Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

яжемать

атмосфера приезда к дядюшке: академик Ринчин и Лев Гумилев

В Питере первый день был как к дяде приехали - старому такому, академику, и сразу в гости к нему с вокзала почти. После дворика Академии Художеств.
Листали альбомы. Некий колоритный монгол, классический. Господи, кто это?
Экскурсоводы сокровище Питера, правда, неоцененное, но не дай бог прервется традиция этих жрецов.
А-аа,академик Ринчин. Монгольский гений, едва ли не первый академик, сказки собирал.(Сразу вспомнила оранжевую книжицу из детства, с восточным завитком, очень добрые и смешные сказки, потом с удивлением узнала, что народ был свирепый и даже очень воинственный. Еще у казахов классный фольклор.)
Из-за него Гумилеву резко улучшали жилищные условия. История была такая.
Первоначально у реабилитированного ученого была комната-коробка, метров 6, для стола и платяного шкафа. Тут случись тюркологический конгресс, на который этого вот детерминиста злобного, т.е. Гумилева, не позвали.
Но Ринчин приехал. Ну раз Гумилева нет, то бог с ним, с конгрессом. Поехал его в Питер искать. С бамажкой. На ней адрес.
Собрал вокруг себя толпу - ленинградцы люди вежливые, сам академик в народном костюме, восточный халат, сапоги с загнутыми носами, не каждый день такого увидишь; мужчина в хорошем сером костюме тоже был, помог разобраться и даже проводил до места.
Встретились, поговорили. Потом вызывают Гумилева и говорят, что вот был у вас академик, мы в курсе, а с комнатой как-то вышло нехорошо - еле поместился академик, да и вам тесновато, все же бывают люди, разные, пожалуйте ордерок. Гумилев хотел послать с ихними благодеяниями, но жена сообразила все правильно и даже настояла.
Сначала комната поболее закутка, а потом - вот эта двушка, где музей.
В двушку на Коломенской престарелый Гумилев боялся переезжать: как же он разместит тут архив?
Но ученики помогли.
И вот мы сидим и его альбомы листаем.
А вот и сам Ринчин.
Collapse )
Читайте нас далее. Будет для Н. Храм Спаса на крови и Ляля-нарушитель спокойствия как монгольский баран. Все выходные провела на фестивале "Времена и эпохи", получилось 66 снимков, покажу наиболее впечатляющие.
молодая

похудание как общественный феномен: только личное; о профессиях, берущих свое, немного и

субъективно о приобщении к ним.

Мир исхудальца часто полярен: если не тонкое, то толстое, толстое непременно!
Если нравится толстое, то утверждаешься и это самоутверждение.
Быть толстым - ужасно. Разоблачение равно позору. Жертва плачет.

И т.д. И никак, никак иначе, потому что именно этот стиль, даже не содержание царит в головах. Стиль - это даже тревожнее.
Буквально ВЕСЬ мир на контрастах и весь борется, невзирая на желания, возможности и здравый смысл.

Так вот. Не-а.
Collapse )
В 20 у женщины потенциал, в моем, почти 50-летнем - возможности. Другие ценности. Либо сложилось, либо нет.
На поворот вспять "нет" силы уже не тратятся.

Не хочу смешиваться с 20-летними, в этом есть нечто неуловимо нищебродское.
яжемать

Научная кляча

Хотела подзамочно, но нет, хочу взбодрить френдов.
Когда-нибудь на работе придушу зрелую деву, безнадежного холостяка или матрону с детьми моего возраста. Именно они обожают задавать мне вопрос о том, когда у меня защита.
Я же человек закрытый и посвящать все во все тонкости того, что у меня происходит их не хочу,не могу и не буду. Между тем завалы на работе я разгребаю, и итогом очистки одной авгиевой конюшни может стать такое письмо,посланное моему начальнику.
Collapse )