korvin_ (korvin_) wrote,
korvin_
korvin_

Ъ: Палата для общества

28 сентября президент России Владимир Путин подписал указ о начале формирования Общественной палаты. Вчера заместитель главы администрации президента России Владислав Сурков подробно рассказал, что это будет. Среди журналистов, которых это интересовало, был специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ. Теперь он уверен, что не стоило беспокоиться: не будет ничего особенного.
Начавшись вчера, формирование Общественной палаты должно завершиться до конца декабря. Об этом объявил замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков на брифинге в Кремле. Из его пояснений стало ясно, что круг возможностей членов палаты довольно широк и по размерам напоминает круг их обязанностей. Круг их прав, как я понял, гораздо уже.
Перед самым брифингом журналисты получили список первых 42 членов Общественной палаты. Даже бегло просмотрев его, я понял, что проведена кропотливейшая работа по отбору членов этого списка. В списке достойные люди, представители уважаемых профессий, конфессий и общественных организаций. Почти все хорошо известны в российском обществе, и не с плохой стороны, а с хорошей. Я бы обрадовался, увидев этот список под требованием немедленно повысить цену за проезд в городском общественном транспорте. Я бы сразу понял, что это мера, которая давно назрела. Еще больше я обрадовался бы, увидев такой список под требованием понизить цену за проезд в общественном городском транспорте. Под таким требованием он тоже смотрелся бы уместно. Я бы понял, что больше нельзя терпеть произвол чиновников из московского правительства, без конца повышающих эту цену.
Суть в том, что список этих людей уместно смотрелся бы практически под любым требованием. С помощью этого списка можно построить в любом российском городе бассейн или заткнуть фонтан. С этим списком, мне кажется, можно сделать все что угодно. В этом его особая ценность.
Хотя, возможно, я ошибался. Именно поэтому так важен был брифинг господина Суркова. В этом деле, как и в любом другом, решающее значение, похоже, имели подробности.
Первый и самый законный вопрос: чем будут заниматься члены Общественной палаты? Владислав Сурков пояснил, что они "будут образовывать комиссии по контролю за всеми видами бюрократии". Члены палаты вправе запрашивать у бюрократии ее документы и имеют моральное и юридическое право вызывать ее к себе.
– И ей придется туда ходить с отчетами,– со сдержанным оптимизмом пояснил господин Сурков.
В идеале, предполагают в администрации президента России, Общественная палата может стать местом разрешения споров между общественными организациями.
– Ведь они еще случаются,– со вздохом, уже без особого оптимизма произнес господин Сурков.
Кроме того, Общественная палата имеет право инициировать общественные расследования и может претендовать на то, чтобы курировать политику государственного кадрового резерва. Правда, самого резерва нет, но указ о его создании, как стало известно, может появиться с минуты на минуту.
Залогом успешной работы членов палаты должна стать имеющаяся гарантия доступа к средствам массовой информации. Господин Сурков напомнил, что Общественной палате уже выделен один час телеэфира в месяц, "но при определенной настырности членов палаты эти их возможности могут быть расширены".
Владислав Сурков ответил на вопрос, в чем состоят гарантии эффективной работы Общественной палаты.
– Если рекомендации членов палаты будут достаточно навязчивыми,– наконец сформулировал он,– то их придется исполнять.
Этот ответ следует признать исчерпывающим со всех точек зрения. На этом даже можно было бы смело закончить брифинг. Но он продолжался.
Нам рассказали, что у членов палаты не будет никаких привилегий (кроме, видимо, одной – той самой, которая была когда-то у члена КПСС: быть на самом опасном участке борьбы за светлое будущее).
Я спросил у господина Суркова, каким был конкурс на место в Общественной палате.
– Большой,– сказал он,– очень большой. Несколько тысяч претендентов было.
– Откуда же появилось столько кандидатов?
– Что-то пришло к нам по официальным каналам, а что-то – по неофициальным... Такие странные приходили факсы...
– То есть действительно был серьезнейший отбор?
– Конечно,– подтвердил господин Сурков.– Вплоть до самого последнего этапа.
– А кто же кроме вас отбирал этих людей на последнем этапе?
– И президент смотрел... – произнес господин Сурков
– А по каким критериям вы отбирали этих людей? – спросил я.
– По рекомендациям, по совместимости. Это делали советы при президенте России. Они провели большую работу в этом направлении. Была интерактивная связь с профессиональными союзами. Мы смотрели, есть у предложенных кандидатур совместимость с коллегами или нет. Другие критерии тоже имели значение.
Я поинтересовался, сокращал ли президент представленный ему список.
– Нет, никто не пострадал,– засмеялся Владислав Сурков.
– Тогда, может быть, он кого-то вписал в него?
Это становилось интересно.
– Нет-нет,– заверил меня господин Сурков.
– Тогда зачем же ему показывали? Что делал с этим списком президент?
– Он его смотрел,– пояснил замглавы кремлевской администрации.
Журналистов очень беспокоило, может ли Общественная палата стать таким же влиятельным органом, как Федеральное собрание Российской Федерации. Оказалось, что не может.
– Она не будет более или менее влиятельным органом,– задумчиво произнес Владислав Сурков.– Это просто другой орган.
– Но полномочия? – спрашивали его.– Какие полномочия?
– Вопрос полномочий – это вопрос их активности,– терпеливо отвечал он.
– Но должна же Общественная палата осуществлять контроль за властью? Парламент же осуществляет.
– Кто вам сказал? – удивился Владислав Сурков.– Все так думают почему-то. А на самом деле это совсем не так. И вообще, если мы все так дружно говорим об эффективности гражданских институтов... считается, видимо, что они эффективны... так об этом говорят последнее время... то давайте наконец попробуем все вместе придать этому процессу общественный динамизм!
Это предложение, впрочем, не встретило, по-моему, встречного энтузиазма у присутствующих. Господина Суркова спросили об опасности лоббизма в деятельности Общественной палаты и о способах борьбы с этим позорным явлением.
– Надеемся на регламент и режим поддержания этики в работе палаты,– твердо ответил господин Сурков.– Но если вы спрашиваете про опасность коррупции... а ведь вы, наверное, именно это имеете в виду... то, уверен, там ее не будет.
Всех, безусловно, интересовало, каким образом Общественная палата будет наказывать бюрократию.
– Общественная палата по результатам своей работы должна ограничиваться общественным порицанием,– убежденно заявил Владислав Сурков.
Заметив снисходительные взгляды журналистов, он принял их близко к сердцу:
– Если мы всерьез реагируем только на угрозу тюрьмы, тогда мы пропащее общество!
Кто-то из журналистов обратил внимание на то, что в списке членов палаты практически отсутствуют правозащитники. В этом месте Владислав Сурков крайне оживился. Он рассказал, что в администрации президента России хорошо известно об их позиции.
– Представители, например, Хельсинкской группы сказали, что они не войдут в Общественную палату и что они осуждают тех, кто войдет в нее. Но у нас есть их письменное предложение включить в работу Общественной палаты одного известного адвоката. То есть мы считаем, что они участвуют в формировании палаты,– улыбнулся господин Сурков.
А у меня сложилось впечатление, что ему доставляет нескрываемое удовлетворение попытка дискредитировать членов Хельсинкской группы одной возможностью сотрудничества с властью в этом вопросе.
Пришло время рассказать волнующие подробности об общественном расследовании, результатом которого может стать общественное порицание.
– Ведь такое расследование потребует, скорее всего, гражданского мужества? – озабоченно спросил кто-то из журналистов.
Я думал, что господин Сурков легко разубедит нас в этом. Но он не стал этого делать. Наоборот.
– Жизнь в условиях гражданского общества требует гражданского мужества,– веско произнес он.
Спустя пару минут он еще раз с удовольствием повторил эту фразу. Он и еще раз повторил бы, мне кажется, ее, если бы представился случай.
– Даже, например, контроль за правительством уже требует большого гражданского мужества,– не отказал себе в удовольствии заметить господин Сурков.
На мой вопрос, могут ли в Общественную палату входить люди, отбывающие наказание в местах лишения свободы, Владислав Сурков ответил отрицательно. То же, пояснил он в ответ на следующий мой вопрос, касается и лиц, находящихся в федеральном розыске.
Остается добавить, что Владислав Сурков ответил почти на все вопросы журналистов (он сразу отказался говорить только о том, кто из представителей крупного бизнеса войдет в следующий транш – и то только потому, что, как я понял, считает, что это не его тайна). По настоятельной просьбе господина Суркова его ближайший помощник даже рассказал, что из госбюджета членам Общественной палаты на первый год работы будут выделены 120-140 миллионов рублей).
Замглавы администрации замялся с ответом только на один вопрос. Его спросили, почему в списке есть представители всех основных конфессий, кроме католической. Но и с этим вопросом Владислав Сурков справился:
– Видимо, консультации так сложились.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ


Утвержденные президентом члены Общественной палаты

Абакумов Сергей Александрович, председатель правления общероссийской общественной организации "Национальный гражданский комитет по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами";
Аюшеев Дамба Бадмаевич, пандито хамбо лама, глава Буддийской традиционной сангхи (религиозного объединения) России;
Бажаев Мавлит Юсупович, президент межрегиональной общественной организации "Ассоциация чеченских общественных и культурных объединений", председатель совета директоров ОАО "Группа 'Альянс'";
Блохина Лидия Васильевна, президент Международного общественно-экономического союза (женщин), председатель исполкома Конфедерации деловых женщин России;
Боголюбова Галина Васильевна, президент Славянского фонда России;
Бокерия Лео Антонович, врач, президент общероссийской общественной организации "Лига здоровья нации", директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева РАМН;
Большакова Мария Артемовна, председатель совета общероссийской общественной благотворительной организации "Союз семей военнослужащих России";
Бородин Леонид Иванович, писатель, главный редактор журнала "Москва";
Велихов Евгений Павлович, академик, секретарь отделения информационных технологий и вычислительных систем РАН, президент научного центра "Курчатовский институт";
Гайнутдин Равиль Исмагилович, муфтий, председатель Совета муфтиев России, председатель Духовного управления мусульман Европейской части России;
Глазычев Вячеслав Леонидович, профессор кафедры теории и истории архитектуры Московского архитектурного института;
Говоров Владимир Леонидович, председатель Общероссийской общественной организации ветеранов войны и военной службы;
Гусев Павел Николаевич, президент Союза журналистов Москвы, главный редактор газеты "Московский комсомолец";
Духанина Любовь Николаевна, директор средней общеобразовательной частной школы "Наследник";
Ершова Елена Николаевна, президент общероссийской ассоциации женских общественных организаций "Консорциум женских неправительственных объединений";
Захаров Владимир Михайлович, руководитель региональной общественной организации "Центр экологической политики России", член-корреспондент РАН;
Зелинская Елена Константиновна, вице-президент общероссийской общественной организации работников средств массовой информации "Медиасоюз";
Зыков Олег Владимирович, президент общероссийского общественного благотворительного фонда "Российский благотворительный фонд 'Нет алкоголизму и наркомании'";
Ильина Тамара Алексеевна, член общероссийской общественной организации "Женский диалог", врач детской стоматологической поликлиники Пензы;
Кабаева Алина Маратовна, гимнастка, член президиума общероссийской общественной организации "Российский спортивный союз молодежи";
Калягин Александр Александрович, актер, председатель общероссийской общественной организации "Союз театральных деятелей РФ (Всероссийское театральное общество)";
Митрополит Калужский и Боровский Климент, управляющий делами Московской патриархии;
Кузьминов Ярослав Иванович, ректор Государственного университета–Высшей школы экономики;
Кучерена Анатолий Григорьевич, адвокат, председатель центрального совета общероссийского общественного движения "Гражданское общество";
Лазар Берл, главный раввин России;
Ломакин-Румянцев Александр Вадимович, председатель общероссийской общественной организации "Всероссийское общество инвалидов";
Лысенко Людмила Александровна, учитель средней общеобразовательной школы #1 станицы Курская Ставропольского края;
Медведева Марина Валентиновна, председатель правления общероссийского общественного детского экологического движения "Зеленая планета";
Никонов Вячеслав Алексеевич, президент фонда "Политика";
Очирова Александра Васильевна, президент общественной благотворительной организации "Международный женский центр 'Будущее женщины'";
Роднина Ирина Константиновна, председатель центрального совета общероссийской общественной организации "Всероссийское добровольное общество 'Спортивная Россия'";
Рошаль Леонид Михайлович, президент Международного благотворительного общественного фонда помощи детям при катастрофах и войнах, завотделением неотложной хирургии и травмы детского возраста НИИ педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН;
Ряховский Сергей Васильевич, епископ, председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), сопредседатель Консультативного совета глав протестантских церквей России;
Сагалаев Эдуард Михайлович, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей;
Салахова Айдан Таировна, генеральный директор АО "Айдан-галерея", член-корреспондент Российской академии художеств;
Слободская Мария Александровна, президент Института проблем гражданского общества;
Тишков Валерий Александрович, директор Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН;
Фадеев Валерий Александрович, директор Института общественного проектирования, главный редактор журнала "Эксперт";
Федосов Владимир Иванович, председатель международной общественной организации "Федерация мира и согласия";
Чадаев Алексей Викторович, завотделом политики сетевого издания "Русский журнал";
Шмаков Михаил Викторович, председатель Федерации независимых профсоюзов России;
Шохин Александр Николаевич, президент Российского союза промышленников и предпринимателей.


Вы навязчивыми будете?

Берл Лазар, главный раввин России:
– Если заседания всегда будут по субботам, то я их никогда посещать не буду, поскольку по еврейскому закону в субботу работать нельзя. Хотя в таком начинании, как Общественная палата, я согласился участвовать. Это еще одна возможность донести свою точку зрения и быть услышанным.
Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика":
– Боюсь, придется таким быть – дел очень много. В первый день работы палаты мы должны сформировать комиссии и общественные группы. А дальше приступим непосредственно к исполнению своих прямых обязанностей – защите прав граждан.
Анатолий Кучерена, адвокат, председатель центрального совета общероссийского общественного движения "Гражданское общество":
– Мы будем осуществлять общественный контроль, который не предполагает давления. Но мне небезразлично происходящее в стране, и если есть возможность влиять на политические, экономические, социальные процессы, то необходимо это делать.
Михаил Шмаков, председатель Федерации независимых профсоюзов России:
– Обязательно буду навязчивым, и в первую очередь в вопросах, которые слабо решает правительство. Это в основном контроль за выполнением законодательства и различных обязанностей чиновниками.
Алексей Чадаев, завотделом политики сетевого издания "Русский журнал":
– Буду настойчив, буду заниматься журналистикой прямого действия. По закону на запрос члена палаты обязан ответить любой чиновник. Я смогу контролировать ход решения проблем, следить за правами СМИ и деятельностью госизданий, которые в последнее время деградируют.
Леонид Рошаль, детский врач, профессор, член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека:
– Для меня лично важно не просто быть членом палаты, а делать все, чтобы жизнь стала чуть-чуть лучше. Членство даст мне возможность отстаивать свои принципиальные позиции.
Ирина Роднина, председатель центрального совета общероссийской общественной организации "Всероссийское добровольное общество 'Спортивная Россия'":
– Думаю, что буду, хотя я и так считаю себя навязчивой. Создание палаты дает возможность вести диалог с властью на совершенно другом уровне.
Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики:
– Я буду стараться проявлять достаточную настойчивость в важных и принципиальных вопросах. Это еще одна возможность реализовать ряд общественных проектов, которые не идут или идут туго. Палата будет хорошим интерфейсом между властью и обществом в условиях, когда органы представительной власти еще не дозрели и слишком монополизированы.
Эдуард Сагалаев, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей:
– Я буду говорить то, что думаю, и надеюсь чего-то добиться, в том числе влияния на политику государства в области СМИ.
Айдан Салахова, генеральный директор Айдан-галереи, член-корреспондент Российской академии художеств:
– Я настойчивая девушка и собираюсь честно лоббировать интересы искусства и образования. В частности, политику льготного налогообложения – систему, позволяющую тратить больше денег на культуру.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment