September 22nd, 2004

руками

Галогеновый яд с потолка.

Ты меня не попросишь быть рядом. (с)

Прячусь в черное. Прячусь под подушку, крепко прижав колени к животу, стараясь уменьшиться до комочка.
Боюсь. Себя.
Не смотрю в даль. Не спускаюсь под землю. Считаю оранжевые светильники в переходах - у каждого своя форма прорезей, и от этого создается ощущение, что они вбиты в потолок неровно, не по прямой. И по этой не_прямой я бегу, виляя, как лиса от своры собак. Их влажное прерывистое дыхание у меня за спиной, их упорный кашляющий лай. Боюсь. А потом вдруг свет, утренний, пасмурный, сумеречный, слезит и липнет. Серый такой свет. В него приятно заворачиваться, как в шелк, в кокон из московских цветов-запахов: бензин, мокрая земля, желтая седина в темной умирающей листве, широкие проспекты, шум. Мой город, слышишь, это мой город! Не заставляй меня бояться встретить тебя здесь. Хотя нам же не разминуться, правда?
Ты опять приходишь без стука. Уверенно. Ты являешься как призрак другой меня, кладешь мне руки на плечи и крадешь у всех. А я, набравшись смелости и воздуха в легкие, тебе отказываю, задыхаясь неожиданно возникшим в горле тягучим свинцом. Твои глаза грустные. Жалко твои глаза. Пригласи меня к себе в дом. Зачем эти "стрелки в Польше"? Мы будем сидеть втроем, курить и разговаривать. А потом вы будете любить друг друга в другой комнате, оставив меня любить коньяк. Волосы и ногти будут пахнуть вами, вашим коньяком, вашими сигаретами. Я буду отрезать эту чертову пуповину. Мне не будет больно - алкоголь анальгезирует. Пригласи меня в свой дом…
  • Current Music
    Guano Apes (спасибо жене!)