Lenka (e_lenka_) wrote,
Lenka
e_lenka_

  • Music:

Дневник. Меганом. Ураган.


Долго думала, постить ли сюда дневник, который я вела на море. ems_vikingДимка говорит, что это никому не интересно, поэтому не надо. nirvaНирва тоже думает, что не надо, так как почитать я им свои записи тогда так и не дала. А я думаю так. Дневник мой? Мой. Записи есть? Есть. Так почему бы не запостить их сюда?

В общем, будет и интересно, и неинтересно, и примитивно, и художественно, и длинно, и коротко. С этого дня начинаю.


19.08.2005.

Пишу у Димки на пузе. В смысле, в блокноте, который находится у Димки на пузе. Сам Димка лениво лежит на одном из оставшихся в сухих каремате. Нирва в оранжевой ветровке тоже недалеко, требует диктофон – еще в поезде мы начали вести звуковой дневник событий (оборжаться, если честно), и Нирва командным голосом выдает отчеты за прошедший день.

Сегодня был интересный день. Думаю, что даже Нирва, который постоянно страдал от предчувствия конца своей программистской книги (если бы книга закончилась, ему наверняка стало бы скучно, а читать наши книги он не хотел, так как он сообщил нам, что художественная литература в основе своей – муть), теперь замолк.
Событий на сегодня явно хватило. Всем.


Соседи.

Для начала наши соседи с тремя детьми от 3 до 5 лет, которых мы мечтали убить или хотя бы покалечить, решили уехать. Еще утром соседи принесли нам целый ящик еды – в том числе и сухарики. Нашей радости не было предела. Но вовсе не из-за ящика еды. Эти дети так орали целыми днями, падали, плакали, радовались и вопили, что у нас всех начали зреть планы избавления от них. Как говорил Димка, дети не кричали только тогда, когда спали. А спали они крайне мало. А возможно, что и по очереди.

Методы избавления от детей приходили в головы разные. Например, Димка предложил прийти к соседям ночью, напасть на детей и убить. Позже, правда, он нашел более гуманный способ: убить только одного ребенка, подбросить соседям труп, и тогда они сами уедут в тот же день – вместе с детьми, разумеется.

Как показали дальнейшие события, похоже, раньше у них было четверо детей, и до нас кто-то уже от одного ребенка избавился – недалеко от того места, которое было у нас обозначено как кухня, был явно обозначен некий курган из камней. А под конец нашего пребывания там он начал приванивать тем самым запахом чего-то пропавшего.

В общем, когда мы увидели, что вся эта огромная семейка пакует вещи, мы решили, что те услышали о наших кровавых планах и испугались. Правда, после того, как нам принесли еду, Нирва сказал, что это искупление. Это и впрямь было замечательно. Кроме всего прочего, нам остался в наследство мешок угля, зажигалка – особо ценная вещь для Нирвы – и главное – тишина и их место. Да-да, мы решили перебраться на место этой семейки.

Рядом с нашими предшественниками, соседями с детьми, спрятавшись в камнях, стояла еще одна палатка. Нам ее и видно не было, но зато иногда ветер доносил людские голоса. Так что когда Нирва, напевая какую-то песенку вот уже в десятый раз, отправился относить на новое место наши вещи, нам подумалось: вот не повезло людям – только избавились от соседства с детьми, грандиозного источника шума, как к ним перебирается другой – мы.

Из-за гор по небу надвигались тучи, поэтому было решено сначала перенести и поставить палатку, а потом уже переносить все остальное. Если пойдет дождь, нам будет, где спрятаться самим и спрятать вещи.
Но вышло все немного не так.


Переезд.

Перенести вещи Нирва нам помог. И с чувством выполненного долга тут же отправился на пляж. Мы же с Димкой неспеша ставили палатку. Когда нижняя часть была натянута и расставлен каркас, с неба довольно неожиданно начали падать большие капли.

Дождь. Надо натягивать верхний защитный тент быстрее. Но как только мы накинули верхний тент (еще не закрепив его), поднялся ветер нереальной силы. Он вырывал у нас из рук ткань палатки, сдвигал палатку с места и с силой тянул в сторону. Удержать ее от полета можно было, только привязав к большим камням. Но это действие на двоих: один держит палатку, чтоб не улетела, другой привязывает ее. И, удерживая палатку, я с тоской наблюдала, как быстро намокают все наши вещи, разложенные тут и там.

Дождь полил стеной. Мокрыми мы стали в один миг. Но все еще занимались установкой палатки. Тем временем дождь заливал все, в том числе и наши рюкзаки, еду, спальники и карематы, которые мы не успели накрыть или спрятать от воды. К дождю добавилась гроза. Выбора у нас особо не было – надо было доделать хотя бы одно дело. Нам негде будет спать, если дождь не прекратится до ночи. А судя по тучам, неожиданно обложившим небо, так и должно было быть.


Камнепад.

Мы уже заканчивали установку, когда я увидела, что с неба падают камни. “Кажется, я чего-то не поняла”, - подумала я и пригляделась внимательнее. Глаза не обманывали – с неба падали белые камни, голыши величиной с шарик для пинг-понга, а то и больше.
Первая мысль – камни откололись от гор, а теперь скатываются на большой скорости вниз и по инерции отскакивают от нижних склонов, падая на пляж, будто из воздуха, сверху. Обвал?! Но камни летели отовсюду, даже там, где их не могло быть, если они падали с гор. Камнепад?! Еще лучше! Мало нам такого дождя и молний. Мне стало совсем не по себе.

Димка уже мог справиться с палаткой и сам, и я бросилась прятать от дождя спальники и рюкзаки. Хотя что там было уже прятать? Все было мокрое насквозь. Но все же я начала подтягивать весь наш скарб под большой камень, будто создающий небольшой навес. Возле меня упал камень.
- Это лед, Димка! Это град такой крупный! - закричала я, рассмотрев его повнимательнее. Ледышка была круглой, а внутри ее, будто нарезанные, параллельно друг другу намерзли белые круги.

Но нам было уже все равно, камни это или град. Мы были мокрыми, продрогшими, остались без сухих вещей, а ветер заливал дождь даже под камень, под который мы уже успели забраться. Мы с Димкой защитились от дождя, прикрывшись с одной стороны карематом и став под тот самый камень с навесом, но все ручьи с него лились нам за шиворот. Выходить из-под камня было страшно – градины все еще падали, с силой разбиваясь о камни. Да и молнии трещали все ближе. Я в тот момент думала только о двух вещах: только бы никому из нас на голову не упала градина и только бы в нас не шарахнуло одной из молний, которые сверкали совсем рядом.

Время уже потеряло для нас какую-то определенность, мы измеряли его течение только событиями:
- О, перед этим был теплый дождь, а теперь пошел холодный, - сообщал Димка, стоящий ближе к краю. - Ветер утихает. Снова град усилился. Сильный ветер...


Логика.

После холодного дождя и очередного потока градин, когда мы замерзли до дрожи, к палатке, накрыв голову полотенцем, немного сгорбившись, подошел Нирва. Он попытался поговорить с палаткой, но она не отвечала. Наши крики, хотя мы и были в 5 метрах от Нирвы и молчаливой палатки, заглушало ветром, грохотом молний и шумом моря.
Высказав что-то палатке и не дождавшись от нее ответа, Нирва все же оглянулся. Подойдя к нам неуверенным шагом, он задал самый, наверное, трезвый за все время пребывания на отдыхе вопрос:
- А почему вы не в палатке?

Мы даже не нашли, что ответить. Все это время мы мокли, мерзли и спасались от града и молний, почему-то совершенно забыв о палатке, которую так усердно ставили именно для того, чтобы в ней прятаться!

И тут снова припустил дождь с градом и молниями, чуть было притихший.
- Давайте так, - тут же нашлась я. – Я беру один рюкзак и бегу открывать палатку. Потом каждый из вас делает то же самое и еще забирает каремат.
- Беги.

Взяв рюкзак, я кинулась к палатке. Это происходило не больше минуты, но время тянулось нескончаемо: мне нужно было добежать до палатки, открыть змейку на ней, затащить под верхний тент рюкзак, открыть змейку на внутренней части палатки, забраться и, придерживая полы палатки так, чтобы в нее не заливался дождь, дождаться следующего “пришельца”. От дрожи пальцы перестали меня слушаться, а льющаяся нескончаемыми потоками вода мешала открыть змейку.

Забравшись с горем пополам в палатку, я еще раз неприятно ухмыльнулась: пол в палатке был мокрым, а мы ведь так рассчитывали на сухость. После того, как в палатку забрались все трое, в палатке образовалась большая лужа, набравшаяся с наших вещей.


Рефакторинг.

- А где моя книжка? - в панике спросил Нирва. - Ее нет в предбаннике?
Но книжки не было ни в предбаннике, ни в палатке, ни в с трудом обозримом пространстве.
- Это ужасно, - стонал Нирва, лежа на мокром каремате. - Я пропаду без книжки!

Книжка называлась “Рефакторинг” Мартина Фаулера, и Нирва постоянно вычитывал нам из нее смешные, по его мнению, фразы и без конца их цитировал и обсуждал его юмор. Нирва был в совершеннейшем восторге от Фаулера с его шутками, а рефакторинг он готов был применять везде и всюду, постоянно приводя нам примеры удачного и неудачного рефакторинга. И теперь, когда книжка исчезла, а может, и улетела или уплыла куда-нибудь в Турцию под влиянием стихии, Нирва просто пришел в ужас. Наверное, из всей этой ситуации, его больше всего напугала потеря книжки.

Нирва насупился и расстроился. С его одежды все стекала вода, увеличивая лужу в палатке.

- Смотри, Нирва от расстройства все писается и писается, - шутил над ним Димка. Он уже успел снять рубашку и теперь сидел в одних шортах.

С Нирвой они постоянно подкалывали друг друга. Я думаю, если бы женщины так общались, они уже стали бы врагами друг для друга. Для этих же товарищей все было в порядке вещей – и подколы, и обзывательства, и нелепые споры из вредности...

Под верхний тент залетела градина.
- Смотрите, какими кружочками она сделана, - я кинула градину Димке, а он передал ее Нирве.
Нирва оживился:
- Теперь только кока-колы не хватает.

В Симферополе его удивило, что кока-колу в Макдональдсе ему подали без льда. Теперь лед у Нирвы был. Целое побережье. Правда, без кока-колы.


Демо-версия.

Немного согревшись, мы развеселились. Нирва даже перестал напоминать нам о тяжелой утрате – книге. А когда дождь все-таки закончился, мы с недоверием потянулись на улицу. Жарко не было, дул ветер. Но все же ветер был теплым. При отсутствии солнца это было кстати – ведь нам надо было сушить пожитки.
Пока я раскладывала спальники, полотенца и карематы, выливала из пакетов с едой воду и сортировала то, что уцелело, Нирва отправился на поиски своей книжки – по своим же следам. Нашел он ее очень быстро – радости не было предела. Правда, вид ее оставлял желать лучшего, но читабельности она не потеряла.

Затем мы погоревали, что вчера выпили все вино, поругались друг с другом, разложили все сохнуть на ветру, выжали свои вещи и вылили воду из обуви. Кстати, мы обнаружили, что у нас отличные рюкзаки – вещи в них даже не намокли, хотя с внешней стороны рюкзаки казались мокрыми насквозь.
И еще мы переоделись в сухие вещи – ах, какое блаженство!

- А теперь такой голос с небес: “Это была демо-версия природных катаклизмов”, – мрачно пошутил Нирва.

И через пять минут, как по заказу, на нас снова начали капать крупные капли дождя.

- Что ты, Нирва, говорил про демо- или триал-версию? - смеялись мы уже скорее истерично, а не от радости. Мы ведь только переоделись в сухое и разложили сушиться еду и спальники!

Но в этот раз нам повезло больше. Этот дождь был недолгим, и к ночи у нас высох уже один спальник, все три каремата и палатка.

Tags: Меганом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments