June 7th, 2010

яжемать

Как я отдыхала в Люберцах.

В субботу ездила в ужасные-преужасные Люберцы к приятельнице.
Легендарные гопники сели на переезде, и овчень трогательно заботились, чтобы я свою остановку не проехала.
Источника заботы понять не могу, потому что женского интереса представлять для них не могу, уже пенсия-с, затылок у меня не бритый, клетчатых шаровар не ношу и борцовки тоже, семечек не перевариваю ни ментально, ни физиологически.
Наверное, все-таки вид у меня специфический, да еще с плеером.
Были и более непосредственные контакты.
Одному реднеку уже на остановке поймала бейсболку, едва не улетевшую в лужу. Мы оба хохотали.
Другой показывал сыну лет 4, как жарить шашлык. Сын в пограничной фуражке требовал документы и грозил деревянным пистолетом.
Третий нес дочь-девицу лет 10 на руках; она требовала, чтобы папа бежал, что даже мне показалось перебором.
Собственно,все. Они мирно продолжали отмечать день пограничника и в общем и целом мы по-доброму остались довольны друг другом.
Пили мы чай. Чай вот такой. А запах! После такого запаха только сесть и читать.
Collapse )
яжемать

Об эмоциональном начале.

Теперь, если основное выложено, а де Ротшильд буду только закладывать, можно и об эмоциях.
Подробный семейный психоанализ неинтересно. Уже было, нудно и долго.
Поэтому по картине механизмов.

В основе лежало манипулятивное воздействие, в принципе в семействе применявшееся и применяющееся широко. Лично я не возражаю против использования всяких занятных психотехнологий.
Эпизодически.
Иногда без этого и не накормишь и не наешься, но делать основой существования опасливо.

Особенно с неустойчивой психикой.

Мировоззренчески может привести к шизофреническому дискурсу, а с точки зрения бытовой психологии к искаженной картине окружающего мира.

Поскольку второго смысла поступков и слов часто не бывает, а вообще из случайных источников особенно. При этом даже в близких отношениях с такими людьми родственники предельно осторожны и открыты до очень неглубоких пределов.

Плюс мания преследования переходит в манию величия, а оттуда в бред значимости. Ну и так далее.

При этом манипулятор всерьез полагает, что его нагромождения и уловки относят его едва ли не в касту избранных и навеки начальников, откуда он может сортировать на овец и козлищ - хотя право сомнительное во всех отношениях.

Созависимый от манипулятора считает себя каким-то "особым", что ли, и свои чувства и вкусы какими-то, хм, для особых. И в то же время его страстно тянет к тем, кого он такими "особыми" не считает.

Вплоть до отрицания своих реальных особенностей, неприятия себя и всяких негативных по отношению к себе чувств.

Collapse )