bobo

Дневник. Запись под номером %Р%

Запись простая, как две копейки, если вы понимаете о чем я.
Нет никаких правил, вводных и прочего мракобесия стихий.
Давайте просто по-людски: кто чего хочет.
Зачем-почему - лесом.
Только желания, которые можно выразить словами.

Я хочу кое-что сказать, и я скажу это ниже. В привычном уже для меня стиле, я буду перечислять все что думаю в виде "1,2,3".

1. Я все еще люблю людей. Это невозможно отрицать, хотя иногда хотелось бы.
2. Я люблю только женщин. Факт.
3. Остальные люди либо родственники, либо временные персонажи, их я исключаю.

Это все. Конец истории.

p.s. друзья не в счет. они и без меня существуют.
foot

Соединенная Республика Югославия

Меня этот вопрос настолько сильно вовлек, что я просто не знаю, как более точно, емко и без лишнего пафоса сказать, как я люблю Югославию.
Я там никогда не был (хотя был в Словакии и Румынии, правда совсем мальцом), но я встречался с десятаами людей из Косово, и знал пару Албанцев (и даже не знаю, живы ли эти ребята).

Всю суть того, что я думаю (не чувствую, потому что для чувств у меня не найдется слов) я решил выразить в цитате - фразе - котороая принадлежит величайшему из государственных руководителей, президенту СРЮ (Соединенной Республики Югославия) - Слободану Милошевичу.
Эта фраза - всего лишь частичка, которая не сможет передать всю глубину истории, связанной с вопиющим нарушением всего, что только можно нарушить.
Эта фраза может быть только символом того, во что верю лично я.
Эта фраза сказала мне больше, чем мог бы рассказать историк, знакомый с темой событий.
Эту фразу Слободан Милошевич произнес 18 марта 2002 года на международном трибунале по бывшей Югославии, который я лично могу сравнить только с цирковым представлением не очень смешных клоунов.

Вот эта фраза:
"Если бы я командовал армией, Югославия была бы сохранена. Армия Союзной Республики Югославии, которой удалось защититься от НАТО, были несравнимо меньшей и несравнимо более слабой. Но ее сила была несопоставимо большей. Ей я командовал. Мы защитились."

Из книги "Распятая Югославия", авторства Н.И. Рыжкова и В.Н. Тетекина.

p.s. я умышленно называю Республику Югославия - Соединенной, а не Союзной. И я не буду объяснять - почему.

foot

Цитата будних дней

Дело в том, дорогой Мэтью, что одни копают, другие нет. Некоторые предпочитают, чтобы за них копал кто-то другой.

Кристофер Джон, "Рваный край"

foot

Мемуариум

Есть такая классная штука, называется "Мемуариум". Название я немного переврал, потому как в оригинале оно убого.
В общем, суть этой затеи в том, чтобы каждый день выделять одно событие, которое больше всего впечатлило. Чем угодно и как угодно.
Раз в неделю надо выделять одно самое яркое событие из недели.
Раз в месяц - одно из четырех недель.
Раз в год - одно из двенадцати.

Так вот, по легенде, тот кто выполнит этот годовой квест будет знать чего он на самом деле хочет и к чему стремится.

Почему по легенде? Оглянитесь вокруг. Мало кто понимает вообще что-нибудь, не говоря уже о своих собственных устремлениях в жизни.

foot

О расписании

Расписание - весьма широкое понятие.
Привычное слово с кучей оттенков. От нейтрально-серого, до кроваво-красного.
Кого-то расписание упорядочивает,кому-то оно в тягость, а кто-то просто об этом не думает и становится жертвой этого  термина.
Но все равно большая часть людей живет по расписанию.
Для меня расписание это, в первую очередь, некий путь. Затем некие правила, следом - шаблон, а дальше просто умеренный перестук колес поезда, который отмеряет минуты, года, столетия жизни.
Расписание.
Удивительно простое слово с кучей подтекста, интерпретаций, особенностей применения.
Расписание может радовать или угнетать. Но вот в чем штука: без этого слова нет продолжительного действия. Отсутствие расписания приводит к хаосу, но чрезмерное поклонение расписанию ведет к глубокому отупению.
И та, и другая крайность губительна для сознания. А что губительно для сознания, убивает разум и, следовательно, само желание жить.
Только балансируя между двумя крайностями можно поддерживать живой разум, потомк что время от времени почти каждый разум скатывается то в одну, то в другую крайность. Это делает мышление человека подвижным, не дает зациклиться на чем-то одном - уютном, обволакивающем и теплым, словно ватное одеяло в холодную зимнюю ночь.
Тем не менее, частые перепады могут разрушить сознание. Я думаю, что именно это, а не старение или какие-то внешние факторы - убивает.
Человек мог бы жить вечно, если бы мог соблюдать баланс между слепым следованием расписанию и полным отказом от какого-либо порядка.

foot

из Петькиного письмовника

Встретя в вас, милостивая государыня, все добродетели той, которую я так долго оплакивал, почитаю своим долгом сделаться вашим супругом и дать нежную мать моим малюткам.

