?

Log in

No account? Create an account

t(h)idings from the Choir of the Dead — LiveJournal

18th. Oct, 2012

02:47 pm - #ВыборыКС: последний день регистрации избирателей

Оригинал взят у motimatik в #ВыборыКС: последний день регистрации избирателей

  
Поторопитесь, друзья! ;))
  







2nd. Aug, 2012

02:03 am - БеспреДело Пусси Райот

Мы с коллегой спускались из столовой, дожёвывая последние слова про #хамстыд, репрессии и отвлечение общества от реальных проблем. Она пошла в кабинет, а я остался курить на лестнице.
- Вы про этих трёх дур, что ли? – переспросил меня казах-охранник. Он у нас на этаже уже давно работает. Миролюбивый, тихий, даже иногда газеты читает. Но разговаривает обычно только про футбол.
- Ну, можно и так сказать.
- И на чьей ты стороне?
- На стороне закона.
- Правильно. Я бы их вообще на 12 лет посадил.
- Нет, закон говорит: 15 суток.
- А я как Сталин: всех расстрелять.
- Да за что?
- Как за что? Как? Почему они в мечеть или синагогу не пошли?
- Наверно, потому что протестовали конкретно против Кирилла.
- Не Кирилла, а Патриарха. А против Патриарха протестовать нельзя. Его же выбрали!
- Кто?
- Ну, Синод или кто там.
- И что? Это же не Бог. Какие-то люди со странной репутацией, да ещё и, возможно, по указке сверху (не от Бога, с другого верху), назначили его посредником, а он говорит, за кого голосовать православно, а за кого нет.
- Ну и пускай говорили бы этом. Нет, они пошли в главный храм, разделись там и начали петь и плясать.
- Разделись?
- Конечно, я же читал, то есть видел всё в Интернете. Вышли на алтарь, сняли штаны и начали голой попой размахивать.
- А, видели, говорите…
- Вообще на митинг вышел – всё, сразу расстрел.
- Значит, и меня расстрелять?
- Выходил на митинги?
- Да.
- Ты не думай, я тоже не люблю никого: ни Путина, ни Медведева. Но порядок должен быть в стране. Нельзя никаких митингов. Раз ты выходил – значит, и тебя расстрелять…

Current Music: Pin-Up Went Down - Pussy Worship

11th. Jun, 2012

07:23 pm - Не лучше пули

Ну что, как вам там, в вашем гнёздышке? Спокойно, уютно, да? Вас всё ещё ничего не касается? Всё, что происходит, это с какими-то другими, с неправильными, озабоченными. Так ведь?

Подумаешь, что за окном, конечно, не 37-й год и совсем не «О дивный новый мир», но вот на 1984 уже очень похоже. Скоро, вероятно, не останется ни одного неподконтрольного государству СМИ, начали зажимать Интернет. Сотни узников совести и политзаключённых уже в тюрьме. Сейчас к ним добавляются новые – например, мой знакомый Михаил Маглов, которого схватили какие-то люди в форме, запихнули в машину и увезли. На момент написания поста о его судьбе ничего не известно уже около 10 часов. Думаю, что завтра после митинга, когда всех, в чьи квартиры сегодня ворвались и вручили повестки, переведут из свидетелей в подозреваемые и задержат минимум на два месяца, серьёзная часть участников «Марша миллионов» пойдет на #ОккупайСК или #ОккупайПетровка, что даст повод к новым задержаниям. В какой-то момент, видимо, сяду и я с Катей. Мы, хоть и останемся самыми рядовыми и мирными участниками протестов, но всё же продолжим посещать добрую половину оппозиционных сборищ и носить белые ленты, потому что не видим морального права остановиться, пусть нам тысячу раз противны многие из наших соратников и так называемых лидеров. Когда-нибудь мы окажемся не в том месте не в то время (а у нас теперь любое место и время могут вдруг оказаться под запретом) – и всё. Уверен, кстати, что передачек мы от вас не дождёмся, потому что всякий, у кого вместо страха – спасибо родителям – выросло чувство собственного достоинства, будет сидеть в соседней камере.

Вот только в чём разница между нами и вами? В поведении? Да ну: мы ходили только на согласованные митинги и на оккупаи, которые никому не мешали. Мы не кидались (и вряд ли будем) камнями, никого не били и даже не оскорбляли. Тогда в чём? В том, что вы за, а мы против и этого не стесняемся. И нас репрессируют только за это. За мыслепреступление.

Единственный вариант всего этого избежать – выйти на мирный митинг в полном составе. Все 11 футболистов, вагон метро в час пик, кильки в банке. Это пока полудоступный спосок защититься. Когда придут за нами, его уже не будет. А когда за вами, то не будет никого, кто бы хотел вас защищать.

Увы, мой крик шёпотом снова никто не услышит. Ведь завтра надо ещё выспаться, погладить бельё и сходить в кино, а то когда ещё?

15th. May, 2012

03:47 am - А завтра был разгон

Есть очень много ответов на столь любимый скептиками (нами, то есть) вопрос. Не все они верны, не все очевидны и не все известны, а потому утверждать что-то безапелляционным тоном я не хочу. Лучше поиграю в актёра и надену на себя несколько масок.

1. Прекрасно помню, как лет пять назад каждый уважающий себя мой ровесник считал своим долгом рефлексировать на тему смысла жизни. В чём он и есть ли вообще?

Можно, конечно, тешить себя сказками о загробной жизни, боге и рае, но в глубине души все прекрасно понимают, что после смерти нет ничего. Поэтому так дрожат коленки, когда толпа ОМОНовцев разрезает толпу и хватает тебя, унося в неизвестность – никто ведь не может быть до конца уверен, что поездка в ОВД не окончится сотрясениями, гематомами, уголовными сроками и вообще всяческим гниением. Смерть обнуляет абсолютно всё, и какой вы хотите найти смысл в заведомо безрезультатном процессе?

А если уж в жизни смысла нет, то стоит ли рассматривать отдельные её части на предмет его наличия?

