет вот этого замечательного - когда вместо полноты жизни самолично воздвигается бумажный домик из слов и в этих словесах, не самого высокого качества, иллюзорно протекает жизнь, только формально воплощаясь в физиологические проявления, регистрируемые как единственно подлинные и неподдельные.

Мне видится в этом трагикомедия. Наверное, до какой-то степени не только Димочкина. Может быть, и моя собственная.

Но тут же есть и точка соприкосновения с Ниной: она свою жизнь, ее опыт и полноту выражает словами, вникает в них любовно и чувственно. И откликается на них.
Ждет за ними той же полноты и мощи бытия, единства в горе и радости, что и у неё.

А за этим даже не то что хоть что-то весомое; там тонны словесной руды.
Лично я "ласковый лексикончик" Димочки выношу с большим трудом. Особо врезалось, как стекло в босую пятку - "покушай там за меня" (сколько он желает ей сожрать, просто интересно).

Нина ищет полноты бытия. Димочка считает его вполне достигнутым, а то, что терзает Нину - ну дамский такой каприз родного человека, склонного распускаться.

Боль же все равно полноценный участник истории. При ожоге кожа теряет защитные свойства; несовместимость представлений и была тем самым ожогом - точно сам Тёма: и недостаточно живой, когда ему даже вставать нельзя, и уже неспособный выносить боль самостоятельно.
А Серафим - проводник. Из царства земных страданий в царство горнее, не пожаром чувств, но ироническим участием, уже полунадмирным существованием(он болен и ждет свидания с другой, своей Ниной) он боль превращает в огонь, трепещущий на ветру и гаснущий без внутренней подпитки.
Вы знаете, мне так хотелось, чтобы Серафим и Тёма легко умерли. Просто потому, что оба этого хотели. И они заслужили этого полнотой своей жизни. Полнотой страдания и полнотой везения.
(А если честно, об анафилактическом шоке знаю мало. Надеюсь, это была легкая смерть.)

Думаю, что за горним пределом Тёма опять с родными, что Серафим опять поправляет очки в кафе с дерматиновыми диванами и смотрит на свою Нину, щедрую и женственную.

Хорошая книга может быть по-разному воспринята разными людьми.

В каком-ито смысле читатель тоже по-хорошему со-творец повествования: она может быть прочитана и как роман о воздюбленных, которым не суждено быть вместе, как роман о встречах и расставаньях разных душ, о любви и смерти, о Нине, которая любила и не вышла замуж, о Димочке, в том числе и о том, который додумал себя-плохого, чтобы пережить воплощение вероятности только на своей шкуре, охранив любимую от мучений, о муже Нинушки, который незримо присутствует воплощением от противного, являясь всем тем, чем не является Димочка.

Все же я за то, что это та самая человечная выдумка Димочки, плетущего слова: лучше пережить исполнение возможности в тексте, чем в реальности мучить им любимую.
Почему-то в это верю.
Возможно, этого и не было, но буду верить, как будто было. Эта иллюзорная вера, вернее ее вещество, вполне может быть солидным кредитом для иной мятущейся души, с которой, возможно и не встречусь наяву.
Так-то оно лучше выйдет.