Tags: Заметки

Еретик

Я вернулся. Но - не до конца...

То есть вот то, что я собой представляю после отпуска: Collapse )

Но, хотя от этого разит сводящей зубы банальностью, я скажу - Я ЕЩЕ НЕ ВЕНРНУЛСЯ. Я ЕЩЕ В ЧЕРНОГОРИИ.

И дело не в том, что, как мне сказали сегодня днем, "кожа моя еще горяча от того солнца", нет, не поэтому.

Просто я еще в кромешной тьме веду машину над озером по горному серпантину, где полметра налево - скала, а направо - пропасть. И Саня еще выходит на трассу, когда надо разъезжаться со встречной машиной, и подсказывает - можно ли еще принять вбок, или уже нет? И мы медленно напряженно разъезжаемся - борт в борт, почти царапаясь ручками дверей - он наполовину по скале, мы - правым боком над провалом в никуда.

Я еще с замирающим сердцем все глубже и глубже вплываю в расщелину, ведущую вглубь безлюдного острова. Пронизанное солнечными лучами теплое бирюзовое море давно осталось позади, а здесь - прохлада, тьма, сдвигающиеся скалы и завораживающая неизвестность. И уже тогда, когда казалось - дальше плыть совсем невмоготу от страха перед темнотой и неведомым, под водой далеко-далеко впереди сверкает лазоревый свет открытого моря - да, эта щель сквозная! И мы плывем вглубь, царапаясь обгорелыми плечами о скалы. Будем замирать от собственной дерзости, озорно подначивать друг друга, и упиваться неизбывной мальчишеской страстью к приключениям. И мы проплывем насквозь, найдя потрясающий подземно-подводный грот!! И будем сидеть там на узкой каменной полке внутри острова, и ошарашено молчать, глядя по сторонам.

Я еще ныряю и вгоняю себя вглубь - до хруста в ушах, ко дну, к морским ежам, к стайкам рыб, в зеленый мир безмолвия и спокойствия. Пусть - на столько, на сколько хватит воздуха в легких. Пусть - просто для того, чтобы коснуться рукой шершавой скалы метрах на семи от поверхности, оттолкнуться, и уйти наверх, чувствуя, как от резкого движения воды вырывает изо рта загубник дыхательной трубки...

Я еще поплыву с маской в море "на охоту" за морскими моллюсками, чье название еще предстоит выяснить. Нам про них сказали лишь, что они съедобны. Еще надо будет выискать их колонию - где-нибудь на плоской скале метрах на трех-четырех глубины. Нацеливаться, подныривать чуть глубже, и пока тебя медленно поднимает вверх, успеть резко просунуть нож между створкой раковины и камнем, резко повернуть кисть и подхватить кувыркающуюся в воде добычу. Еще, здорово меня напугав, под водой ко мне подплывет незнакомый аквалангист, понаблюдает за моими действиями, подплывет, попросит жестом нож, и наковыряет нам штук двадцать этих ракушек. Я нырну к нему, и поблагодарю кивком головы. Мы обменяемся в глубине рукопожатием, и расплывемся - без слов, как рыбы.

Мы с ребятами, еще ошалевшие от жаркого солнца, садимся в любимой кафешке "У Бубновой дамы" - в тень, за любимый столик, и знакомая хозяйка ресторанчика уже с улыбкой несет нам бутылку красного местного "Вранаца" - холодного до запотевания стаканов. И в качестве бонуса от заведения - на блюде кусками нарезанный ледяной арбуз. И мы чокаемся, и медленно смакуем прекрасную местную лозу, жмурясь от удовольствия...

Мы еще останавливаем машину на горном перевале и молча смотрим с километровой высоты вниз - на Бококоторскую бухту. Смотрим, переглядываемся, и продолжаем молчать. Слова и фотографии бессильны. Это можно только запомнить...

Мы еще касаемся руками сухой коры маслины, которую посадили до того, как в Назарете у плотника родился Сын. Мы еще пытаемся представить, какой была крепость Старого Бара до землетрясения. Мы еще, утирая пот, карабкаемся наверх по укреплениям Старого Города в Которе. И потом оттуда, от флагштока со знаменем Черногории, любуемся лежащей у наших ног бухтой и хаосом черепичных крыш, и не сговариваясь, вспоминаем флибустьерские города Саббатини...

Мы еще сидим в потрясающих рыбных ресторанчиках - "У Мишко" и в "Пеликане". Закусываем невероятно наваристую уху изумительным местным хлебом. Торопимся, глотая первые ложки янтарного супа, и уже ласкаем взглядом запотевшие кружки с разливным "Никшичко"...

Мы еще только подняли глаза, рассматривая врубленный в скальную породу монастырь "Острог", нам еще предстоит увидеть уникальную роспись потолков в двух его церквях - прямо по натуральному камню. Из-под наших ног с клекотом еще сорвется сокол, и будет долго парить вровень с нами, чуть дрожа серыми крыльями на восходящих потоках...

Еще только впереди первая ночь новолуния, и я с удивлением смотрю, как низко над горизонтом стоят Ковш и Кассиопеи, и как медленно проявляется рваная дымка Млечного пути...


Я еще там, ребята. Фотки будут. Чуть позже, когда я немного больше вернусь :-))))