Те, кто дошёл до этой стадии рефлексии, хватаются за любую ниточку, оправдывающую пребывание на этой планете. Все они ведут к одному выводу-Ариадне – получать удовольствие от процесса. В небытии ты пробудешь гораздо дольше, чем в бытии, поэтому нет смысла его искусственно заканчивать. Впрочем, и в бытии смысла нет, так давайте хотя бы будет весело и с музыкой. Ежедневное общение с «лучшими людьми города», встречи с друзьями и знакомыми, познавательные лекции – это, безусловно, замечательное и полезное времяпрепровождение.

(20.)2. Для настоящей победы над режимом нужна не революция, заключающаяся в смене элит, а революция в головах наших сограждан. Нас окружают. Котики, фоточки, туфельки – с одной стороны. #Стабильность, «вы хотите крови и гражданской войны», «у вас нет лидеров», «если не Путин, то кто?», «где ваша позитивная повестка?» - с другой. Всем очевидно, что надо общаться с людьми, далёкими от «вашего энторнета», но никто не знает как. Митинги, листовки, либеральные СМИ работают со скрипом. А другого способа привлекать под свои знамена массы, к сожалению, пока не изобретено (может, #ОккупайАбай поможет в его изобретении?). Поэтому единственный точно работающий вариант – живое общение с каждым лично.

Конечно, в наш век индивидуализма или даже постиндивидуализма ни один человек тебе не признается, что ты его переубедил. Поэтому нужно не доводить дело до окончательной победы, а всего лишь спокойно и методично развенчивать мифы, ставить в тупик и как можно больше просто рассказывать. Как известно, за режим только те, кто в доле или в неведении. Лишаешь их одного или другого – они тут же переходят на нашу сторону.

К Абаю часто приходят друзья, жаждущие общения, а не протеста, но от меня и моих товарищей получают общение о протесте. В итоге некоторые тут же нацепляют белую ленту, а большинство делает широкий шаг в нашем направлении. А я считаю, даже один перетянутый на нашу сторону человек – это уже достаточное обоснование существования таких сборищ.

(19.)3. Власти мы, конечно, сильно досаждаем. Говорят, что Владимир Владимирович очень болезненно реагирует на обоснованную критику в свой адрес. Поэтому мы встречаем такую озлобленную реакцию – с ОМОНом, полностью оцепляющим Чистопрудный бульвар или памятник Пушкину, автозаками, газонами и «местными жителями». Ничего не вышло – только люди, довольно случайно попавшие в замес, теперь завсегдатаи Абая, приносят сюда еду, воду и печеньки. Да и вообще сочувствие ни с чего бросаемым в автозаки оппозиционерам в обществе возросло.

Сейчас нас не задерживают только потому, что сменили тактику. Надеются, что мы разойдёмся сами. Но у нас нет для этого причин – вы же помните, что началось всё не с Джеффри Монсона, как кто-то написал, а с нынешнего президента и построенной им застойной системы воровства, вранья, лицемерия, цензуры, давления, фальши, нищеты, бесправия, поборов, угодничества и далее по всем пунктам без остановок. Система эта никуда деваться не собирается, а значит и мы в отличие от «Суперджета» с радаров не исчезнем. Лагерь в центре столицы их категорически не устраивает. Они будут вынуждены снова направить на нас свои дубинки, автозаки и 19.3, тем самым только увеличивая нашу поддержку и решимость.

4. Некоторые говорят, что большинство россиян на самом деле не поддерживает национального лидера. Как в Египте: Мубарак стабильно набирал по 80 процентов на выборах, а потом взял и за месяц схлопнулся. В таком случае как у телевидения есть Единый Заказчик, так и у протестного движения есть Единый Зритель. Что характерно: эти ЕЗ – это одно и то же довольно конкретное лицо. Как робкий юноша, мы кричим: обрати на нас внимание, мы существуем, красивые такие, умные, смотри, как мы стараемся: достаём с неба звезду в виде 100-тысячного митинга, поём тебе серенады в устроенном вопреки всему лагере, даём обещания-требования. А девушка в лучших традициях то даст поцеловать себя в щёчку, разрешив партии и выборы губернаторов, то в приватной атмосфере обзовёт «гандоном».

У любой романтической истории вариантов финала немного. Либо мы сами постепенно откажемся от ухаживаний за недоступной красоткой. Либо она окончательно и бесповоротно даст понять, что предпочитает того накачанного работягу из Нижнего Тагила, и, если ты не прекратишь оказывать знаки внимания, он быстренько тебе всё объяснит. Либо мы своими ухаживаниями постепенно добьёмся поставленной цели. Я, конечно, совсем не знатный ловелас, но, сколь могу судить, в этих вопросах очень часто неловкие жесты приближают победу гораздо быстрее продуманных осад и неожиданных приступов.

5. Интересные ребята из «Демократического выбора» настаивают на необходимости «профессиональной политической работы» и ненавидят, когда действия оппозиции перерастают в карнавал и хорошее настроение. Причём последнее они, кажется, ненавидят больше, чем нынешнюю власть. За недолгое время своего существования они в своём «плохом настроении» умудрились поссориться со всеми, кто близок им по либеральным взглядам, за исключением слившегося Прохорова и постоянно сливающегося «Яблока». Последняя ниточка, связывавшая их с современной либеральной реальностью, в виде Алексея Навального разорвалась после эпичной омской истории.

Само собой гуляния по бульварам для них тоже карнавал. Вообще всё, в чём принимает участие Ксения Собчак, Сергей Пархоменко или Максим Кац – это карнавал. А «серьёзная политическая работа», как следует из последней программной статьи Милова, это – внимание! – «обсуждение будущих совместных списков и общих кандидатов на региональных выборах в ближайший год». Бесспорно, дело это важное, тем более если списки у либералов будут действительно общие. Но этого как-то мало, что ли. Да и бюрократически-номенклатурного в этой работе больше, чем политического. По-моему, то же вытаскивание людей из ОВД, которое осуществил Кац, было очень крутой «профессиональной политической работой», которую такие акулы этого набившего оскомину словосочетания проворонили.

Ладно, оставим «Демвыбор» в покое. Несмотря на всю свою странность, они часто говорят здравые вещи. Но я всё же не понимаю, как «карнавал», подобный ОккупайАбаю, отрицает «профессиональную политическую работу». И неужели непонятно, что для некоторых из тех, кто захаживает к Абаю, такие гуляния – это единственный возможный вариант существования в политике? Тут далеко не все профессиональные борцы с режимом, много сомневающихся и мало тех, кто готов тратить половину своего времени на такую борьбу. По сути единственное, что может увлечь их написанием нудных программ, деклараций и воззваний, распространением агитпродукции и созданием местных ячеек – это парочка попаданий в автозаки. Которые уже очень скоро снова проявят себя на Чистопрудном бульваре. Да и то не факт, что увлекут.

Демвыборовцы сетуют, что Абай – это дополненное издание Стратегии-31. Возможно, так и есть. Но разве «Стратегия-31» провалилась? У вас есть доказательства того, что это не составляющие её истории в том числе привели к 100-тысячным митингам и формированию постоянно действующего протестного движения?

Более того, подозреваю, что неудачные – с чьей-то точки зрения – акции оппозиционному движению не вредят. Потому что те, кто думают, что Путин – вор, в любом случае не будут за него голосовать. А те, кто думают, что Путин – лучший для России царь, не встанут на сторону оппозиции, даже если та разработает идеальную программу развития нашей страны, пропишет в деталях все необходимые реформы и выдвинет всеми уважаемых людей на руководящие позиции.

6. Мы здесь все учимся. Как «Шапито-шоу». Любовь и дружба, уважение и сотрудничество. Поддерживать порядок – это крайне важно, потому что разогнать могут за любую ошибку. И она обязательно будет допущена. Но это как в какой-нибудь телеигре: победит тот, кто продержится дольше соперника.

Левые, правые, либералы, анархисты – когда власть сменится, мы все разойдёмся по разным углам и будем друг другу оттуда грозить кулачком. Но если сейчас навести мосты, понять, что адекватные люди могут придерживаться самых разных взглядов, подружиться с ними, то впоследствии сотрудничество будет подразумеваться, а профессионалы будут работать без оглядки на идеологию.

Тем более что в данный исторический момент все оппозиционеры могут подписаться под одним лозунгом: «Хватит врать и воровать» (парочку глаголов-специй можно добавить на свой вкус). Думаю, что когда власть кардинально сменится, новым элитам хочешь-не хочешь придётся придерживаться этой формулы.

7. Не считаю нужным торопиться, поэтому хотел бы пропустить этот пункт. Хотя он, пожалуй, самый важный. История учит одной важной вещи: для точного прогноза нужно учесть все параметры. Вот только их число растёт ежесекундно, а потому любая историческая параллель может сработать сто, двести раз, а потом наступит тот двести первый, когда не сработает. И соответственно предсказать, что она не сработает именно в 201-ый раз, невозможно.
Скорее всего, мы пока на совсем ранней стадии. И что родится изо всей этой истории (нынешней и шире – нашего поколения), покажет только время. Но СпасибоПутинуЗаЭто, Болотная, ОккупайАбай и т.д. уже стали хэштегами нашего бытия, по которым рисуется контур (не только) нашей жизни, по которым мы опознаём своих. Возможно, мы уйдём романтиками-мечтателями, или перво(второ-?, третье-?)проходцами, или, глядишь, победителями. Возможно, мы не экспортируем революцию из наших голов в чужие. Но мы однозначно… (текст был дописан году в 2020-м).

Current Music: Guano Apes - When the Ships Arrive

9th. Mar, 2012

05:39 am - После 10

На мой взгляд, время «ликующей креаты» прошло. 10 марта, если численность не превысит 150 тысяч, должен быть последний митинг перед затишьем месяца хотя бы на два-три.

Шествия и белые кольца, к сожалению, ни к какому эффекту не привели (ну разве что, кафе и рестораны центра Москвы получают сверхприбыли). Власть погасила накал, пойдя на кое-какие уступки. Но всё-таки большинство митингующих жаждет тотальный смены всей верхушки, доказавшей свою способность бороться с вызовами начали прошлого десятилетия, но проваливавшей все задачи, начиная года с 2004-го.

Получается, что выиграв тактически, мы проиграли стратегически. Главных достижений постдумско-допрезидентского периода у нас три. Во-первых, мы поняли, что нас много, хотя и по-прежнему меньшинство. Зато (и тут я немного фашиствую) это меньшинство лучших, передовых людей. Именно они всегда толкают государства к переменам.

Во-вторых, оппозиция (за исключением откровенно маргинальных Борового и Новодворской) научилась договариваться. Ещё 4 месяца назад представить, что на одном митинге будут выступать Немцов, Крылов, Явлинский и Пономарёв, было тяжело. Теперь фамилии Навального и Удальцова всё чаще пишут через запятую.

И в-третьих (кстати, пока писал первые два, для меня как никогда более актуальным стало «А третье я забыл»), мы всё же добились, что власть вступила с нами в диалог. Пускай мы по-прежнему выступаем в роли швабры, однако все митинги согласуют, губернаторов будут выбирать, а партии – регистрировать.

Однако косметическим перекрашиванием из чёрного в белый лишь одной комнаты нашего российского особняка мы довольствоваться не готовы. Эти победы важны, но в главном мы уступили. Если на думских ПЖиВ собрала, допустим, 35 процентов, то сейчас у Каа 40 набралось точно. Можно, конечно, списать эти 5 процентов на его личное обаяние, но суть от этого не меняется.

Пришло время рутинной, кропотливой политически-партизанской работы. Конечно, само по себе 18-летнее пребывание на троне и соответственно в телевизоре работает на нас. Да и сомнительно, чтобы в ближайшие годы нашу страну ждали райские экономические чудеса, заставляющие не думать о смене политической элиты. Но если мы хотим приблизить час икс и заодно выкристаллизовать лидеров, нам необходимо потихоньку, по одному перетягивать на свою сторону обычных граждан – тех, кто сейчас хочет стабильности, понуро соглашается, когда приказывают посетить Поклонную или Манежку, голосует за Путина, не видя альтернативы.

Существующие либеральные СМИ с этим не справляются, а в государственные, хоть и начали пускать, да не тех и не так. Нынешний проект общественного телевидения критики не выдерживает. Наша муниципальная кампания показала, что в принципе переубедить людей возможно. Хотя я, мягко говоря, не самый блестящий оратор и дар убеждения у меня пропадает напрочь, когда я сталкиваюсь с людьми, ничего не знающими о современной политической жизни, и представлениями, что Путин любит всех, мне удалось убедить тех, с кем я общался лично, проголосовать за меня. Грише и тем более Косте это наверняка удавалось даже «более лучше». Значит, нет другого пути, кроме как «идти в народ». Нам всем и в первую очередь – лидерам протеста.

На них ложится и вторая задача. Во времена Мубарака «Братья мусульмане», хоть и были запрещены, но оставались самой организованной и поддерживаемой (что доказали первые свободные выборы) оппозиционной силой – в первую очередь из-за того, что реально и материально помогали простым людям. Этот опыт было бы неплохо перенести на российскую землю и создать региональные отделения объединенной оппозиции. Конечно, нам вряд ли удастся наладить систему распределения материальной помощи: деньги-то мы, как показывает опыт «РосПила» и кошелька Ольги Романовой, собрать можем, но ни один лидер не станет рисковать своей репутацией, ручаясь за малознакомых региональных руководителей, искушаемых потоками слабоконтролируемых финансов. Лучше их потратить на создание повсеместных бесплатных «агентств добрых дел», оказывающих, например, юридическую, консультационную, организационную и любую другую помощь. Как параллельно организовать агитацию или контрагитацию – вопрос технический.

Власти, конечно, будут всячески мешать: они ведь меньше всех заинтересованы в улучшении жизни людей, повышении культурного и образовательного уровня (потому что всё это как раз приводит к нынешнему недовольству), но это даже сыграет нам на руку за счёт пиара, который будут получать эти центры. Думаю, за несколько лет их реально превратить в серьезную антипропагандистскую машину, к тому же взявшую на себя функции государства, с которыми оно не справляется. И это будет куда эффективнее постоянных митингов.

Current Music: Unexpect - Fables of the Sleepless Empire

4th. Mar, 2012

01:01 pm - Онлайн

В "Твиттере" zuzino2012 я веду онлайн-трансляцию о нарушениях на выборах в Зюзине. Скорее читайте!

2nd. Mar, 2012

04:08 am - К делу

Казалось бы, такой маленький шаг – от слов к делу. Но всё время мечешься, прыгаешь, скачешь, с севера на юг, из помещения на улицу, от двери до двери. И везде только разговоры, абстрактные планы и «а вот я бы»… Но только представляется такой шанс – и ты тут же находишь причину его упустить, чтобы не совершить лишних ошибок, не загрузить себя новыми прыжками и метанием, продолжать быть объектом, а не субъектом.

На этот раз я вышел из этой вечной игры (или, может, меня из неё выгнали) и вот, решил поучаствовать в муниципальных выборах, как бы смешно это для кого-то ни звучало. То есть сначала-то, даже уже зарегистрировавшись, я планировал всего лишь помочь своим коллегам и главное – иметь возможность выставить дополнительных наблюдателей. Но ближе к выборам, когда я узнал своих соперников, во мне проснулось и желание победить. Все 9 конкурентов – это просто какая-то метафора всей России. Судите сами: три члена партии жуликов и воров и два человека, которые не признаются, что идут от ПЖиВ. Два оборотня от «Справедливой России», одна из которых, 1989 года рождения, - тверская нашистка, прославившаяся участием в провокациях против оппозиции. Один 20-летний студент из Смоленска от КПРФ (он, может, и не подставной, конечно). Ну, и один неизвестный человек от ЛДПР. С ним вроде всё нормально, но сам факт, что он от ЛДПР…

В общем, среди всей этой компании (а ведь как минимум 4 из них будут избраны) должен быть хотя бы один честный человек. Поэтому завтра весь день буду распространять листовки из прошлого поста. Правда, жалко не те, которые накреативили Катя:



и Дима Мешков:




Затевать всё это стоило хотя бы ради этих плакатов. Но, если выиграю, будут и другие мотивы. Учитывая, что делать что-то плохо и безответственно мне в принципе не позволяет кантианский нравственный закон внутри меня, буду действительно пытаться продвинуть наши идеи и достать сотрудников Управы своими жалобами. Как ещё здесь можно что-то поменять, если не своим собственным примером?

P.S. Полный список независимых кандидатов в муниципальные образования Москвы - здесь

1st. Mar, 2012

11:08 pm - Выборы



Лирический герой этого журнала теперь пишет тексты для собственных агиток. Судя по ним (а также по текстам на листовках Константина Янкаускаса, Григория Колюцкого и Натальи Чернышевой), за Зюзино можно быть спокойным!
Более подробная информация - http://vk.com/zuzino2012

23rd. Dec, 2011

03:10 pm - Заморали

Я намеренно избегаю обсуждения политической части происходящего. У каждого об этом знаний в меру своего интеллекта, своей информированности и своей заинтересованности (и да, эта фраза подразумевает, что у меня всё перечисленное на высоком уровне). Всех убеждать, информировать и заинтересовывать очень долго, поэтому я, братцы, браться за это не хочу. А поэтому настаиваю, что главная причина пойти на митинг – это мораль.

1. Что вы делаете, если вам врёт и хамит ваш коллега или знакомый? Либо просто игнорируете, либо объясняете, что с вами так поступать не стоит. Полностью прекратить общение с государством невозможно. Так или иначе вы должны платить налоги, менять загранпаспорт, пользоваться дорогами и общественным транспортом. А значит, государству (а точнее – власти) нужно доходчиво объяснить, что врать и хамить нам не стоит. С первого раза они, как видно, не совсем поняли, что наша главная претензия – не в назначении губернаторов, а в аморальности, и не заткнули поток своего детского хамства. Значит, просто необходимо показать им это во второй раз.

2. В лучших традициях Немцова я сам люблю поругаться на собственных близких. Но когда на них обрушивается кто-то, кто их совершенно не представляет, я чувствую своим долгом их защитить. Даже если друг - «сам дурак». Это нормальное человеческое качество. На этой неделе власть снова как только не обзывала и в чём только не обвиняла (по своему обыкновению совершенно необоснованно) ваших друзей (ведь у каждого есть друзья, которые выходили на Болотную). Неужели у вас нет желания за них заступиться?


3. Очень рано проснувшиеся 11-го декабря петухи вместо кукареканья принялись стонать: «И-и-и-и что?» Потом их, видимо, сморило, а жаль. Потому что сериал «И что?» можно продолжать бесконечно. В конце концов разговор сведётся к поиску смысла жизни, а потом к обнаружению его отсутствия.

Да, жизнь не имеет смысла. Смерть не имеет смысла. Любовь не имеет смысла. Дружба не имеет смысла. Протест не имеет смысла. Ну, давайте тогда вообще ничего не делать. Хотя «ничего» тоже, откровенно говоря, смысла не имеет.

Видимо, единственное, что имеет хоть какой-то смысл, - это пробовать получать удовольствие от самого процесса. Построить соответствующим образом собственную жизнь мы более-менее можем. Но «удовольствие было бы неполным», если бы на пути к нему перед массой людей стояли барьеры. Сейчас они бесспорно стоят. Поэтому, исходя даже из чисто эгоистических побуждений, хорошие люди прикладывают хотя бы минимальные усилия, чтобы открыть доступ к удовольствию максимальному количеству людей. Просто чтобы по-прежнему чувствовать себя хорошим человеком, не отвлекаться на поиск гармонии и не тяготиться собственной трусостью и ленью. Чтобы как можно чаще и глубже испытывать моменты незамутнённого детского счастья.

Current Music: deftones - you've seen the butcher

9th. Dec, 2011

07:05 pm - Любовью

У любой власти есть свои достижения. Не было бы войны, Гитлер с Геббельсом наверняка бы много лет кричали, что не дали развалиться Великой Германии и подняли страну с колен. Что, кстати, соответствовало бы действительности.
У любой оппозиции есть свои минусы. Даже среди кристально чистых борцов с коррупцией найдутся те, кто тупо хочет к кормушке.
Но политика, экономика, управление – вопросы спорные. Все согласны только в том, что для резкого прогресса нашей стране нужны образованные и высококультурные люди. А процесс окультуривания идёт поколениями, даже если заниматься им вплотную.
Им, к сожалению, никто не занимается. Как и многими другими вещами. Но это мы готовы были бы стерпеть. Невозможно стерпеть другое: мы, воспитанные на русских сказках, слишком восприимчивы к несправедливости.
Мы закипаем, когда
- условный отряд «Э» отнимает бизнес, развитый на собственные средства, и отправляет людей в тюрьму, если те пытаются оказать сопротивление, как уже произошло с тысячами предпринимателей;
- ОМОН задерживает мирно стоявших у памятника Пушкину людей (и меня, фотографирующего их задержание), а полиция держит их всю ночь в КАЗ без еды, воды и сна, пока гарант спокойно посапывает в обнимку со своим айпедиком;
- когда мирный протест интеллектуальной элиты против чего-либо (Химкинский лес, снос исторических памятников, нечестные выборы) в очередной раз заканчивается задержаниями и избиениями;
- когда человек, который хотел спасти для российского бюджета 5,4 миллиарда рублей, объявляется вором и убивается в тюрьме;
- когда из того, кто уже сэкономил для нашего бюджета 40 миллиардов рублей, упорно делают врага народа;
- когда каждого, кто предъявляет власти доказательства её неполноценности (например, видео фальсификаций на выборах) называют лжецом, американским наймитом и сторонником хаоса;
- и т.д. и т.п.
 
Именно несправедливость к конкретным людям, ложь, лицемерие и аморальность – наши главные претензии к нынешней власти. Неудивительно, что после традиционной точки бифуркации – выборов – чайничек вскипел. То, что происходит всю эту неделю, - это битва не за политические, экономические или социальные изменения. Это битва за мораль. Рабы не против патрициев, а против собственного рабского сознания. Не восстание Спартака, а восстание против самого себя. За те нравственные принципы, которые в течение веков вырабатывала русская и мировая литература, религии, вся человеческая история.
Всё очень просто: если вы идёте на митинг, вы «совесть нации», силы света и добра. (Не забывайте об этом и ведите себя соответствующе).
Если нет, то вы – за несправедливость, ложь, лицемерие и аморальность. Вы теряете всякое право на недовольство. Ваши умные занудные рассуждения о том, что митинг ни к чему не приведёт, слишком утомительны. Мы знаем об этом лучше вас. Но у нас есть уникальный шанс сделать хоть что-то. Если вы в ваши грёбаные 25 лет не идеалисты, то вы зря живёте эту жизнь. Лучше сразу отправляйтесь в дом престарелых. Ваше бездействие – это калька с действий власти. Это подпись под признанием о собственном рабстве.
Вы просто занимаетесь любовью в комнате, залитой кровью. Нам вас очень жаль.

Current Music: tiamat - vote for love

13th. Jun, 2011

05:02 pm - От Емели

Печально я гляжу на годы своей юности. Сейчас объяснение, почему мне нравилось разменивать то немногое, чем я обладал, - свободные вечера, на общение с бутылками и кружками под шумный людской разговор, даётся мне нелегко. Как я мог тратить утро субботы и всё воскресенье на упрашивание своей головы о восстановлении её функций после вечерних говорильных алкомарафонов и смехопанорам?
По словам анонимного источника во мне, путём перекрёстного общения с тоннами людей я пытался просеять из них хотя бы несколько граммов скупого мужского золота-счастья. Очевидно, в тот момент я за таковое считал ещё пару весело потраченных впустую часов, ещё пару обволакивающих комнаты смехом шуток, ещё пару разжигающих (а потом обращающих в пепел) надежду томных взглядов. Но самый главный парадокс этого изначально провального метода в том, что инвестиция в убыточную компанию неожиданного принесла мне невероятные дивиденды. Новичкам-инвесторам тоже везёт: мой пиф (казавшийся «-пафом») подарил мне любимую, что, хоть и бесценно, существенно дороже других возможных форм отдачи.
Эта цель, недекларируемая даже собственным сознанием, униженная при самом своём рождении, прояснилась, только будучи достигнутой. На этом мой мозг мог бы успокоиться. Но нет: в последнее время этот пытливый самоисследователь подсказывает мне, что в тени благородного оазиса любовного поиска я стремился еще и к куда менее достойной точке. Фокусирование мозга лишь на трёх действиях – обеспечении работы конвейера шуток, нагромождении теоретических выводов в практике пьяного разговора и ритуальном подношении стакана ко рту – было призвано отвернуть его от самого себя. Не дать ему думать и развиваться, ведь даже смутное понимание того, чем это грозит, приводило меня в жестокий ужас.
Я вообще-то не верю в психологические теории. Их совпадение с реальной жизнью обычно колеблется в районе пятидесяти процентов. А значит, его можно описать так: «Либо совпадает, либо нет». Но, возможно, всё в жизни действительно должно быть сбалансировано. Чем больше ты любишь одного человека, тем больше ненавидишь остальных. Любовь, приключившаяся со мной, компенсировалась быстро развившейся мизантропией.
Раньше дружеские посиделки сдавались перед собственной бессмысленностью лишь в самом конце из-за упрямых штыков непонимания, бахвальства и первооткрывательства избитых истин. Теперь они даже не борются за свою оправданность, ибо все возможные пути их ведения уже давно пережиты, прочувствованы и более не несут никакой новизны. Все слова давно сказаны, все шутки отсмеяны, все ходы просчитаны. Большинство людей слишком уверены в своей правоте по любому вопросу, даже по тому, в котором их компетентность однозначно минимальна, а потому не хотят рассуждать и сомневаться. Не хотят или не умеют слушать других. Каждый слишком занят выстраиванием собственных фраз, чтобы обращать внимание на других. Диалога не случается, нет обмена эмоциями. Это не коммуникация, это самый дурацкий и бесполезный способ препровождения времени в одиночестве.
От него необходимо избавляться, как от засорившегося аппендикса. Причем желательно, чтобы на освободившемся месте вырос не новый рудимент, а какой-нибудь полезный орган, добавляющий организму приятных опций. Отчасти этот процесс можно контролировать (в те минуты, когда времяпрепровождение не контролирует тебя). Доказанно бессмысленную борьбу с самим собой, с располагающей, но неловкой тишиной, с невербальными образами в поисках новой темы для разговора по низкому курсу белорусского рубля я меняю на такую же заведомо обречённую борьбу с реальностью за поиск смысла жизни. Двигаясь исключительно в потёмках и на ощупь, выбрать верную дорогу не проще, чем потом с неё не сбиться. Но стояние на месте приводит к успеху лишь на реке Угре; мы на Москве – и тут оно бессмысленно. Значит, идти всё равно надо. Хоть куда-нибудь, лишь бы быть уверенным, что вперёд (впередее, чем на прошлой дороге).

…Ты, они и ещё несколько тех, кому иногда можно верить, говорят: пиши. Голова в автобусах, невменозе, метро и сне зачем-то генерирует сюжеты и темы. Одновременно Katatonia наглядно демонстрирует, что целая строка может состоять только из «I». Они божественны более всякого бога. Как будто Ницше там про всех нас тут писал, что самое важное рождается из музыки. Она с удивительной регулярностью даёт как раз те эмоции, которые практически невозможно испытать в «нормальной» жизни.
Возбуждение, восстание духа, захлёбывание воздухом, утонуть, открытие, бездонная грусть, растягиваемость времени, зло-добрая усмешка, замедленное созерцание, секундная нега, достаточно и секунды, глубокий вдох, рваный подъём, приятное заблуждение, окончательный разгром, смерть надежды, бардо, всемирная пауза – и по новой. Их природу не объяснить, словами не описать, но это и не сказка.
Не спросив меня, посреди «невинных наблюдателей» под выступление KoЯn моё тело дрыгается, взлетает, трясет конечностями, корчится в экстатической бодрости. Я не могу и не хочу по-другому; все эти слова, звуки и следующие из ниоткуда в никуда эмоции очищающим водопадом рушатся сквозь всего меня – от души до тела. То ли JD первоклассный лицедей, то ли, даже спустя столько лет, его по-прежнему дико прут собственные песни. Кому-то покажется, что у нас с ним слишком разные жизни. Но я чувствую, что при всём его величии и моём ничтожестве суть всё равно одна и та же. И эмоции в данный конкретный момент одинаковые: это не конкретный плач по погибшему другу или радость от обретения любви. Это абстрактные возбуждение, восстание духа, захлёбывание воздухом и далее по тексту.
На связи Орхан Памук. У него вообще третья жизнь, кардинально отличающаяся от нашей с JD. Но его «Снег» тоже растапливает вечный лёд эскалаторов, электричек и эфира. Шелест электронных страниц чуть тише музыки Katatonia или KoЯn, а протяжённое напряжение подводит к никогда не наступающему пику, заставляя не жуя проглатывать текст, оставляя обдумывание на потом. Но когда весь паззл сошёлся, ты поднял голову и сделал первый шаг с эскалатора, твой мозг уже припорошен этим только усиливающимся «Снегом».
Под последние ноты глядя на начинающую чернеть белизну, я понимаю: вот они это всё не зря. Не впустую. Я же не уникален, не одного меня так от них сшибает, а тысячи, десятки тысяч. Только так и можно жить. Дарить совершенно невероятные эмоции, взамен получая, возможно, во стократ больше. Отдаваться честно и по полной, и при этом ещё и быть талантливым (или просто много работать?). Выплыть из мелочей, разобраться в приоритетах, найти себя и стать одним из тех счастливчиков, которые в вечной борьбе победили.