в.каверин
"два капитана"

bobo

И снова цитаты

Атлант расправил плечи:

– Дагни, не удивляйся тому, что я делаю, – проговорил он, – и тому, что я сделаю когда-нибудь.
Предоставив ей столь скудное объяснение, он повел себя дальше так, словно больше объяснять было нечего.
Она ощущала разве что легкое беспокойство; испытывать страх за его судьбу или в его присутствии было немыслимо. А когда Франсиско рассмеялся, она подумала, что они вернулись в свой лес на берегу Гудзона: он не изменился и не изменится никогда.
Ужин подали в номер. И ей было забавно смотреть на Франсиско за столом, сервированным с намекающей на непомерную цену ледяной официальностью, в номере отеля, похожем на зал европейского дворца.
«Уэйн-Фолкленд» считался самым знаменитым отелем всех континентов. Его праздная роскошь, бархатные шторы, лепные панели и свечи явным образом контрастировали с предназначением этого заведения: никто не мог воспользоваться его гостеприимством, кроме деловых людей, приезжавших в Нью-Йорк улаживать дела всего мира. Дагни отметила, что манеры обслуживавшей их прислуги свидетельствовали об особом почтении именно к этому постояльцу отеля, и что Франсиско это совершенно безразлично. Он успел уже привыкнуть к тому, что является сеньором д’Анкония, владельцем «Д’Анкония Коппер».
Однако она сочла странным, что он не стал рассказывать о своих делах. Дагни ожидала услышать, что лишь работа интересует его, и что он первым делом поделится с ней своими успехами. Франсиско не стал этого делать. Напротив, он начал расспрашивать ее о перспективах и об ее отношении к «Таггерт Трансконтинентал». Дагни рассказывала о своих делах так, как всегда говорила о них, зная, что лишь он один способен понять ее страстную преданность делу. Франсиско внимательно слушал ее, не делая никаких замечаний.
Официант включил радио, передавали тихую вечернюю музыку, не пробуждавшую никаких чувств. И вдруг комнату захлестнула волна звуков, сотрясшая стены, словно подземный толчок. Потрясение было вызвано не громкостью, а могучей мелодией. Зазвучала свежая запись нового, Четвертого, концерта Халлея.
Оба они в молчании внимали этому восстанию, музыкальному бунту – победному гимну великих мучеников, отказавшихся подчиниться боли. Франсиско слушал, разглядывая городской пейзаж за окнами.
Наконец он проговорил без какого-то перехода или предупреждения странным, совершенно невыразительным тоном:
– Дагни, а что бы ты сказала, если бы я попросил тебя оставить «Таггерт Трансконтинентал» и плюнуть на ее дальнейшую жалкую судьбу – пусть себе катится в тартарары под руководством твоего братца?
– Ты хочешь знать, что бы я подумала, если бы ты предложил мне совершить самоубийство? – сердито ответила она.
Франсиско молчал.
– Почему тебя вообще это интересует? – резко спросила она. – Твой вопрос не был шуткой. Прежде ты никогда не шутил такими вещами.
На лице его не было и намека на веселье. Ответ Франсиско прозвучал негромко и серьезно:
– Нет, конечно, нет. Мне не следовало спрашивать тебя об этом.
bobo

Вдарю по цитатам

Я не знаю, тупо ли постить чужие мысли, но если эти мысли идут в унисон со своими собственными, то они стоят того, чтобы их постить. Хотя бы на память.

А теперь цитата:

Я не знаю более наглой лжи, чем аксиома, которую с детства вбивают нам в голову: "В здоровом теле — здоровый дух". Кто сказал, что здоровый дух — это идеал, к которому все должны стремиться? "Здоровый" в данном случае означает пустой, посредственный, лишенный воображения, набитый глупыми стереотипами, порожденными общепринятой моралью и официальной религией. Что такое "здоровый дух"? Дух конформиста, ханжи, нотариуса, страхового агента, фанатика, старой девы или бойскаута. Это не здоровье, это явная патология. Уникальный и богатый внутренний мир неимоверно "грязен", в нем есть место дурным мыслям, запретным плодам, изощренным фантазиям, безумным мечтам, любопытству и сомнению в тривиальных истинах.

© Марио Варгас Льоса
bobo

:)

"Мужики запрещали мне называть их на Вы, но я чувствовал, что им приятно, что я их так называю, и еще им было приятно мне запрещать обращаться к ним на Вы. Так что я продолжал это делать."

(c) гришковец, реки