йа

полковник лоуренс и я

    «Семь дней верблюды тащили через пустыню новоявленных шейхов. В начале путешествия Остап веселился от души. Все его потешало: и барахтающийся между верблюжьими кочками Александр Ибн-Иванович, и ледащий корабль пустыни, старавшийся увернуться от своих обязанностей, и мешок с миллионом, ударами которого великий комбинатор иногда подбадривал непокорных баранов. Себя Остап называл полковником Лоуренсом.»

    /И.Ильф, Е.Петров «Золотой теленок»/


...стоял жаркий сентябрь того года, когда мне стукнуло восемь лет и я должен был пойти во второй класс (сами считайте). вместо этого я валялся (если можно так сказать. на самом деле - корячился в полусидячем положении, закрепленный странной конструкцией из ремней) на больничной койке послеоперационного отделения.
я побывал на том свете полтора раза, вернулся и теперь лежал в неестественной позе, под капельницей, и поглощал содержимое родительской библиотеки.
со скоростью две толстые книжки в сутки или три средние.

...

- папа, - спросил я, прочтя абзац, вынесенный здесь в эпиграф, - кто такой полковник лоуренс?
- лоуренс? полковник лоуренс? - папа походил по палате туда-сюда, - это...
он остановился у моей постели наконец и зачем-то поправил одеяло.
- это, натулик, был великий человек... лоуренс аравийский!
- это фамилия? - спросил я.
- нет, это... его так звали... я тебе книжку принесу!
- завтра?
к восьми годам я знал, что рассказывать папа не умеет, зато умеет находить для меня интересные книги.
и - не по возрасту.
не на следующий день, но через два, папа мне принес книжку... «л. гарт» было написано на потертой обложке, «полковник лоуренс».

...

а «семь столпов мудрости» были много позже...