?

Log in

No account? Create an account

Renan Luce

Не смогла пройти мимо: чудо какое нашлось, из 1908 года...

Политическое

Предстоящие выборы как-то стороной меня обходят. Зато сегодня с утра узрела совершенно фантасмагорическую растяжку: на кумачовом фоне черные рубленые буквы ПРОТИВ ПУТИНА.ПРОТИВ ЕДИНОЙ РОССИИ а следом - белым - ЗА МАРИЮ ГАЙДАР. ЗА СПС
Хоть бы кавычки поставили, реформаторы...

Полнолуние. Кипр

Вернулась. Отдых теперь формулируется так: сначало - тело, потом - остальное. Потому что главное в отдыхе было - морская вода, пресная вода, дневной сон, голые пальцы - именно в таком порядке.
Продолжила изыскания в области того, чем на Кипре пахнет. В прошлый раз - средиземноморское разнотравье: розмарин, базилики, мелисса, мяты, чабрец, тимьян, вербены и веселые цитрусовые. В этот раз - заново открыт стефанотис, обнаружены жасмины всякие, один неопознанный цветочек (но тоже, скорее всего, жасмин, повешу фото попозже), франжипани и османтус. Чудо как хороши, особенно в букете на ладони.
Основной круг общения - англичане, как всегда, не подкачали, вежливо эксцентричны и великолепно учтивы, пристрастие к кошкам, пиммсу и чаю выдают их с головой.
В остальном Лимассол очевидно похож на Хургаду: те же замусоренные улицы и холеные отели, вечная стройка и пустыри, сумасшедшое солнце и невыносимая луна, а также смешные надписи по-русски на вывесках и неприятные соотечественники. Много таких: в носках+шлепках, с пакетами от рамстора, толкательным рефлексом метро и недоверчивой миной "а я начеку", несмотря на (потому что?) проживание в дорогом Four Seasons.
Из самолета в районе Фамагусты видно, что огромная часть моря покрыта чем-то безжизненно масляным, более всего напоминающим по форме стрии. Печальное зрелище.
Ах, да! Chergui SL и Sous le Vent были великолепны! Конечно, только вечером, днем запахи моря прекрасно оттеняли радость dolce far niente: освежила в памяти историю Мадемуазель Шанель (в преддверии выставки), налюбовалась фирменными кипрскими пеликанами (они розовые и огромные), наелась мидий и халуми... В общем, отдохнула;)

What have you done, Cajun moon...

Полнолуние, рыжее и мрачное - по этому поводу Ambre Guerlain, прозрачный, влажный карамельный аромат

Сочи 2014

Месяц назад человек, приближенный к Олимпийскому комитету, сообщил, что Олимпиаде в Сочи быть - всем уже все поднесено, и даже известно, сколько. Теперь я думаю: если - да, то остается потерять веру даже в спорт; а если - нет, то всего лишь веру человеку, который "никогда не ошибается"...
Я прочла несколько книг о Коко Шанель, уже есть, что сравнивать.
Биографы Шанель начинают свои книги с заявлений о том, как сложно писать о Мадемуазель правду. Правда, как известно, бывает разной, особенно в течение больших периодов времени. А в случае с Шанель – чье время пришлось на бель эпок, и две мировые войны, и смену европейского мировоззрения – правда была еще и опасна для нее. Поэтому я, в свое время, задавшись целью изучить феномен смены эпох в начале 20-го века через биографии людей искусства, переживших и участвовавших, потерпела фиаско, взявшись за СС.
Поль Моран, ровесник СС, конфидент и свидетель многих событий ее жизни с двадцатых годов, оказался в плену обаяния Шанель, которое было столь велико, что моральная оценка Полем поступков Мадемуазель, в других условиях показавшихся бы отвратительными, позволяет считать его писательский труд хоть и занимательным, но недостоверным. В том числе и потому, что швейцарские рассказы СС о себе в 1946 году собеседнику поневоле, в добровольном изгнании, и воспоминания восьмидесятилетнего Морана в 70-х, уже после смерти Шанель – это рассказы о разных женщинах. Его воспоминания о Прусте интересней, на мой взгляд. Известны две книги (обе переведены на английский) – собственно, обаяние - L'allure de Chanel и El Aire De Chanel.
Эдмонда Шарль-Ру, лауреат Гонкуровской премии и вообще замечательная женщина, написала несколько книг о Шанель, в том числе одну «книжку с картинками», с кучей весьма познавательных и просто очаровательных фотографий. Однако книги ее грешат некоторыми фактическими ошибками, как в сравнении друг с другом, так и между страницами. Это раздражает.
Аксель Медсен, профессиональный биограф, по-моему, подготовился лучше всех, возможно оттого, что не был знаком лично с СС. Книга Chanel: A Woman of her Own написана живописным языком со множеством деталей и минимумом собственных выводов. На первый взгляд, малозначительный факт: Мадемуазель не переносила лук, ни на дух, ни на вкус, приобретает вполне понятный смысл, когда выясняется, что это содержится в дневниках современников, среди прочих бытовых подробностей и описаний вечеринок у Шанель.
Необыкновенно интересная, богатая знакомствами жизнь, люди, окружавшие и вдохновлявшие Шанель, люди, с которыми она соперничала – вот свидетели, в чьих глазах она предстает более могущественной, более великой, более сильной, чем, наверное, была на самом деле, но зато и живой, обаятельной, честолюбивой, словом – правдивой.

А у меня - многие, очень многие судьбы впереди: Дягилев и Серж Лифарь (у него, кстати, такой простецкий язык!), Мися Серт - о себе и биографы - о Мисе, писатели: Жан Кокто глазами обожателей, Колетт, Марсель Пруст, наконец, Винстон Черчилль и Императрица Мария Федоровна.
Читать, не перечитать!


В последнее время в узких и пошире кругах стало модно рассуждать о том, что, дескать, в былые времена и трава была зеленее, и щи погуще. А уж о парфюмерии и говорить нечего: современный Герлен - «пропал дом», Карон - измельчал (да и герцогинь поубавилось), все остальное, не считая героических парфюмеров-одиночек, выдает на-гора парфюмерные компоты-однодневки, сиквелы и пародии былой удачи.

Признаюсь - по-моему, так было всегда. В искусстве, подлежащем массовому воспроизводству, не может быть сплошных шедевров и постоянного таланта, кроме того, оно подвержено влиянию моды и других прикладных искусств. Если в моде ориентальный стиль, то он воздействует на живопись и фотографию, музыку и литературу, одежду и рестораны, театр и архитектуру… На парфюмерию, наконец, которая в современном понимании процесса возникла и окрепла еще в конце 19 века и чей блестящий расцвет пришелся на 20-е и 30-е годы 20 века, а тенденции, которым следовали кутурье и модные дома, парфюмерные фирмы и бывшие аптекари, остаются неизменными уже более ста лет.


В Париже есть замечательная улица, выдающаяся по значимости для парфюмерной индустрии – rue de la Paix, появившаяся в 1806 году как самая шикарная улица города.

Я про нее расскажу по порядку парфюмерных адресов, и полагаю, что даже знатоки парфюмерии признают, что слышали не более 5-8 названий парфюмерных фирм, которыми раньше восхищался «tout Paris».






Sous Le Vent (Southern breeze), the Himalayas of Jacques Guerlain
Южный ветер... Этот парфюм не отпускает, терзает самые глубинные струны души - юный Маугли, в одной кожаной набедренной повязке летящий сквозь джунгли, сметающий распустившиеся дивные цветы вскинутыми руками, крича всем телом в страстном желании познать великое, неизведанное... А мягкий, зовущий прочь ветер тревожно шумит в густом тропическом мареве, обещает, заманивает в потаенные уголки, морской этот ветер дальних странствий укутывает мохнатым одеялом цибетина и кастореума и так насыщен герлинадом, что в его плотных жасминовых кружевах голова пьянеет, а сердце колотится, и то взмывает к небу, а то падает к самым разогретым скалам.

Sous le vent - один из тех парфюмов, что идеально соответствуют своему названию, еще одно рукотворное чудо гениального Жака Герлена, осиянного Божьей благодатью, радостный белоснежный пик его непокоренных Гималаев.

Update: Есть у меня ощущение, что этот идеальный парфюм не нужно называть гениальным - все в нем так подогнано друг к другу, и название, и форма, и реклама, и содержимое, т.е. как в добротном, качественно сработанном произведении искусства. И все же шепот этого ветра западает в душу, дарит счастье, позволяет мечтать - великий парфюм...
14.06.2005
Кому-то я обещала подробно рассказать о парижских парфюмерных магазинах. Ну и себе, чтоб не забыть…
Итак,
1) Le Bon Marche 24 Rue de Sevres 75007 http://www.bonmarche.fr
Удобно работает - до 19-00, по субботам до 20-00, а по четвергам до 21-00, что большая редкость. Хороший выбор марок и брендов, включая
Joe Malone, Creed, Serge Lutens export, Annick Goutal, Guerlain и прочее, прочее, причем все эксклюзивные Герлены вполне себе стоят никомуненада – и кожа-ангелика-роза, и милейшая плюшечка (Plus Que Jamais), и Baby Guerlain розовая и голубенькая…, в общем, все. А я-то думала, что эти чудеса только на Елисейских полях водятся… Во всех остальных бутиках Герлен – та же картина, все есть, в частности, в двух минутах от Бон Марше, выше по рю де Севр, тоже есть бутик.
2) Улица парфюмерных деликатесов совсем не Гренель, как модно считать в некоторых кругах:) а Rue de Castiglione 75001. Адресов давать не буду, потому как улица - в три дома.
Во-первых, Jar (http://www.jar-parfums.fr, работают до 18-30), в представлениях не нуждается,
Во-вторых, бутик Patou, описанный в подробностях маэстро Турином,
Рядом с Jar - милейший бутик Goutal, очень в духе викторианской эпохи, строгость в рюшах, элегантность в излишестве,
Через дорогу, на углу с Rue St.-Honoré - бутик Guerlain. Небольшой, но есть все, конечно, например, дамский ветивер (хоть и не на витрине), позиционирующийся как эксклюзивная парфюмка CDG.
Дальше, налево по Rue St.-Honoré от Кастильоне, бутик Hermes,
а еще чуть подальше – Colette, концептуальный до смерти, но с интересным набором парфюмов.

Продолжение следует, наверное...