Когда последние ноты уже утихли и растаял снег, незаметно пробравшаяся на своих мягких лапах в мою внутреннюю комнату кошка уже зырит на меня во все глаза. «Ты же бежишь от бессмысленности людей, а неужели они творят для кого-то другого? Ты хочешь быть, как они, но чем простое общение принципиально отличается от творчества? Что музыка, что слова пишутся для людей, «зависят от народа». Это просто другой способ самоутвердиться в мире (обществе) в качестве крутой личности».
Велик соблазн ответить на этот кошачий вызов самым простым и пошлым материальным способом: созидание на то и созидание, что оно оставляет после себя нечто материальное. Успешно общаться может каждый второй, а как-то оформить свой опыт в книгу там или симфонию и потом ещё не побояться отдать это кому-то на суд (заодно прощаясь с тем маленьким внутренним мирком, который долго и кропотливо, как станция метро «Кропоткинская», строился благодаря работе над этой вещью) дано не единицам, конечно, но, возможно, полуторкам.
Эти две причины (а если потрудиться, то ещё бесчисленное множество) послужат отличным объяснением тем, для кого все вышеописанное – полный бред. Для меня они несущественны, потому что для творчества вообще не нужно причин. Единственное для него условие – чтобы по-другому было просто невозможно. Невозможно заставить голову перестать городить образы, невозможно не достать блокнот, когда что-то пришло, невозможно не искусать все ногти во время редактирования.
Если всё время думать, зачем и для кого, тогда самым большим мизантропом всех времён и народов станет Емеля, лежащий на печи. Он не делает ровным счётом ничего, а значит – ничего для людей. Все остальные – так или иначе.
От этой мысли есть одно проверенное лекарство: ещё раз взглянуть на Katatonia, KoЯn или Орхана Памука (ну в отношении него я могу только предполагать). По ним видно, как их самих до дрожи прёт ими рождённое. К этому и надо идти в потёмках и на ощупь. Ну а если ещё и единственный человек, который изменил мой взгляд на собственную дорогу, хотя бы в четверть так же, как я ценю творчество вышеозначенных, оценит хоть что-то написанное моей дрожащей рукой, тогда мой труд точно не будет напрасным.

Current Music: KoЯn - Pop a Pill

15th. May, 2011

03:37 am - Fucking for virginity

Если бы Пушкин писал своё знаменитое стихотворение в наше время, он вряд ли привёл в пример дикого народа тунгусов. Во-первых (и это главная причина), я, для некоторых людей как раз олицетворяющий этот этнос, отнюдь не так дик, как адвокат (и не так гус, как hiding). Ну и во-вторых (что куда менее значимо), северяне даже с определённой долей снобизма всё-таки не воспринимаются нами как подавляюще необразованное, бескультурное и безынициативное племя.
Скорее, мы, москвичи и петербуржцы, в суете разговора сказали бы «ныне дикой таджик». Без сухого анализа именно они, дворники и строители, всплывают в архетипичном сознании в данном качестве.
Чуть позже почти каждый из нас вспомнит пару-тройку опровергающих это суждение личных опытов. Вот, например, всероссийская проблема уборки снега – вы в курсе, что из года в год она успешно решается по сути только в столице? Даже в (не)официально третьем городе России Казани, как рассказывают местные жители, этой зимой машины просто застревали посреди дороги, утопая в снежном болоте с безнадёжным рыком в стиле Муму. А всё потому, что таджиков на них (почти) нет.
Другой пример – знаменитый афганский моджахед и полководец Ахмад Шах Масуд. Наши войска каждый новый год опыления в Афганистане отмечали спецоперацией, направленной на устранение местного Суворова – и всякий раз проваливались. Способы заведения советских в ловушку каждый раз изобретались новые, простые и изощрённые одновременно.
Это не было легко объяснимой ненавистью к оккупантам: Масуд, насколько известно, всегда со снисхождением относился к пленным или к сорвиголовам-журналистам, в отличие от войск сумевших пробраться к нему в лагерь. Умел слушать, вести беседу, презирал неграмотность. Человек, которого даже советские военные почитали чуть ли не за святого (что уж говорить о местном населении). По национальности он был таджиком (Пушкин, если помните, писал об этносах, а не странах их проживания, поэтому мой пример подходит).
Ещё бы, скажете вы, легко быть умницей за рекой Пяндж. И вот тут-то, через сравнение, всплывёт народ, ещё более дик«о»й, чем таджики. И правда: какой образ у вас возникает при словах «35-летний афганец» (для уточнения добавлю, что ещё и проживающий в Афганистане, а не иммигрировавший)? Не иначе малообразованный моджахед, скитающийся по стране, отправляющий на теракты смертников, пособник «Аль-Каеды» и гроза всей планеты. А кем ему ещё быть, если вся его жизнь – это безальтернативная война?
Хорошо ещё, если в этих рассуждениях вы позабудете об афганских наркотиках. А то жалость к людям, которым не повезло родиться в застывшей в прошлом стране, быстро сменится ненавистью за «истребление российской молодёжи». (Хотя у медали, как обычно, две стороны: чем меньше будет потребление в России, тем быстрее афганцы высадят клевер вместо опиумного мака).
Для тех, кто любит придираться к словам и настаивает на исключительности случаев: ок, представьте себе 35-летнего афганского оптимиста. Ведь это же должно быть вообще невозможно: к этому возрасту почти все люди обычно превращаются в циников, а уж пленники стрельбы, взрывов, смертей близких – и подавно. Надежда уже выкапала из клепсидры, опыт всё время нудит, а и без того маленькая Вера ушла, громко хлопнув дверью.
То, что выделяет условно 35-летнего афганца Хекмата Карзая из общего ряда его сограждан, я предлагаю забыть. (Чтобы это можно было сделать, сообщу: он двоюродный брат президента, (это могло бы многое объяснить, если бы мы ничего не знали о Хамиде Карзае и его братьях. Один из них, например, глава провинции Кандагар, одновременно один из крупнейших наркобаронов Афганистана), долгое время учился и работал в США и Сингапуре, возглавляет крупнейший аналитико-политологический институт в Кабуле (кабульский политолог вообще звучит до гордости смешно)).
Но даже такой набор достижений не опровергает наш стереотип: ведь о человеке те слова, что обычно предваряют его фамилию, не сообщают ровным счётом ничего. Разве что можно выстроить пирамиду из дополнительных стереотипов, определяющих образ человека, значительно превышающего своё окружение. Не исключено, что внутри этой пирамиды доля истины действительно найдётся, но по крайней мере в отношениях со мной «нецивилизованный» Хекмат Карзай повёл себя куда цивилизованнее, чем всякие там американцы, европейцы и уж тем более россияне.
Журналистам почему-то не принято перезванивать. Видимо, все считают, что наша работа – это исключительно сидеть на телефоне и ждать, когда же абонент соизволит проабонентиться. Честно говоря, не припомню ни одного случая, когда бы действительно важный собеседник, которого я бы склонял к интервью, сам мне перезванивал. А Хекмат Карзай, до этого уже наотвечавшийся посетителям московского Центра Карнеги, «Эху Москвы» и «Независимой» сделал это со своего айфона аж дважды.

Он верит, что Афганистан спасёт политика национального примирения, которую там начинают проводить. Ну, Аллах и пророк его Мохаммед им в помощь. По крайней мере прощение моджахедов и их лидеров – это не справедливость, но милосердие. Попытка закончить с убийствами должна становиться индульгенцией в прошедшем времени. Прощение сильных если не обнуляет, то хотя бы списывает грехи. И уж точно вызывает уважение, как поступок высшего порядка.
Наоборот: чуть ли не наиболее острые негативные эмоции у людей, любящих своё «обострённое чувство справедливости», вызывают мерзости по отношению к заведомо слабым. У меня, слава …, есть жена, но я тоже терпеть не могу, когда, например, погибают животные, или тем более когда их убивают. Слёзы наворачиваются, когда в книжке подробно описывается эффект, производимый смертью неглавного героя – воплощения доброты. Ну, Дамблдора, например. Захватывает гнев, когда в очередной раз читаешь про мытарства россиян, вынужденных от чего-нибудь лечиться.
Представитель диких афганцев Хекмат Карзай хочет мира и признает, что военным путём его не достичь. Движение «Наши» из страны, в цивилизованности которой сомнения есть только у эстонцев (а почему бы и нет?), выдвигает 50 тысяч против коррупции. Следственный комитет проводит наступательную операцию на Алексея Навального. Владимир Путин развёртывает народный фронт, чтобы воевать за бла-бла-благоденствие.
В этом гротескном абсурде, когда заведомо одна цель не будет достигнута, а вторая – не будет уничтожена, остаётся третья, самая ранимая. И на её защиту встаёт. И на её защиту встаёт чувство справедливости. А это чувство не просто лучше Березуцкого, оно гораздо привлекательнее. Чем сильнее на него давить, тем больше людей поднимут его флаги. Тогда своего Хекмата Карзая придётся искать нам самим.

Current Music: nirvana - nevermind

6th. May, 2011

01:18 am - Кривое зеркало

При всей огромной разнице между писателем и журналистом у них есть одно сходство. Это познание через слово.
Нам, чтобы разобраться в себе или мире, необходимо написать наши мысли. Только так до нас доходит их смысл. Только так мы видим причинно-следственные нити событий. Хотя школьные учителя и говорили нам составлять план, приступая к сочинению, мы знаем, что это невозможно. Слово само ведет нас от абзаца к абзацу. И мы не вольны навязывать ему свою дорогу.
Если Слово в настроении, на выходе обычно получается более-менее связный текст с прорисовывающейся логикой. В него даже хочется верить – не говорю уж про читателя, – но тебе самому. То, что выглядело заляпанной, брошенной творцом (криэйтером?), выцветшей картиной Кафки, вдруг преображается и приобретает неожиданно ярко обработанный HDR-смыслом формат.
Подвох таится как раз здесь. Благодаря Кортасару, Борхесу, Клюеву и другим мы знаем о несовершенстве слов. Но даже при их неидеальности обработку в HDR делают именно они. Именно они придают всему описываемому смысл.
И, читая, мы быстро забываем, что на деле это всё та же брошенная Кафкой картина.
Слова рисуются, играют в руках пишущего. Писатель и журналист легко поддаются их обаянию и плетут персидский ковёр смыслов. Но на жизнь это никак не влияет. Тут по-прежнему ничего из ничего не выходит. Она остается все такой же сероватой, непонятной, аритмичной, бессвязной, безучастной и явно перебирающей с проявлением эмоций.
Почти как у Оруэлла: всё написанное – ложь. Да и сказанное, если по правде, тоже. А значит, ни правды, ни лжи не существует. Глубина этого откровения способна сотрясти не один внутренний мир. Но, конечно, не наш.
Интересно в связи с этим вспомнить Ветхий Завет. Там вначале было Слово, и Слово это было Бог. И только потом Словесный Бог создал всё остальное. Этот сильнейший ход авторов один объясняет дальнейшее устройство земли: с одной стороны, такое неповторимо красивое, с другой – запутанное, затенённое и холодное.
Писатель и журналист не уподобляются ветхозаветному богу. Может быть, Слово и было нами, а мы – им. Но оно точно было не вначале – были мысли, им отражаемые. И понимаемые нами самими, только будучи облаченными в словесное одеяние. А значит: прикрывшие свою наготу и из-за этого исказившиеся до полной неузнаваемости. Мы пленники слов, не нашедшие выхода из собственной головы. Нам никогда не выбраться из этого Лабиринта.

Current Music: pink floyd - the wall

Navigate: (Previous 13 Entries | Next 13 Entries)