Гнездо Лемура, ночного зверя (lemur_) wrote,
Гнездо Лемура, ночного зверя
lemur_

Category:

Чацкий, Фамусов, Софья – валет, туз и дама на столе светских приличий, выигрыши и проигрыши

Да,да, да, я продолжаю проект. Его и не прерывали, собственно.
«Горе от ума» люблю. Скажу, даже почему. Это нечто большее, чем пьеса про вольнодумие и консерватизм, написанная по канонам классицизма, но разговорным языком и в стихах, очень органичных и живых. Для меня это еще и повествование о том, как сталкиваются подлинное бытие и работа мысли с подменой их надуманными приличиями в угоду дутым авторитетам.
При этом попытка обмануть и перехитрить жизнь оборачивается против самих создателей искусственных конструкций, а человек искренний и живущий остается по меньшей мере при своих.

У меня сложилось свое представление о Чацком. По ощущению, это человек в поиске союзников. И я бы, сказала приспешников для начала в привычном ему кругу. Он уже нарвался и потерпел поражение – «из Петербурга воротясь», рассказывали «с министрами про вашу связь, потом разрыв». Судя по архитектонике пьесы и исходя из биографических характеристик, сам Грибоедов был человеком дисциплинированной мысли, поэтому после неудачного построения карьеры логично предположить, что он отправил героя в путешествие, своего рода знакомство с градом и миром. При этом особенного Чацкий не хочет ничего.
«Служить делу, а не лицам», не унижаться только для того, чтобы соответствовать условию быть принятым обществом, даже будучи в небольших чинах
Имею наглость оспорить расхожее, по-моему, пушкинское мнение о недалекости Чацкого – дескать, тот распинается перед теми, кем заведомо не может быть понят.
Напрасно.
В контексте эпохи знакомство, родство и кумовство родителей Чацкого Фамусовым обеспечивало вполне свободное общение их сына и дочери, а также возможность вести себя со знакомыми родителей, как свидетелями детства вполне открыто, не задумываясь о репутации.
В петровской и екатерининской России счет велся по родственным связям и служебным знакомствам, это давало определенную гарантию исполнения обязанностей надлежащим образом.
Поэтому свое вольнодумие и отсутствие пристрастия к стереотипам Чацкий в присутствии Фамусова мог демонстрировать сколько его душеньке угодно и ничего ненормативного в этом не было.
С Молчалиным у него беседа-дуэль, беседа-провокация на нечто. Обращаю ваше внимание, что ни секунды не якшавшийся ни с какими министрами Алексей Степаныч Молчалин ничуть не тушуется незнания современных тенденции в философии и политике.Он чувствует себя победителем и чуть ли не дает советы о карьерном продвижении, демонстрируя подлинное, с его точки зрения, знание, кто чего стоит и через кого чего именно и как стоит добиваться, извлекая из этого приятность.
С Репетиловым Чацкий особенно не входит в разговоры, предпочитает слушать. Обращаю ваше внимание на то, что Репетилов, член «секретного союза по четвергам», восклицающий сакраметальное «да умный человек не может быть не плутом» так здорово принят у Фамусовых, что может припереться нафиг к разъезду гостей, полупьяным и морить их идиотскими разговорами.
Это вечный тип, но для Фамусова, озабоченного приличиями и пристойной картиной вокруг, такой гость и его явление народу должен быть ну очень значим.
В общем-то, с Платоном Михайловичем, московским мужем, приятелем, Чацкого роднит неприятие постановки на одну доску ума и хитрости по балансировки на грани дозволенного – ему это неприятно по-человечески.
Общая картина жизни там тосклива, как она бывает тосклива там, где исключительная забота о приличиях при натуральном их отсутствии превращается в латание дыр на действительности.
Пьеса начинается чем?
Подслушиванием Фамусова под дверью дочери и приставанием к горничной на предмет того, что там происходит. Через буквально несколько страниц «монашеским известный поведеньем» Фамусов делает интереснейшую запись в календаре-ежедневнике

Я должен у вдовы у докторши крестить.
Она не родила, но по расчету
По моему,
Должна родить.

Это монашеское поведение с расчетами? Вопрос авторства ребенка, так сказать, спорный, но почему он этот цикл может рассчитать, черт его дери?
Завершается пьеса также сценой подслушивания – разговора Лизы и Молчалина Софьей, объяснения Молчалина и Софьи Чацким.
Двойное дно поведения, скрытые мотивы, «умный человек не может быть не плутом», привнесение иерархичности куда не надо, стремления подслужиться в свободное от работы время затягивает даже тех, кто вот это все «полезное для карьеры» на дух не воспринимает, потому что искренность подменяет какой-то маскарад социального реагирования, разглядеть в котором подлинное отношение совершенно невозможно.
Софья бесится сначала, что Чацкий затрагивает ее ценности и ее любимого?
Затем она выходит из себя, когда он характеризует гостей?
Блин, да она ни разу не встает на защиту ценностей и любимого открыто.
Не надо говорить про ритуал и условности света, не буду тискать пример декабристок, это крайность, но та же Лабзина, даже не высшего света, молодая, не особо образованная и ограниченная по характеристике Лотмана, вполне возражала и довольно активно своему академику.
Софья просто открыто подставляется отцу после ночных репетиций в компании Молчалина, когда Лиза просто их не в силах добудиться. Отпирается она очень и очень энергично, но непонятно насколько эффективно. При этом защитить любимого перед Чацким у нее нет возможностей: их выели приличия, не дай бог заподозрит в пристрастии. И единственным средством защиты остается коварство в общей атмосфере неискренности и состязания в значимостях. Тайно пустить оскорбительную сплетню самое то.
Причем даже непосвященным в ситуацию все это кажется именно что подозрительным, потому что на ровном месте.
Я не говорю, что за поведение в обществе Чацкому положена медаль.
Но и поведение Софьи кольцом замыкает поведение папули, который понесет ответственность за поведение дочери перед обществом.
Двусмысленность поведения и неискренность намерений выела характер.
Голова работает в направлении гедонистическом, извлечь приятность из ситуации, а не давать в ней полностью и беспощадно отчета.
Подлинность ситуации и меры по работе с ней, да хоть какие, подменяются приличиями и «хорошо выглядеть».
«Психу» Чацкому хотя бы понятно, где он, с кем и какая ситуация вокруг.
Фамусовы заплутали в компромиссах, с характерами и желаниями у них беда, и добраться до себя подлинных им сложнее, чем дырку в центре земли сделать.
Ну и что? Закончилось-то чем?
Фамусову еще только будет выговаривать «княгиня Марья Алексеевна».
Софья, да пусть только и на время, вылетает «в деревню, к тетке в глушь, в Саратов». Ну с Лизой, конечно же.
Молчалин вылетает пробкой от шампанского на неопределенное, но дальнее расстояние.
В общем, такой урон от света, в разрез с планами и очень ощутимый.
А Чацкий? Он только морально пострадал.
А так, вполне себе ВОЛЬНО, в отличие от прочих персонажей ищет «оскорбленному сердцу уголок». Ну вне Москвы. Но зато в целом мире.
Tags: Читаем классику
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments