korvin_ (korvin_) wrote,
korvin_
korvin_

Генеральное свержение

Внезапной немотивированной отставкой генпрокурора Владимира Устинова президент Путин вчера перевел президентскую кампанию 2008 года в новую фазу. Наблюдатели расценивают отставку генпрокурора как существенное ослабление позиций возглавляемых помощником президента Игорем Сечиным силовиков, ведущих борьбу с потенциальными преемниками президента Дмитрием Медведевым и Сергеем Ивановым. С отставкой Владимира Устинова Генпрокуратура теряет роль ключевого инструмента наращивания экономического и политического влияния силовой группировки в окружении Владимира Путина.
Владимир Путин сместил генерального прокурора в свойственной ему кадровой традиции секретной спецоперации. По сведениям Ъ, Владимир Устинов узнал о своей отставке только накануне вечером. Для заместителя главы администрации президента Игоря Сечина, по некоторым сведениям, отставка его свояка тоже стала неожиданностью. Сенаторы, которым спикер Совета федерации Сергей Миронов зачитал представление президента на отстранение генпрокурора с формулировкой "на основании личного заявления Владимира Устинова", застыли в полном недоумении. Через несколько минут отставка господина Устинова была принята 140 голосами "за" при двух воздержавшихся. В шоке от новости об отставке своего шефа были и сотрудники Генеральной прокуратуры.

Не вполне ясно, что могло стать непосредственной причиной столь внезапной атаки Владимира Путина на Генеральную прокуратуру. Видимо, поэтому Сергей Миронов, которому выпало анонсировать отставку господина Устинова, позже сослался на "технический, без политики и потаенных пружин характер" решения президента. Господин Миронов намекнул таким образом, что поводом к отставке послужил сугубо личный разлад между президентом и генпрокурором. Тем не менее, комментируя отставку Владимира Устинова, наблюдатели отмечают резко выросшую в последнее время политическую активность Генеральной прокуратуры. А информированные источники Ъ говорили в этой связи об очевидной тенденции укрепления позиций аппаратной связки Игорь Сечин–Владимир Устинов–Михаил Фрадков. Отставкой генпрокурора Устинова Владимир Путин меняет баланс сил и дает понять, что заметное усиление одной из групп в его окружении не вписывается в его видение расклада сил накануне выборов 2008 года.

В последнее время ведомство Владимира Устинова демонстрировало исключительную активность. В конце апреля Генпрокуратура отреагировала на призыв президента навести порядок на таможне валом уголовных дел по контрабанде по всей стране. В мае Генпрокуратурой был наложен арест на 25% привилегированных акций "Транснефти". Близкий к руководству "Транснефти" источник не исключает, что акции были арестованы в рамках проекта по созданию на базе "Транснефти" новой транспортной монополии и что Генпрокуратура предварительно не согласовала арест акций компании с президентом Путиным.
По некоторым данным, без президентской визы Генпрокуратура решилась и на другой беспрецедентный шаг – арест и предъявление обвинения губернатору Ненецкого округа Алексею Баринову, который наблюдатели связывают с бизнес-амбициями "Роснефти". "Прокуратуру не успели вовремя развернуть,– комментирует эту ситуацию информированный чиновник,– и теперь никто, кроме президента, не может остановить процесс". А другой близкий к Кремлю источник предполагает, что продемонстрированная прокуратурой в этих эпизодах излишняя самостоятельность могла вызвать гнев президента Путина и стать непосредственной причиной отставки господина Устинова.

Не вызывает тем не менее сомнений, что отставка генпрокурора проведена Владимиром Путиным в контексте президентской кампании 2008 года. Ослабление связки Сечин–Устинов, отмечают наблюдатели, означает параллельное усиление обоих потенциальных преемников – Дмитрия Медведева и Сергея Иванова и, соответственно, сужает поле для лоббирования силовиками идеи продления президентских полномочий Владимира Путина. Но основной мотив, комментирует информированный чиновник, "видимо, в том, что президент не хочет оставлять Устинова генпрокурором после своего ухода".

Источник в Кремле вчера сообщил Ъ, что основными кандидатами на освободившееся место в президентской администрации считают полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака и полпреда в Приволжском округе Александра Коновалова. Близкий к господину Козаку чиновник заявил Ъ, что позиция полпреда относительно должности генпрокурора "не изменилась с 1999 года", когда он отверг подобное предложение. Причем, по сведениям Ъ, господин Козак может согласиться возглавить Генпрокуратуру, но с условием ее последующего реформирования по плану 2001 года, когда предполагалось выделить из нее органы следствия в отдельную независимую структуру. Вплоть до вчерашнего вечера, по данным Ъ, с Дмитрием Козаком никаких консультаций на этот счет не велось.
Приволжский полпред Александр Коновалов, как и Дмитрий Козак, закончил юрфак ЛГУ и затем преподавал там на кафедре гражданского права вместе с Дмитрием Медведевым и нынешним председателем Высшего арбитражного суда Антоном Ивановым. Затем работал первым зампрокурора Петербурга. По сведениям Ъ, года назад господин Коновалов возглавил прокуратуру Башкирии в обход позиции руководства Генпрокуратуры. Возможной альтернативой Дмитрию Козаку и Александру Коновалову кремлевский источник Ъ видит еще одного выпускника юрфака ЛГУ и однокашника президента Алексея Аничина, в апреле неожиданно переведенного в начальники следственного комитета МВД с поста замначальника отдела прокуратуры в Северо-Западном федеральном округе. Другие источники называют возможным преемником Владимира Устинова экс-прокурора Петербурга, главу Службы судебных приставов Николая Винниченко.

По словам Сергея Миронова, кандидатуру нового генпрокурора Совет федерации рассмотрит, скорее всего, в июне (сейчас обязанности генерального прокурора временно исполняет первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков). Но уже сейчас очевидно, что смена генпрокурора означает и изменение взглядов Владимира Путина на роль Генпрокуратуры. Наблюдатели сходятся во мнении, что, кого бы ни назначил Владимир Путин, это будет более мягкий прокурор, нежели его предшественник. При Владимире Устинове Генпрокуратура играла исключительную роль в перераспределении собственности и установлении личного контроля Владимира Путина над политическими институтами. В системе сдержек, которую оставит после себя Владимир Путин, Генпрокуратура, очевидно, будет лишена функций хозяйственного менеджмента, а ее политические функции должны быть сведены к сохранению политического и кланового статус-кво.

МИХАИЛ Ъ-ФИШМАН

Подвиги Владимира Устинова

Избавление страны от олигархов. Первым в июле 2000 года – вскоре после трехдневного пребывания в СИЗО – Россию покинул Владимир Гусинский. Тогда же активизировалось следствие в отношении Бориса Березовского, и в октябре 2000 года он уехал в Великобританию. Затем Россию покинули совладельцы ЮКОСа Леонид Невзлин и Владимир Дубов (обвиненные сразу по нескольким статьям УК). Остальные крупные бизнесмены стали лояльны к действующей власти.

Избавление прокуратуры от реформ. Весной 2001 года замглавы администрации президента Дмитрий Козак предложил оставить прокуратуре только надзорные функции, передав следственные в Федеральную службу расследований. В ответ генпрокурор, выступая 25 апреля в Думе, предупредил, что последствия будут подобны результатам реформ 90-х годов, когда "Мамай прошел по государству". Реформа не состоялась.

Раскрытие правды о "Курске". 23 августа 2000 года Владимир Устинов возглавил расследование гибели подлодки. После ее подъема по ТВ постоянно показывали генпрокурора, лазающего по отсекам и комментирующего увиденное. Затем Владимир Устинов написал книгу "Правда о 'Курске'".

Героизм в Чечне. 2 июня 2001 года журналист Юрий Щекочихин сообщил, что секретным указом Владимиру Устинову присвоено звание Героя РФ за чеченскую кампанию. 6 марта 2003 года Владимир Путин подтвердил это: "Устинов и Рушайло получили звание Героев России за хорошую работу в Чечне".

Осуждение террориста Радуева. 15 ноября 2001 года генпрокурор возглавил группу гособвинителей в процессе над полевым командиром. В своей речи он обвинил Радуева в нарушении "главного принципа ислама" – "творить добро и не творить зло". 25 декабря Радуева приговорили к пожизненному заключению, и через год он умер в колонии.

Разгром ЮКОСа. В июне 2003 года с возбуждения уголовного дела по факту незаконной приватизации ОАО "Апатит" Генпрокуратура начала атаку на нефтекомпанию. 2 июля задержан глава МФО МЕНАТЕП Платон Лебедев, 25 октября председатель правления ЮКОСа Михаил Ходорковский. В 2005 году оба получили по восемь лет. Тем временем ЮКОСу предъявили налоговые претензии на 582 млрд руб., что привело к продаже "Юганскнефтегаза" и к введению внешнего наблюдения.

Сохранение атомных секретов. 2 мая 2005 года в Швейцарии по запросу США арестован экс-глава Минатома Евгений Адамов. Чтобы секретоноситель не попал в американскую тюрьму, Генпрокуратура возбудила против него уголовное дело. Из двух запросов об экстрадиции швейцарцы отдали предпочтение российскому. 31 декабря экс-министр был доставлен в Россию.

Возвращение конфискации. 26 января 2005 года Владимир Устинов заявил о необходимости возврата института конфискации имущества. Вскоре необходимые поправки к УК внесены в Думу и 19 апреля 2006 года приняты в первом чтении.

Удачная женитьба сына. В ноябре 2003 года сын генпрокурора Дмитрий женился на дочери замглавы администрации президента Игоря Сечина Инге. 4 июля 2005 года высокопоставленные чиновники стали дедушками: у Инги и Дмитрия родился сын.

Спасение президента от неуместных вопросов. 14 июня 2000 года в Испании Владимир Путин на вопрос об аресте Владимира Гусинского заявил, что хотел бы получить больше информации от генпрокурора, но тот "недоступен для связи". Это освободило президента от дальнейших расспросов.


Неудачи Владимира Устинова

Невозвращение олигархов. Прокуратура неоднократно получала отказы зарубежных стран на свои многочисленные просьбы выдать фигурантов громких дел. Бориса Березовского не выдали Великобритания (сентябрь 2003 года) и Латвия (февраль и сентябрь 2005 года). Испания (апрель 2001 года) и Греция (октябрь 2003 года) отказали в выдаче Владимира Гусинского. Фигурантов дела ЮКОСа не выдали Израиль и Британия. Отказались выдать РФ даже чеченских "эмиссаров" Ахмеда Закаева (из Великобритании) и Ильяса Ахмадова (из США).

Провал с расширением полномочий. 31 мая 2000 года Владимир Устинов предложил Госдуме дать прокуратуре право законодательной инициативы и обращения в Конституционный суд. 15 мая 2002 года он высказался за введение обязательного участия прокуроров в процедуре банкротства для выявления фиктивного банкротства. Оба предложения не были рассмотрены.

Отмена внесудебных арестов. В сентябре 2001 года Владимир Устинов убедил Владимира Путина в необходимости при принятии нового УПК отсрочить запрет на внесудебный арест до 1 января 2004 года. На это время прокуроры сохраняли право выписывать санкции на арест. 18 декабря Госдума приняла УПК с соответствующей оговоркой. Однако 14 марта 2002 года Конституционный суд сократил отсрочку до 1 июня 2002 года.

Провал в работе с присяжными. Органы прокуратуры столкнулись с невозможностью убедить присяжных в вынесении нужного вердикта по громким делам. Так, в августе 2001 года были оправданы организаторы терактов на вокзале в Пятигорске, а в октябре 2005 года – в Каспийске. Был оправдан Вячеслав Иваньков (июль 2005 года) и подростки, которых обвиняли в убийстве таджикской девочки (март 2006 года). Дважды вынесен оправдательный приговор по делу Эдуарда Ульмана (о расстреле спецназовцами мирных чеченцев).

Неубедительное расследование теракта в Беслане. В суды попали только дела единственного выжившего террориста и милиционеров из Северной Осетии и Ингушетии, хотя родные погибших неоднократно требовали привлечь к ответственности руководителей операции по освобождению заложников. Следствие по делу продолжается, но выводы фактически не меняются с сентября 2004 года. Возмущенные этим жители Беслана неоднократно устраивали акции протеста против необъективного, по их мнению, расследования теракта.

Развал дела Холодова. Московский окружной военный суд дважды (в июне 2002-го и июне 2004 года) оправдал обвиняемых в убийстве журналиста, признав, что прокуроры не предоставили достаточных доказательств. Более того, один из фигурантов дела – бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских отсудил у государства больше 2 млн руб. компенсации.

Развал дела Пола Хлебникова. Совершенное 9 июля 2004 года преступление Владимир Устинов взял "под личный контроль". В убийстве обвиняли выходцев из Чечни Казбека Дукузова и Мусу Вахаева, а также бывшего московского нотариуса Фаиля Садретдинова. 5 мая 2006 года они были оправданы.

Потеря связи. 14 июня 2000 года президент Владимир Путин, находившийся в Испании, на просьбу прокомментировать арест главы "Медиа-Моста" Владимира Гусинского заявил, что хотел бы получить больше информации от генпрокурора, но тот "недоступен для связи". Эти слова широко обсуждались в СМИ и стали поводом для насмешек над президентом и генпрокурором.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments