korvin_ (korvin_) wrote,
korvin_
korvin_

Газета.ру: Прокуратура – справедливость государства

Текст: Мария Цветкова

В пятницу Владимир Путин приехал на самое ответственное ежегодное мероприятие Генпрокуратуры – расширенное заседание ее коллегии. Вместе с президентом туда прибыли Михаил Фрадков, Дмитрий Медведев, все полпреды, все силовики, Игорь Иванов, Сергей Миронов, Борис Грызлов и много депутатов. Начал заседание, по традиции, Путин. Из выступления президента следовало, что работой Генпрокуратуры он, по большому счету, доволен, хотя хвалить или отчитывать Устинова за что-то конкретное не стал.

Ничего не было сказано ни о расследовании захвата школы в Беслане, в котором не удалось добиться очевидных успехов, ни о грубой работе по делам Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и компании ЮКОС в целом.

Намек на что-то определенное можно было уловить только в пожелании Путина «особенно тщательно осуществлять уголовное преследование лиц, в том числе находящихся за рубежом, причастных к терактам и их подготовке». О работе Генпрокуратуры с зарубежными фигурантами можно судить разве что по делу Ахмеда Закаева, процесс по экстрадиции которого был с позором провален, или Зелимхана Яндарбиева. Но в его случае прокуратура только составила досье, а самого бывшего президента Чечни взорвали в Катаре сотрудники российских спецслужб, что было подтверждено приговором катарского суда.

Хотя никаких особенных заслуг в этом году у Генпрокуратуры не было, Путин неожиданно отвел ей главную роль среди всех силовых структур. «Очевидно, что Генпрокуратура как координирующий центр имеет и полномочия, и необходимые возможности, чтобы обеспечить четкое взаимодействие всех элементов правоохранительной системы, – процитировал президента «Интерфакс». – Доверие общества и к работе прокуратуры, и к правоохранительным органам в целом во многом зависит от успеха решения именно этой системной задачи».

Недостатков в работе прокуратуры оказалось совсем немного.
Путин попросил повысить уровень следственной работы по преступлениям, связанным с наркотиками, особенно «по латентным преступлениям, связанным с отмыванием теневых капиталов, взяточничеством, должностными злоупотреблениями», усилить контроль за исполнением законов в армии (в основном за обеспечением военных социальным жильем) и включиться в работу над законами. Закончилась речь президента еще одним лестным для прокуратуры тезисом.

«Прокуратура олицетворяет силу и справедливость государства. Она является одним из самых мощных и влиятельных звеньев нашей правоохранительной системы. Вам поручен надзор за соблюдением Конституции, надлежащим исполнением законов на всей территории страны», – произнес Путин.
Взяв слово, генпрокурор Устинов, видимо, решил развить мысль Путина о ведущей роли прокуратуры среди силовых структур и вообще в стране, поэтому смело говорил о недостатках в работе остальных ведомств в лицо их руководителям, которые слушали его в зале. Сначала он упрекнул всех вместе за коррупцию. «Коррупция достигла опасно высокого уровня, с этим согласны все. Разница существует только в оценке этого уровня», – заявил Устинов. Потом генпрокурор вспомнил, что отметил эту проблему и в своем прошлогоднем докладе и сдержанно похвалил правоохранительные органы, которые он кратко назвал «органами правоохраны» за то, что последовали его советам. «Не могу сказать, что ситуация существенно изменилась, но подвижки с «плюсом» очевидны», – сказал он, добавив, что фактов взяточничества было обнаружено на 21,5% больше, чем раньше.

Из силовых министерств первому досталось Минюсту. В основном за находящуюся в его ведении службу судебных приставов, которую Устинов предложил переподчинить судебной системе.

Путин наградил прокуроров за ЮКОС
В пятницу стало известно, что президент России наградил орденами и званиями группу прокурорских работников, непосредственно участвовавших в разгроме ЮКОСа. Указ президента о награждении государственными наградами Российской Федерации сотрудников органов прокуратуры был подписан еще 31 декабря 2004 года...


«Создается впечатление, что судебные приставы в государстве живут по своим понятиям и правилам», – строго заявил генпрокурор. В частности, вина приставов состоит в том, что они «как не работали по принудительному взысканию в бюджет налоговой задолженности и таможенных платежей, так и не работают». Например, за три года по постановлениям налоговиков было взыскано 27% от общей суммы, по актам таможенных органов требовалось изъять 20,5 млрд. рублей, а было изъято всего 1,7 млрд, а из имущества должников на 43,7 млрд. рублей было найдено только 8%.

Немало претензий оказалось и к ГУИНу, который тоже подчиняется министерству юстиции. По словам Устинова, на отвратительные условия содержания в тюрьмах «потоком идут жалобы в Европейский суд по правам человека», а из-за плохой охраны «из колоний бегут в одиночку и группами», особенно в Кабардино-Балкарии, Алтайском крае, Ивановской, Калининградской, Сахалинской и Тульской областях. И даже при проверке столичного СИЗО «Матросская тишина», где среди прочих сидит Ходорковский, «у заключенных нашли 43 мобильных телефона, свыше сотни зарядных устройств, водку и ее суррогаты, заточки, веревки, деньги и иные запрещенные предметы». Самым обидным для руководства Минюста должна была стать критика конкурса самодеятельной песни, проводившегося среди заключенных, которым в ГУИНе очень гордились. «На всю страну с телеэкранов идет пропаганда преступной субкультуры, эдакой залихватской воровской удали. Имеются данные, что Минюст планирует расширить географию всероссийского конкурса «Калина красная», привлечь к участию в конкурсе осужденных из дальнего зарубежья», – ужаснулся генпрокурор.

Худо пришлось и МВД. Устинов обвинил милицию в том, что она покрывает тысячи преступников, умышленно не регистрируя их преступления.
При этом нарушают закон и сами милиционеры. «Реальное положение очень хорошо знают и чувствуют на себе простые граждане, – сказал генпрокурор. – Это они видят, как стражи порядка шастают по ларькам, набивая карманы рублями и бутылками». Прошлогодняя статистика нераскрытых преступлений такова: всего их 1 млн 264 тыс., их них 5635 умышленных убийств. «Если в прошлом году по этому показателю лидировали Москва и Московская область, то сегодня их место заняли Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Дагестан, где не раскрыто от 30 до 55% умышленных убийств», – уточнил Устинов.

Когда дошла очередь до Минобороны, выяснилось, что главная претензия к армии – воровство. В прошлом году за хищения привлекли к ответственно 400 военных. «Причем это не рядовые «мелкие сошки», а начальники с большими звездами на погонах», – сказал Устинов. Больше всего воруют в Чечне. В прошлом году с аэродрома в Ханкале был украден вертолетный двигатель, которые стоит полтора миллиона рублей. «Более охраняемой территории трудно представить, но даже там сумели украсть», – заявил генпрокурор. А танковых двигателей в Северокавказком округе похитили целых 35 штук (они сначала были списаны, а потом пропали). Кроме этого, военные разворовали 1,7 млрд рублей, выделенных на выплату денежного довольствия, и 11 тысяч тонн ГСМ, в том числе 7 тысяч тонн авиационного керосина. «Такого количества хватило бы полку МиГ-29 на четыре месяца боевой учебы, – подчеркнул Устинов. А между тем каждому летчику можно было бы налетать 57 часов, хотя некоторым за год и 16 часов не удается провести в воздухе. Вот и судите, что украли, керосин или безопасность воздушного пространства».

Единственный из силовиков, кто слушал Устинова спокойно, был Николай Патрушев. О ФСБ генпрокурор не сказал ничего плохого. В его докладе она вообще была упомянута всего один раз: как оказалось, чекисты, как и прокуратура, хотят отнять у министерства юстиции службу судебных приставов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments